RSS

СБУ против ФСБ.

ИА «Русский монитор» представляет читателям перевод на русский язык публикации «СБУ против ФСБ» украинского журналиста Ивана Капсамуна, взявшего интервью у председателя Службы безопасности Украины Валентина Наливайченко. Текст интервью был опубликован украинским изданием «День».

 

Валентин Наливайченко: «Все преступления Кремля и их террористов на территории Украины мы документируем для трибунала в Гааге»

 

Валентин Наливайченко в должности больше года. За это время в Украине произошло много трагических и решающих событий. СБУ пришлось реагировать на многочисленные вызовы украинской государственности и безопасности граждан — противостоять российской агрессии. Конечно, к руководителю спецслужбы накопилось много вопросов. Внимание особенно обострилась после убийства офицера СБУ в Волновахе, и вообще — после последнего скандала вокруг власти и бывшего руководителя Днепропетровской облгосадминистрации. Ответы на содержательные и актуальные вопросы дает в интервью «Дню» руководитель Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко.

Валентин Наливайченко

«Каждый приезд российского «десанта» во время Майдана совпадал с наиболее агрессивными действиями тогдашней власти».

 

— Пан Валентин, Президент недавно заявил, что во времена  Януковича СБУ на 80% состояла из агентов ФСБ. Это ваша информация? Агентов просто уволили и набрали новых людей?

— О ситуации 2012-2014 гг. в СБУ и, думаю, в большинстве других правоохранительных органов, необходимо четко понимать, что руководство в этих структурах на 100% состояло из людей, которые теперь проходят по статьям «государственная измена». Третий по должности генерал в иерархии СБУ во времена Януковича в нынешнее время арестован и сидит в СИЗО рядом с Пукачем. Это один из бывших руководителей контрразведки. Судя по его показаниям и расследованию, которое еще продолжаются по линии внутренней безопасности, по линии расследования государственного предательства и преступлений против Майдана, активистов, депутатов из тогдашней оппозиции, мы четко можем сказать, что на 90% потенциал СБУ было направлен на борьбу с оппозицией, активистами и на подавление общественных протестов. Незаконное прослушивание, слежка, бандитские акции против митингующих по всей стране — все это было в преступном арсенале, в частности, СБУ того времени.

Государственное предательство заключалось и в том, что трижды в Киев приезжали высокопоставленные представители ФСБ — офицеры и генералы, которым лично занималось прежнее руководство СБУ. Это руководство в лице Якименко, Бока, Ганжи не просто сотрудничало с россиянами, а обеспечило им проживание на специальных объектах СБУ, предоставив  спецсвязь и доступ к специальным полигонам и даже к центральным помещениям Службы. Были такие случаи, когда на день-два целые блоки центрального помещения СБУ закрывали для украинских сотрудников, потому что туда заходили сотрудники ФСБ. Координировал россиян советник президента России Сурков (до этого, как мы понимаем, у него была другая фамилия).

Каждый приезд вражеского «десанта» во время Майдана совпадал с наиболее агрессивными и незаконными действиями тогдашней власти против протестующих и оппозиции. Я официально подписал документ и передал его в Генпрокуратуру для приобщения к объединенному  уголовному производству касательно банды бывших чиновников во главе с экс-президентом Януковичем, которая узурпировала власть и совершала преступления против человечности. СБУ они фактически превратили в организацию, которая угрожала собственным гражданам. В этом и была наибольшая опасность.

Наливайченко Валентин

 «В программе подготовки кадров приоритет отдан контрразведке, борьбе с терроризмом и борьбе с коррупцией»

 

— Кем вы заменили этих людей? Откуда брали новые кадры?

— Когда я с активистами Майдана зашел в здание СБУ, то оно была пустым — ни одного сотрудника не осталось. Все убежали. Кто в Крым, кто в Донецк или Луганск, а кто в Российскую Федерацию. Все они понимали, что совершали преступления — поэтому, как любая банда трусов и дезертиров, сразу разбежались. Ни один из них сегодня не работает с нами. Конечно, часть мы задержали и допросили. Моя принципиальная позиция такова: каждый должен ответить за содеянное — от низшего звена СБУ в областях и до бывшего председателя Службы Якименко. Наша внутренняя люстрация началась даже раньше, чем был принят Закон «Об очистке власти» — с 24 февраля 2014 г.

