RSS

Сергей Че: «Они лишь боролись за национальную свободу для всех, под теми же трёхцветными знамёнами»

Дневник моих мыслей вокруг Музея национальной Правды. Сергей Че.

В дни моего пионер-лагерного детства, когда между смотром «строя с песней» и помощи колхозникам по сбору загнивающего урожая, нас вместо отдыха, водили колоннами в советские областные музеи, где плакатные «пионер-герои» боролись с пожирающими их мышами, я задавался одним вопросом, а что же было до великого счастья для всех трудящихся в отдельно взятом государстве, окружённым сплошь враждебными коршунами. А мне в ответ «тьма, тьма, тьма подпольной борьбы», твою же жизнь, сынок, озарил вон тот луч света, что идёт от сердца идеального во всём Данко. А я глупый и наивный ребёнок, кусал своё яблоко и хлопая глазами, молча думал про себя «ну коли он такой идеальный во всём, то почему так смешно картавит в фильмах и анекдотах». И лишь моя любимая учительница литературы, грустно так, в сердцах произнесла «и почему этот загнивающий капитализм пахнет французскими духами, а мы дерьмом вокзальным?». Жалко мне её стало, видно связей не имела, чтобы духи парижские достать.
И вот нерушимый союз Хамова царства развалился, сам, без внешней агрессии, без внутренней войны, просто взял и рухнул как любая скрытая ложь, что всё-таки стала явью. А те сотни тысяч людей что вышли на улицы крикнуть «Нет Молотов, нет Шариков», только подтолкнули в правильном направлении, и как в последствии оказалось эти люди сейчас составляют 15% думающего населения страны. И верилось, что сейчас народ проснётся и вернёт себе своё имя, свою национальность, свою культуру, свою Веру, и после покаяния перед Богом и всем миром, мол «простите, братцы, не правы были», сделает генеральную уборку в своём доме. И как только вычистив и вымыв себя и всё вокруг до неузнаваемости, он вновь возведёт свои Храмы и построит свои национальные музеи во славу тысячелетней истории.
Ан нет, увы, и ещё раз нет, ибо произошла глубокая мутация тех, кто был рождён поколением революционных сволочей. И это не просто прослойка или кучка отщепенцев, это оставшиеся 85% населения страны, с ровной линией в рядах и прямой линией в мозгах. Казалось бы, ведь это огромная силища, только сожми кулак и с пыльным лозунгом «Защитим грудью Петроград!», верни всё как было. Нет, они не стали биться за свою родину из красной пластмассы, точно так же как они не заступались за своих любимых вождей, которых расстреливали, смещали с постов, выкидывали из могил и вычёркивали из истории, в отличии от русских что добровольно и до последнего дрались с их предками за свою историческую землю. А почему? А потому что изначально от союза сволочи с пускай даже нормальным человеком всегда рождается только сволочь, а уж далее от двух сволочей может родить исключительно самовлюблённая и трусливая сволочь в квадрате, которая действует только по инструкции и указанию сверху, чтобы вдруг чего не вышло. Никто никогда из них не брал на себя ответственность в своих действиях, потому что у них это равносильно суицидному одиночному пикету с плакатом «я тот самый козёл отпущения». Да они вообще всегда молчат потому что своего мнения не имеют, вот если бы новый указывающий перст, вот если бы получить добро на новый лозунг.
И они сначала испугавшись затаились, а потом просто стали ждать, не работать, не развиваться, не подымать и любить землю, что им от русских людей досталась, а просто стали матерно ныть и ждать своего направляющего во главе длинной колонны с собаками и указательными стрелками по бокам. Но ожидание затянулось и некогда стройные ряды распались и разбрелись кто поближе, кто подальше по разнообразному ландшафту окружающей жизни, где, поругивая любую индивидуальность «И чё выпендриваются?», они вспоминали мощь чеканного шага и запах вспотевших ног в кирзовых сапогах вперемешку с похмельным словом.
Блуждая среди инородных племён эти 85% незаметно для себя вкусили плоды чужих трудов «ой красивенько, ой мягонько, ой удобненько, а как вкусненько… умеют же гады», но эти люди вновь не потянулись за знаниями и умениями, они, поиграв в саранчу всё равно оставались в строю: «У нас особый путь, потому что мы сила, мы слава, мы в ногу ходить умеем, левой, левой, левой». Хотя со всех сторон стучали по их чугунному лбу, сначала словом, потом дубиной: «нет уважаемые вы равные среди равных». Но разве чугун можно вывернуть наизнанку, нет, его можно только разбить. Но поди найди желающих ломать кулаки о чугунные лица, дураков нет. Зато есть одна отличительная особенность, эти лица не спутаешь ни с чем и ни с кем, они узнаваемы среди миллионов, они визитная карточка этих стройных колон. Только визит этот для многих народов пугающий и отталкивающий, потому что в сих лицах образ божий потерян и веет смрадом советской империи зла. И что самое интересное, они всем этим ещё и гордятся «а чё, знай наших».
К сожалению, сегодня, эти лица и их образ жизни, по незнанию, отождествляют с русской национальной чертой в том числе и с теми оставшимися 15%, которые имеют право носить историческое имя, кто, не разорвав связь с предками, вынужден эту ошибочную связь с советскими отщепенцами нести как тяжёлый крест. Хотя у нас нет ничего общего, понимаете, вообще ничего, — мы празднуем разные праздники; у нас разные отношения к жизни и к смерти; мы по-разному понимаем слово любовь, ибо для русских это жертва ради ближнего и в продолжение будущего века, а для советских — это удовольствия (разнообразные и раскрепощённые) ради своего эго; мы по-разному строим отношения в семье, где у русских понимание «двое в единице целой и нераздельной» противоречит советскому взгляду на две разных половинки, вечно что-то и кого-то ищущих; у нас очень разная память; у нас разные веры и символы, что выражается у русских в «Вере, Надежде и Любви», то у советских в «не верь, не бойся, не проси»; даже язык у нас разный! не верите? А вы прислушайтесь как разговаривают советские, даже образованные, и какая речь у русских, и сразу всё поймёте. Но это уже другая история, и мной описанная.
