RSS

Прощай, Турция!

  • Written by:

Почему у противников режима Эрдогана в Турции мало шансов на победу

В прошедшее воскресенье в Турции состоялся судьбоносный референдум по внесению изменению Конституции страны, в котором с перевесом в чуть более 2% победили сторонники внесения изменений в Конституцию Турции, состоящие из 18 пунктов. В результате действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган наделяется исключительными полномочиями, а Турция превращается из парламентской в «суперпрезидентскую» республику.

Увы Турция, пошла этой дорогой в тот самый момент, когда популист Эрдоган, сделавший ставку на самые необразованные слои населения, начал свое восхождение к вершинам власти, а у турецкой политической элиты и гражданского общества не оказалось достаточно антител, чтобы справится с вирусом исламизма.

Этих поправок долго добивались Партия справедливости и развития и её основатель Реджеп Эрдоган, которому не так давно исполнилось 63 года. Он пришел к власти став премьером в 2002 году, всего через год после того, как Партия справедливости и развития появилась на политическом горизонте. Однако старая Конституция запрещала ему занимать пост премьера больше трех сроков подряд, поэтому в 2014 Эрдоган, получив 52% голосов избирателей, стал президентом Турции. Однако его президентские полномочия подходили к концу, а амбиции лишь усиливались, как и намерения превратить светскую и космополитичную Турцию в исламскую страну, живущую по законам шариата. Но этому мешала кемалистская Конституция Турции, которая жестко фиксирует светский и парламентский характер государства. Именно поэтому Эрдоган так хотел от нее избавиться. И у него получилось.

По итогам воскресного референдума Эрдоган может остаться у власти до 2029 года. Кроме того, он получает право сконцентрировать в своих руках всю исполнительную власть, имея возможность издавать указы, вводить чрезвычайное положение, назначать министров и чиновников, а также право распускать парламент. Кроме того, поправки устраняют должность премьер-министра, а изменения в верховном суде и прокуратуре дополнительно усиливают президентскую ветвь власти. В результате возможности парламента по надзору за исполнительными органами власти серьезно уменьшились, теперь они будут ограничиваться несколькими рутинными функциями, включая составление депутатских запросов, проведение парламентских расследований и организацию собраний.

Женщину в хиджабе или, тем более, в никабе, было почти невозможно встретить на улицах Стамбула еще несколько лет назад. Сегодня их становится все больше. Фото http://wildmale.livejournal.com

Разумеется, не исключено, что подсчет голосов на референдуме не обошелся без подтасовок: по крайней мере, оппозиция намерена его оспорить (понятно, что это уже ничего не изменит). Возможно, подтасовок и не было. Мы сегодня можем лишь строить догадки насчет того, был ли военный переворот прошлым летом настоящим, или перед нами хорошо срежиссированная инсценировка. В любом случае, Турцией руководит человек, который однажды заявил, что для него демократия «как автобус, из которого можно выйти после того, как он довез вас до точки назначения». В воскресенье Эрдоган вылез из этого автобуса и выволок страну вместе с собой.

Это гей-парад в Стамбуле в 2014. Такого в Турции больше не будет…

Это значит – прощай, Турция, по крайней мере, прощай, светская Турция Кемаля Ататюрка. 16 апреля 2017 года Эрдоган благодаря голосам малограмотных анатолийских крестьян официально похоронил наследие своего великого предшественника. Успех на референдуме фактически дает Эрдогану пожизненные полномочия султана, а также означает конец столетнего секулярного и демократического эксперимента. Ведь страна, без малого 100 лет назад основанная Ататюрком, была построена на прогрессивных идеях — прежде всего, на строгом соблюдении правила отделения религии от государства.

Многие авторы, комментируя референдум прямо-таки сочатся оптимизмом — мол то, что Эрдоган победил с ничтожным перевесом в 2%, знак того, что общество в Турции расколото и у мракобесов нет шансов, ему придется постоянно оглядываться на просвещенную часть турецкого общества. И вот тут-то они, скорее все ошибаются. Гениальный мыслитель нашего времени — ливанец Нассим Талеб, автор теории Черного лебедя — уверен в том, что всегда побеждает наименее толерантный.Поэтому в условиях расколотого общества всегда победит наиболее радикальная его часть. Талеб называет этот феномен «диктатурой меньшинства».

Когда Гитлер и его нацисты пришли к власти общество в Германии было расколотым не в меньшей степени, чем турецкое. В Тегеране после исламской революции на улицы выходили сотни тысяч людей, протестующих против  мракобесного режима аятолл. Про то, как было расколото российское общество после большевистской революции 1917 года напоминать наверное не надо. У всех этих примеров есть одна общая черта — везде агрессивное, хорошо организованное и радикальное меньшинство навязывало свою точку зрения большинству.

Демонстрация иранских женщин против введения шариата 8 марта 1979 года. Тегеран

Я бы очень хотел ошибаться, но боюсь, что  космополитичной и светской Турции больше нет: этот факт означает, что процесс поляризации в мире и на Ближнем Востоке только усилится.  Едва ли наш мир станет от этого безопаснее.

Кто победил на референдуме: карикатура понятная и без перевода

Федор Клименко

Комментарии

Комментарии