Сегодня прошел год после Майдана. И следующим за очищением спецслужбы от предателей этапом станет реальное реформирование СБУ для того, чтобы больше никто и никогда не использовал Службу против собственных граждан. Мы понимаем, какие подразделения были преступно применены и каким образом. Механизм, позволяющий злоупотребления, будет разрушен, а вместо него в Законе «О Службе безопасности Украины» должны появиться четкие ограничения и должны быть четко прописаны функции для нашей структуры. Когда в стране война, когда агрессор на нашей территории, мы как никогда видим, что именно, нам нужно изменить. Необходима концентрация на контрразведке, в борьбе с терроризмом… То есть, спецслужба должна быть направлена ​​на борьбу с реальными угрозами безопасности.

— Какой примерно процент кадрового состава СБУ был сменен?

— Руководящий состав — на 100%. То есть руководители, заместители департаментов отдельных подразделений, областных управлений, районных отделений. Ротация людей на руководящих должностях состоялась дважды, а в отдельных случаях даже трижды. Что касается среднего звена, то процесс люстрации практически уже завершается. Нет дня, чтобы я не подписывал приказа об увольнении людей, которые не прошли люстрацию по закону. Могу также подтвердить, что Президент внес на рассмотрение Верховной рады наши предложения о сокращении личного состава на 15%, по сравнению с февралем 2014 года. Вместе с вопросом оптимизации личного состава стоит вопрос набора молодых людей. Открыт конкурс — для всех. У нас сейчас на должности начальников управлений центрального аппарата заступают люди, которым до 30-ти или немного больше 30 лет.

—  Изменили ли вы программу подготовки кадров в Национальной академии СБУ?

Изменения начались с самого главного — патриотического климата. Сами курсанты одни из первых в стране инициировали и фактически установили памятник Небесной Сотне на территории Академии. Дух понимания того, что ты идешь в Академию, а затем органы СБУ, чтобы защищать человека, а не какие-то общие вопросы государства или партии, сегодня на первом месте. В профессиональном плане приоритет отдается контрразведке, борьбе с терроризмом и коррупцией. Фактически этих специалистов мы и набираем. Более того, с этого года курсанты-выпускники по желанию проходят боевую практику в зоне АТО, в том числе в наших контрразведывательных подразделениях, занимающихся соответствующими операциями в Луганской и Донецкой областях.

Наливайченко

 «Важно взять за основу традиции и подход к работе Служб Безопасности ОУН-УПА  1930-50-х  гг.»

 

— С созданием Национального антикоррупционного бюро какие функции СБУ отойдут НАБ? Какие изменения может принести Закон о СБУ? Что вы ожидаете, не потянет ли это за собой кадровые сокращения? И правильно ли будет сокращать СБУ в момент гибридной войны против Украины?

— На сегодняшний день реформирование касается всего правоохранительного сектора и сектора безопасности нашего государства. Органы безопасности должны быть более подконтрольными общественности, парламенту и неправительственным организациям.

Для СБУ не надо придумывать ничего лишнего — важно опереться на традиции и подходы в работе Службы безопасности ОУН-УПА в 1930-1950-х гг. Она работала против агрессора в условиях временной оккупации территории, имела патриотическое воспитание, боевую контрразведку и опиралась на мирное украинское население, пользуясь его беспрецедентной поддержкой.

Когда я был еще в оппозиции, мы хорошо изучили эти традиции, в том числе традиции Лебедя и Арсенича-Березовского, которые создавали и руководили Службой безопасности ОУН. При реформировании СБУ мы предлагаем двигаться путем отказа не только от кегебистских названий, но и от структур, не присущих  органам безопасности. Например, вместо управлений и департаментов надо решительно перейти на референтуры и округа. Референтуры, в отличие от департаментов, имеют более широкие функции — это и информационная война против врага, и связи с общественностью. По сути, референтура означает, что это подразделение выполняет функции спецслужбы, но имеет больший контакт с общественностью и возможность задействовать внештатных сотрудников не только на основе вербовки, а и на основе общественной поддержки, патриотических мероприятий и общественного неприятия всех проявлений сепаратизма. Обычные люди видят намного лучше любой спецслужбы, кто и как относится к сепаратизму. Поэтому референтуры вместе с общественностью должны получить право действовать более решительно, противостоять любым проявлениям сепаратизма или попустительству агрессору в бизнесе или какой-то другой сфере общественной жизни.