Поэтому этим 85% ничего русского не надо, — ни танцев, ни песен, ни сказаний, ибо всё заменила фальшивая эстрада с бездарными трубадурами и юмористами. Они не знают и не читают русской литературы, она для них ужасающе трудная и толстая, сколько раз я слышал: «Достоевский? Фуууу, тяжело». А русскую Веру воспринимают только как обслуживающую контору для собственных нужд в дни болезни и скорби «Эй, поп, твори чудеса, а я водки за здоровье выпью». Они брезгуют и не носят русскую одежду и вместо косоворотки, зипуна, кафтана и шубы одели на себя ватную телогрейку и не только потому что в колоннах все должны быть одинаковыми, но и потому что ватник легко изготовить, любой зэк в любом лагере его на коленке пошить может, хоть для следующего зэка, хоть для колхозного тракториста, хоть для солдата армии советов. Раз стежок, раз другой и ватник готов, вновь стежок, за ним ещё несколько через ватную прослойку и всё «марш, марш вперёд советский народ».
Жаль, но мне приходится сравнивать национальный характер с диагнозом, потому что «советский народ» это не национальность, а ужасающий, интернационально безликий, диагноз. Одно радует, что эта болезнь хоть и хуже проказы, но всё-таки лечится, правда только при личном желании и стремлении пациента.
Тут мне в лицо из организованной колоны летит веское слово «Не правда, мы собственную гордость имеем и можем выражаться в космических масштабах», подымаю руки перед колонной «кто ж с вами спорит». Но сравнивать я имею право, только на том основании, что когда-то давно сам излечился, прошёл ломку и покаяние, но всё-таки выздоровел.
Всякий русский объявивший себя советским является двуличным отщепенцем, а всякий советский возомнивший себя русским является потенциальным разрушителем правильно марширующих колон. Потому что русский это не просто национальность по рождению и графа в советском паспорте, а это память, воспитание и образ жизни неразрывно связанные с вековыми традициями, нормами и культурой не только своих предков, но и людей, живших до тебя на этой земле, что память смертную имели и думали о продолжении будущего века в деяниях своих.
А что такое советский отщепенец — это искусственно выведенная, и от того всегда болеющая, селекционная почка на стволе тысячелетнего древа, из которой вырос кривой, хилый с иными листьями и порой с гнилыми плодами, но уже иной паразитирующий ствол, считающий себя, по указанию вождя-мичуринца, продолжением великой истории. Так что, коли назвался покрасневшим груздём то полезай в свой садок, где тебя поставят в строй и обеспечат на государственном уровне единым лицом, ватной одеждой и нужным плакатом про «хохлов, дедов, и вечный новый год», но только не разрушай строй, не говори, что ты русский, не надо.
И вот, в этой стране, при полном отсутствии русской культуры, не бутафорской, не театральной, а именно истинно национальной культуры, что ушла с этой земли вместе с последним изгнанным, уничтоженным, ликвидированным русским человеком, появляется один единственный Музей национальной памяти. Казалось бы, радоваться надо, ведь остались же непоколебимо, до тошноты надоевшие, советские музеи и красуются везде красные символы и истуканы, так почему бы не быть на нашей земле и русскому музею с его национальной и исторической правдой. Но нет, заложенные в оплывшие советские мозги штампы и агитки крикнули «фас», а говорящая телевизионная голова возмутилась и привела новые доказательства старых сказок. И никто ни о чём не подумал, впрочем, как всегда.
Попытался я защитное слово сказать да фактом подтвердить, что мол те русские люди, которые шли против антирусской красно-советской власти, не собирались воевать против своей земли, они лишь боролись за национальную свободу для всех, под теми же трёхцветными знамёнами, какими вы сейчас любите размахивать на футбольных матчах да митингах с криком «Россия вперёд», они подымали тот же герб, что и у вас на паспортах, они несли тот же православный крест, что теперь нью-советская власть разрешила вам повесить на шеи, хотя бы как украшение. Так кто же из нас предатели? Но всё это разбилось о твёрдую краснокирпичную стену «деды воевали!». Махнул я рукой и опрокинув рюмку, вздохнул «сколько же в этой стране дедов, и не сосчитать» и послал их в Финляндию, чтобы посмотрели, как живут люди в стране, где белые победили красных, где национальная идея победила интернациональный бред, и осталась непокорённым островком бывшей Белой Империи.
Оставив ненужные споры, я помчался, вместе с родными, в этот Музей русской правды, радуясь, что я не один и что я не сошёл с ума путаясь под ногами у 85% советских россиян. Даже многочасовые пробки вокруг и около города Подольска не омрачили мои впечатления. Я был не просто восхищён, я получил моральное удовлетворение что попал к своим, туда где не надо спорить, только думать и анализировать, слушая хорошо знающего тему экскурсовода-историка, как мне показалось сначала с недоверием смотревшего на нас «кто нас знает, кто мы такие и чьих будем», и который, кстати, провёл экскурсию для нас после своего рабочего дня, за что ему огромное спасибо.

