RSS

Перо в эпоху интернета

  • Written by:

Одно из величайших ноу-хау истории – г-н Интернет- совершил переворот в мире информатики, значение которого еще не до конца осознано. Его влияние сполна ощутила  журналистика, и в первую очередь – бумажная.

online-student2

Именно газеты и журналы обрели в лице «всемирных сетей» Конкурента с большой буквы, обладающего в сущности одним, но чрезвычайно веским преимуществом – в оперативности. Значение ее в современном рационально-деловом мире трудно переоценить. Онлайн есть онлайн! Перья бумажного и сетевого журналиста могут обладать одинаковой скоростью, но преимущество выхода информации у второго как минимум на сутки. Ведь он бросит текст в информационный эфир сразу же, как только поставит последнюю точку. А газета выйдет в лучшем случае только завтра утром, да ее еще до киосков и почтовых ящиков доставить надо. К тому же за опоздание придется еще и платить, в то время как суперскоростной вариант предоставляется чаще всего бесплатно.

Этот фактор в меньшей степени коснулся телевизионщиков и радиорепортеров: обе эти категории в принципе тоже ведь могут работать в режиме прямой трансляции. Но он нокаутировал прессу. Отчаянность ситуации усугубляется еще и тем, что и по части размещения рекламы – основного традиционного кормильца СМИ, интернет дает много очков вперед. Ведь аудитория газеты ограничена тиражом и, как правило, географией страны обитания, в то время как у интернет-издания ни тех, ни других рубежей нет. По крайней мере, теоретически.

Преимущества эти закрепляются еще и тем, что сетевые СМИ все чаще и все больше обогащаются за счет расширения своей функциональности. Они подавляют «бумажки» тем, что обвешивают новости целыми альбомами фотографий, видеороликами и телерепортажами, звуковыми рядами, музыкой. Тем самым отдавливают пятки теле- и радиожурналистике. Кроме того, цепляют публику твиттерами, форумами и прочими крючками обратной связи.

Наступление это происходило подспудно и постепенно. Его эффекты поначалу притушевывались за счет, по меньшей мере, двух обстоятельств. С одной стороны, из-за слабой еще компьютеризации населения и инерции читательских привычек. С другой — за счет гибкости прессы, пытающейся уравновесить возможности путем создания в довесок бумажному изданию его сетевых версий. Но эти маневры с использованием «вражеских» технологий неубедительны, и дают лишь временный эффект. Ведь, запуская дубляж газеты в интернет, особенно, если он бесплатный, тем самым создаешь конкуренцию платной «бумажке». Платные варианты, как правило, бесперспективны, потому что их почти никто не читает. Ну, а хитрости в виде ограниченной закрытости (допустим, новости бесплатные, а статьи — нет), тоже не всегда проходят.

Ясно, что по мере распространения компьютерной грамотности и сокращения консервативных  читательских сословий бумажные тиражи тают. А стало быть, их финансовая роль в жизнеобеспечении издания неуклонно ослабевает. Наконец наступает момент, когда перед издателем ребром встает выбор: либо закрываться. Либо ставку делать на виртуальную версию, полностью перестраивая и бизнес, и саму журналистику. В конце концов «бумажка» либо полностью перемещается в сеть, либо превращается в фантик.

О вкусах не спорят

Аристократы журналистики накачивают оптимизмом (себя в первую очередь), презрительно клея конкуренту клейма «желтизны» и «непрофессионализме». При этом под «желтизной» чаще всего подразумевается не тематика, а язык интернет-СМИ. Появился уже целый раздел правил, десятки пособий, в которых описываются специфические требования и советы, как надо писать в интернет, чтобы тебя читали. Многие из них (лаконичность и краткость, сухость языка и т.п. ) вполне в духе стилистики, в которую, подчиняясь моде нынешних вкусов, эволюционировали за пару последних десятилетий и бумажные СМИ. Однако, есть и добавочные ЦУ. Например, аргументированные тем, что в интернете читателями могут стать и иностранца. А потому язык должен быть четок, предложения – простые, удобные для сетевых «переводчиков», следует избегать шуток, жаргонов. И вообще всякой «красивости», которая может быть на не понятой.

Что касается качества текстов в смысле ответственности за их содержание, то от места их упаковки это не зависит. От «желтизны» такого рода бумажные СМИ тоже никогда не были застрахованы. И если издатель хочет иметь доход в виде рекламы или платной подписки, для чего нужна солидность, авторитет, то какая разница, где размещено твое детище? Высокопарная критика сетевых СМИ со стороны «акул» традиционных жанров напоминает апломб театралов, в свое время поносивших кино, а затем киношников, уничижавших телевидение. На поверку же все эти возвышенные тревоги оказались сильными преувеличениями и надуванием щек. И каждый новый изыск технологий не убивал искусство, а лишь предоставлял ему новую конкурентную среду. Среди телесериалов немало, конечно, халтуры, но встречаются и шедевры. Да и по общей массе яркого и серого вряд ли традиционное кино и телекино сильно отличаются.

Так и в журналистике. Как говорится: не место красит, а человек место…В плане качества все выровняется и отрегулируется. А вот физических сдвигов не миновать. Да, как жанры, театр, кино, телевидение, книги, пластинки – все сохранилось и, видимо, еще долго смогут сосуществовать. Но их экономические позиции подрываются, меняются местами, переливаются. Разве сравнить количество театралов до и после появления кино. Число кинотеатров на душу до и после появления телевидения. С появлением магнитофонов производство пластинок почти прекратилось, А уж появление электронных книг грозит нанести по книжной торговле и вовсе сокрушительный удар.

Все эти сдвиги позволяют не гадать, а довольно реалистично предсказать будущее бумажной журналистике. Ее господство интернетом безнадежно подорвано. Это – факт! Но как «родовое представительство» в определенных, весьма символических размерах она сохранится. Просто потому, что есть люди, которым либо в силу привычки, либо из каких-то эстетических позывов приятней держать в руках газетный разворот, сидя за столиком кафе, а не уткнувшись в экран компьютера. Точно так же, как есть упрямцы, для которых книжный переплет – необходимый атрибут домашнего интерьера. И он продолжает платить немалые деньги за красивые издания, чтобы держать их в руках почти как реликвию, которую не заменит ему никогда Kindle.

Как долго просуществуют они в таком качестве, исчезнут ли совсем? Вполне вероятно. Хотя  возможны и рецидивы некоего возрождения. Как это, например, произошло с пластинками, производство которых упало было почти до нуля, а в последние годы на них, в США, например, вдруг появился спрос. И целый ряд фирм занялись выпуском.

Но это уже рецидив иного рода – искусственно созданного спроса, моды (появилась реклама о чрезвычайной чистоте звука). Можно предположить, что чтение газет станет атрибутом респекта, показного консерватизма. Украшением чайного столика, подобно тому, как книги известных авторов в дорогих, тисненых переплетах, хранящиеся в шкафах не для чтения, а для почтения. То есть актом не столько познавательным, сколько демонстративным. И их роль больше станет напоминать антикварную, нежели информационную.

 

Грустно, но неизбежно.

 

Владимир Скрипов

социолог и журналист

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v