Касательно профессионального реформирования и создания Национального антикоррупционного бюро, то у нас есть Главное управление по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. На уровне законодательства раз и навсегда должно быть определено, что в связи с созданием Национального антикоррупционного бюро от всех ведомств и подразделений ему передаются функции борьбы с коррупцией. Это касается и СБУ. В то же время от нас в Генеральную прокуратору Украины раз и навсегда должна перейти функция следствия. Ведь этим должен заниматься единый следственный орган, который расследует все преступления, в том числе против государственности. Концентрация соответствующих функций в одном органе обеспечивает законность. Если мы говорим о национальных традициях и традициях ЕС и НАТО, то там именно так работают спецслужбы. Следственные подразделения всегда отделены.

К тому же, СБУ и МВД нужно отказаться от всех функций, которые касаются бизнеса, экономики или предпринимательской деятельности. Людям, которые занимаются экономикой, необходимо  дать свободно дышать , а не браться за всевозможные проверки. Дерегуляция экономики вместе с отменой различных лицензий и разрешений должна предусматривать сокращение полномочий и лишение этих функций правоохранительных органов, в том числе и Службы безопасности.

Это три линии реформирования. В результате СБУ обязательно должно сконцентрировать свои усилия на вопросах безопасности, которые состоят из борьбы с терроризмом, контрразведки и противодействия сепаратизму.

— Президент в 23-ю годовщину СБУ вспомнил ваши слова, что когда вы зашли в здание СБУ, то в сейфах гулял ветер, а на дворе догорали бумаги. Восстанавливается ли уничтоженная или вывезенная предыдущим руководством база документов?

— Работа ведется. Находим оперативные дела в областях, а также их остатки в Центральном аппарате. Уже больше года идет расследование в этом направлении. Мы отыскиваем свидетельства преступлений — допрашиваем, документируем, например, о таких государственных изменниках, как Якименко, Зима и другие. Соответствующие материалы мы сразу отправляем в Генеральную прокуратуру. Если работа тогдашней спецслужбы была направлена ​​против того или иного человека, независимо от того, кем он был — общественным активистом, народным депутатом или журналистом, мы обязательно сообщаем ему, что против него работала преступная организация, которая осуществляла незаконную слежку, прослушивание, сбор материалов. Это делается для того, чтобы человек имел возможность ознакомиться с ситуацией и при желании через суд защитить свои права.

председатель СБУ 2015

«Коммунисты как никто иной выполняли функции полицейских и коллаборационистов, помогая Кремлю в Крыму, в Луганской и Донецкой областях»

 

— Сейчас «зависло» много громких и проанонсированных уголовных дел. Например, мало что слышно о «деле Ефремова», никто не знает, куда делся его соратник Тихонов и др.

— Когда я возглавлял Службу безопасности в первую кадененцию, мы уже тогда возбуждали уголовные дела против сепаратизма и против пророссийских организаций, как то «Севастополь — Крым — Россия» или «Донецкая республика». Но в ответ получали яростное сопротивление пророссийски настроенных народных депутатов в нашем парламенте, которые пользовались иммунитетом и защитой тогдашней Генеральной прокуратуры, которая по законодательству была и остается надзорной инстанцией за Службой безопасности. ГПУ в то время была под «регионалами», она закрыла многие из наших дел о сепаратизме. Именно тогда было потеряно время, что сейчас привело к применению агрессором агентуры и финансирование сепаратизма-терроризма. Все эти коммунистические ячейки и гнезда терроризма позже «вылезли нам боком». Когда началась открытая российская агрессия, коммунисты как никто иной выполняли функции полицейских и коллаборационистов, помогая Кремлю в Крыму, в Луганской и Донецкой областях. Именно блокирование борьбы с сепаратизмом на уровне парламента и Генеральной прокуратуры в 2008-09 гг. привело к последствиям, которые мы сейчас имеем, — аннексирован Крым, оккупирована часть Донбасса.

Но их подрывная деятельность не остановлена ​​и сегодня. Эти гнезда существуют не только в Луганске и Донецке, но и в таких городах, как Одесса, Харьков. Под прикрытием, так называемых «антимайданов», Куликовых полей: все это — те же самые ячейки. Мы им перекрыли каналы доставки взрывчатки из зоны АТО, России и Приднестровья. Вместо этого они скупают охотничьи боеприпасы, снаряжение и снова провоцируют. Здесь Служба безопасности совместно с МВД хорошо сотрудничают, работа продолжается ежедневно, ежечасно. Президент регулярно выслушивает силовиков. Ежедневно мы проводим совещания с руководителем МВД Арсеном Аваковым. Наши контртеррористические мероприятия продолжаются. Они стали еще более решительными, активными и наступательными. Операции по зачистке целых районов Одессы и Харькова и дальше будем продолжать. Мы не расслабляемся. Продолжается ликвидация бандформирований, которые  распространяют свою преступную деятельность и на территорию соседних областей.