Великолепный музей «Антибольшевистского Сопротивления» расположился на двух этажах частного дома и состоит из 9 залов. Весь музей богато насыщен вещами, документами, многие из которых подлинные, почти в каждом зале висят не только фотографии, но и прекрасные картины исторических событий и портреты с красивыми и светлыми лицами, являющимися гордостью русской нации. И только зал советского периода я прошёл быстро, да и что смотреть на мутантов в кожанках с расстрельными списками в кармане, навидался вдоволь. Приятно было приобрести в конце осмотра книги и очень редкий документальный фильм, который я даже не надеялся посмотреть.
Но всё это не могло появиться на свет без личной инициативы и конечно же непосредственного участия директора Владимира Петровича Мелихова. Масштаб той работы что он проделал на свои средства и своими силами здесь в Подольске и в станице Еланская Ростовской области, а также заграницей, участвуя в мероприятиях по сохранению памяти о крёстном подвиге русских людей, просто не укладывается в голове, потому что он колоссален и не имеет границ. Он является примером истинного меценатства от Бога, что раньше было свойственно многим созидателям и строителям благополучия нашей Родины. На таких людях держится земля русская! И я рад что Господь свёл меня с Владимир Петровичем, и я получил возможность с ним пообщаться, несмотря на всю его занятость.
Сергей Че.

оригинал — https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=739347376152313&id=100002311726031

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v