— Петр Симоненко на днях заявил, что КПУ планирует провести митинг 1 мая в Киеве, и хочет пригласить на празднование своих российских коллег.

— Они могут заявлять все что хотят — пусть собирают свое сборище. Но, те, кто причастен к террористической и сепаратистской деятельности, сразу будут задержаны. Украина сегодня защищает свою территорию. Те, кто способствовал агрессии на востоке нашей страны, будут преследоваться как коллаборационисты Кремля и как лица, совершившие преступления против человечности.

 «Спецслужбы России и их представители развернули штабы в Луганске и Донецке»

 

 — Российское ФСБ сегодня полностью контролирует Крым и часть Донбасса. Каким образом они действуют в этих регионах?

— Все террористические акты, которые происходят на территории Украины (контролируемой и временно неконтролируемой нами), готовятся и осуществляются под руководством российских спецслужб. Сейчас в Луганской и Донецкой областях действуют наиболее опасные террористические группировки, которые получают финансирование и оружие из России. Именно они, используя современные мины, так называемые «прилипалы» и другую взрывчатку, совершают теракты на юге и востоке страны. Мы таких курьеров и гастролеров задерживали и задерживаем на территории других областей Украины. Например, сейчас идет суд над гражданкой Украины, которую офицеры ГРУ РФ направили из Луганска в Киев для совершения теракта. Наши следователи расследуют это дело и требуют пожизненного заключения этого лица.

Относительно других проявлений деятельности спецслужб РФ на территории Донецкой и Луганской областей, то это тренинги и обучение для так называемых министерств безопасности «ДНР» и «ЛНР». Спецслужбы России и их представители развернули штабы в Луганске и Донецке — они координируют, обеспечивают и способствуют обучению террористов на временно оккупированных территориях. Для этого используются соответствующие полигоны. Также спецслужбы РФ содействуют в обеспечении связью террористов, предоставляют им боеприпасы, русский бронетехнику, то есть переправляют на нашу территорию военное снаряжение для совершения преступлений против человечности. Все это мы знаем и документируем для уголовного дела против террористических организаций «ЛНР» и «ДНР». Это необходимо и для мирового сообщества, и для трибунала в Гааге, и для того, чтобы, когда эти территории будут освобождены, каждый, кто причастен к террористическим организациям, был привлечен к уголовной ответственности.

 «Украина с разрешения следствия активно предоставляет доказательства преступлений международным структурам»

 

 — Недавно в интервью «Дню» юрист-международник Владимир Василенко выразил сомнения в комплексности и грамотности сбора, фиксации и документирования преступлений на оккупированных территориях российским агрессором.

— Я пригласил профессора Владимира Василенко поделиться опытом по этим вопросам с нашими молодыми сотрудниками, в частности, руководителями подразделений. Мы благодарны профессору Василенко и другим профессионалам, которые работают и помогают нам в методологии расследования, правильного документировании преступлений, в первую очередь — против человечности, — чтобы грамотно оформить их в Украине и передать затем эти доказательства в международные инстанции. Более того, сейчас Украина с разрешения следствия активно предоставляет эти доказательства международным структурам — таким, как ПАСЕ и другим. Мы частично публикуем то, что уже задокументировано, — кто поставляет оружие, кто эти российские граждане, которых мы задерживаем, фиксируем доказательства агрессии, преступлений против человечности.

— СБУ часто отчитывается о задержании российских преступников и военных. Но почему у нас нет показательных судов? Почему мы не можем захватить и обменять, скажем, Надежду Савченко на какого нибудь ГРУшника?

— Суды у нас происходят. Например, недавно один гражданин Российской Федерации был осужден на 12 лет, есть и другие приговоры. И такие действия в отношении них будут продолжаться. Более того, это касается и тех, кого они используют в качестве своих агентов. Об этом надо больше говорить, и мы будем это делать.

Если же говорить о такой фигуре, как Надежда Савченко, то ее нужно просто выпустить, ведь ее похитили с территории Украины. Служба безопасности такой незаконной деятельностью не занимается — мы не похищаем граждан соседних государств, поскольку это преступление. Весь так называемый судебный процесс  с Надеждой построен на преступлении — ей пытаются приписать то, чего она не делала.

В отличии от этого мы всегда задерживаем и преследуем законным способом, в том числе граждан РФ. Более того, мы всегда сообщаем родственникам, посольству и консульству, что их гражданин задержан во время боевых действий или при содействии терроризму. Мы также публично или не публично сообщаем, что найдено тело убитого боевика — гражданина РФ, поэтому просим приехать вместе с консулом и идентифицировать его, чтобы отдать родственникам и по-человечески похоронить. Мы не позволяем себе поступать так, как поступают террористы или российские спецназовцы, которые по-дикарски обращаются с погибшими украинцами. На нашей территории не действуют передвижные крематории, и мы никого не сжигаем. Поэтому одно дело — как действуют террористические организации под руководством Кремля, а другое — как действует Украинское цивилизованное государство.

Поэтому с целью освобождения наших заложников, в том числе наших военных, Служба безопасности совместно с ГПУ была вынуждена через суд просить изменить меру пресечения в отношении более чем тысячи задержанных. Среди них были люди, причастные к сепаратизму и к тяжелим преступлениям против нашего государства. Поэтому это миф, что мы якобы просто выпускаем этих людей. Мы не выпускаем их — мы меняем меру пресечения, чтобы вернуть тех, кого на территории «ДНР» — «ЛНР» незаконно удерживают и пытают бандформирования или российские спецслужбы. Это очень непростая работа, но мы должны ее выполнять.

 «АТЦ при СБУ остается главным координирующим органом, ответственным за проведение любой АТО»

 

— Антитеррористический центр СБУ — сколько он еще будет является главным органом, который отвечает за проведение антитеррористической операции на востоке Украины?

АТЦ при СБУ так и остается главным координирующим органом, ответственным за проведение любой антитеррористической операции, в том числе в Луганской и Донецкой областях.

В течение февраля-марта по поручению Президента мы осуществляем масштабную антикоррупционную спецоперацию в Донецкой и Луганской областях. Ее цель — противодействие и борьба с мародерством, коррупцией, прежде всего в собственных рядах и среди правоохранителей, задействованных в АТО и особенно на пропускных пунктах. Как следствие, мы арестовали полковника СБУ, а также высокопоставленных представителей МВД и других органов, в результате чего четко видим, что угрожает безопасности нашего государства. В Донецкой и Луганской областях это отсутствие дисциплины, единого порядка в вопросах передвижения людей, грузов и соблюдения законности на освобожденных территориях. То есть наши военные освободили территорию с участием антитеррористических подразделений, а что дальше? Новая местная власть из космоса не прилетит, а старая, как правило, пророссийская или сепаратистская. Надеюсь, благодаря военно-гражданским администрациям дело изменится.

Что касается правоохранительных органов, то на освобожденные территории также должна прийти новая милиция. Мы подтянули на восток и дальше продолжаем разворачивать контрразведку СБУ из других областей. Чтобы раз и навсегда преодолеть позорные явления мародерства и коррупции, мы должны окончательно договориться с добровольческими батальонами, которые впервые дни противостояния с агрессором взялись за оружие.

 —  Кстати, что будет дальше с добровольческими батальонами?

— Часть добровольцев, которые дадут согласие вступить в ВСУ, Нацгвардию или даже СБУ, перейдут в соответствующие подразделения с оружием, получат статус, социальные гарантии, выплаты, звания и при желании останутся служить. Все же остальные формирования должны разоружиться и уйти из зоны АТО, поскольку преступники часто используют добрую славу добровольческих батальонов для собственной пользы.

Например, сейчас мы расследуем дело об убийстве нашего офицера Виктора Мандзика, который остановил контрабандистов-мародеров, а те его дерзко убили. Они также использовали форму ВСУ, оружие, прикрывались всевозможными удостоверениями, связями в одной из облгосадминистраций. Преступное гнездо, которое там свилось и проявило себя в Донецкой и Луганской областях, использует ситуацию неопределенности, когда есть щель и возможность под видом какого-нибудь батальона обдирать, воровать, убивать и избегать наказания. В интересах нашей национальной безопасности это остановить, и навести порядок — легализовать и предоставить статус всем батальонам. Все же преступные формирования должны быть разоружены и выведены, а те люди, которые причастны к убийствам и другим преступлениям, должны преследоваться в соответствии с законом.

Такую операцию СБУ провела в Волновахе, где были задержаны десятки человек и найден убийца офицера Службы безопасности. Мариупольский суд выдал санкцию на его арест, и сейчас он сидит в камере возле Пукача — как мы и обещали, ведь для нас это принципиальный вопрос. Он не избежит наказания, и его политические крышеватели не смогут ему помочь. Сейчас нужно дать СБУ возможность очистить территорию Донецкой и Луганской областей от мародеров и преступников.

Наливайченко председатель СБУ

 «СБУ — аполитичная структура, находящаяся вне политики. Фамилии тех или иных олигархов нас не интересуют»

 

 — СБУ неоднократно оказывалась крайней в политических разборках на верхних эшелонах власти. Что будет после конфликта вокруг «днепропетровской команды»?

— Ничего. СБУ — аполитичная структура, находящаяся вне политики. Поэтому на нас это никак не скажется. Вообще фамилии тех или иных олигархов нас не интересуют. Особенно после Майдана. Нам неважно, какой политический спонсор пытается прикрыть преступную деятельность. Например, если везли сигареты, алкоголь — зарабатывали на этом, значит — отвечать. СБУ неоднократно уже задерживала и останавливала контрабанду в зоне АТО, независимо от «крыши» нарушителей.

Президент никогда не ставит задачу — работайте против того или иного политика или олигарха. Наоборот, требует одинаково относиться ко всем. Поэтому часто возникают ситуации, когда приходится иметь дело с людьми, которых ты знаешь лично. Мы будем противодействовать мародерству и терроризму на любых уровнях, кого бы это ни касалось. Например, народный депутат Андрей Денисенко. Я знаю этого человека еще с общественного актива Днепропетровщины — решительный, реальный боец ​​с прошлым режимом. Но в этой ситуации он повел себя неправильно и фактически стал на защиту правонарушителей. Поэтому, даже зная и уважая Андрея, я не могу дать команду остановить расследование.

 — По словам народных депутатов из «группы Коломойского», вы публично заявили о допросе Корбана и Олейника об убийстве офицера СБУ в Волновахе, хотя это преступление произошло только на следующий день. Как так получилось?

— Речь шла о допросе относительно похищения Величко. Более того, во время допроса они угрожали следователям. Мы настаиваем на открытии уголовного производства из-за угроз и препятствий следствию — я уже обратился к Генеральному прокурору. Сейчас в полном сотрудничестве с ГПУ и МВД ведется расследование в рамках объединенного производства по бандитской и разбойной деятельности десятков человек, в том числе из днепропетровских и всевозможных других охранных структур. Мы настаиваем на том, чтобы те, кто похищал и применял пытки против граждан Украины, лица, причастные к убийству людей, были допрошены и привлечены к уголовной ответственности. Тогда никакой политики не останется.

 «Обвинения или дополнительные свидетельства, которые сейчас прозвучали от Пукача в Апелляционном суде, должны быть расследованы»

 

 — Генпрокуратура отказала в расследовании сенсационных заявлений подсудимого по «делу Гонгадзе» Алексея Пукача о незаконных действиях, угрозах и шантаже в его адрес со стороны прокуроров и судьи Андрея Мельника, которые он сделал на заседании Апелляционного суда Киева. Как вы это прокомментируете?

  Я давно говорил о том, что не может быть таинственности и секретности в этом резонансном деле. Напомню, что именно СБУ под моим первым руководством в 2009 г. задержала Пукача. Далее делали все для обеспечения его безопасности. Это необходимо было для того, чтобы он пришел в суд и в открытом режиме ответил на все вопросы — для самого суда и всех граждан Украины. Пукач был готов свидетельствовать сразу же. Принципиальной является позиция по рассекречиванию материалов в  этом деле, так как, будучи в парламентской оппозиции, мы много критиковали Януковича за то, что они засекретили судебное заседание. Это преступление. Сейчас очень правильно, что заседание суда проходит в открытом режиме, а дальше должны быть окончательно рассекречены материалы дела, соответственно, и судебные заседания должны продолжаться в открытом режиме. А те обвинения или дополнительные свидетельства, которые сейчас прозвучали от Пукача в Апелляционном суде, должны быть расследованы. То есть резонансные преступления должны быть справедливо восприняты в обществе, чтобы оно окончательно узнало, кто исполнитель, кто организатор, а кто — заказчик. Только после этого можно говорить, что это убийство раскрыто.

 Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, издание «День». Фото Артема СЛИПАЧУК, «День».

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v