RSS

«Сов-ок». Туристическое агентство, путешествий во времени.

Специально для «Русского монитора» Вацлав Юташ-Зюзин взял интервью, у автора выставки «Советская Мандала», Анатолия Ганкевича, на тему такого явления, как «Совок». 

Современное искусство, часто ставит в неловкое положение зрителя своей иронией. Вызывая массу сомнений о факте существования искусства. Безусловно, зрителя можно считать своеобразным продуктом общества, так сказать, наделенного функцией, быть «глазами социума», или как минимум, быть скромным отпечатком различных морально-этических клише. Не стоит обольщаться, зритель и искусство могут остаться в разном времени, не всегда параллельном, а иногда даже , просто рудиментом истории. Красивые красивости, и умилительные радости, постоянно провоцируют в обществе воскрешение духа «Совка».

Анатолий Ганкевич, живописец, родился в Одессе. Начало художественной деятельности – с 1990 года. Сотрудничал с Галереей Марата Гельмана. С 1995 по 2005 активно занимался режиссурой рекламных роликов. С 2006 года сфокусировался на своих художественных проектах. Живет и работает в Одессе и Москве. 

Работы находятся: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург; Национальный художественный музей Украины, Киев; Одесский художественный музей, Одесса; в частных и корпоративных коллекциях.

художник Анатолий Ганкевич.

» я думаю, что искусство это белая магия, а ваша политика и экономика это черная магия. То и это хорошо. Надо сейчас надавить на белую сторону и дать отдохнуть черной стороне, уравновесить их. Дать отдых левому полушарию. Оно это заслужило» (с) Анатолий Ганкевич.

Вацлав: Анатолий, возможно, ли считать новейшей фразеологизм русскоязычного интернет пространства, «мэм»:  «Это, из гроба воскресает СССР», некой ремаркой, духа современности?

Анатолий: Не из гроба воскресает, а из нас возникает «совок». Он не умирал и никуда не девался, просто спал. А тут что –то с погодой случилось, поменялись условия, климат, оттепель или наоборот, эти… отмораживания. О! Подходящая среда! Сказал Совок. И болезнь проявилась.

Я сам, недавно прочувствовал этот рефлекс, свои совковые навыки. Перед выставкой на «Винзаводе», меня попросили написать пояснительный текст, к проекту «Советская мандала». Центром экспозиции является Византийский православный крест, из советского хрусталя, а эта символика часто провоцирует, агрессивно настроенных религиозных деятелей России, которые сначала трактуют произведения на свой лад, как им выгодно, и затем устраивают дебоши-перформансы, на открытиях. И я, вдруг, неожиданно для себя заметил, чтобы не задеть никого,начал оправдываться в старом, «совковом» стиле. Это как у Жванецкого: «…мы в намеках, междометиях, в многоточии, наш образ мысли…».

"Советская мандала". Анатолий Ганкевич.

«Советская мандала». Анатолий Ганкевич.

Вацлав: Как вы считаете, насколько феномен «Совка» актуален в сознании различных поколений, или это остаточное явление?

Анатолий: Это не остаточное явление, это принцип советского воспитания, воспитания безответственности. Перенос ответственности на других: государство и его правительство, или  на родителей, жену, детей, родственников, соседей, и так далее. Это и есть наш герой — «Совок». Когда человек только обгаживает  чужое мнение, не предлагая взамен свою идею  выхода из ситуации, этим самым только гадит, уходя от ответственности за происходящее.  Спроси  у него: «А твое предложение в чем?»,  и он не сможет дать ответ. Сам обгадится. Это и есть классический«Совок».

Недавно услышал у Виктора Цоя, точно сказано:

Мы сидим у разбитых корыт

И гадаем на розе ветров.

А когда приходит время, вставать,

Мы сидим, мы ждем.

Вацлав: Ваш проект «Советская мандала» (Цех Красного, Винзавод. Москва.  14-го февраля 2014 года), это культурологическое исследование или попытка выйти за границы художественной практики «contemporary art»?

Анатолий: Я не знаю, насколько сильно выходит или не выходит за рамки. Когда формируется проект, он, как бы лепится из кусков, вырастает как дерево. Поэтому в тот момент о рамках не задумываешься. Я говорю только о себе. А сейчас мне кажется, что это, все-таки, современный взгляд, только не в будущее, а в прошлое, в нашу основу. Да, наверно это связано с деградацией общества. Вы правильно заметили — культурологический опыт. Взгляд через поколение назад, игра с ценностями того времени. Взгляд на себя, как на понятие «советский народ» и его «сакральный центр». Если хотите, «заглянуть ему за пазуху». Шо у него там…? Шо у него там, «за душой» — красота, богатство, хрусталь, ковры или другое? Ну, а серьезно, я предложил зрителю поразмышлять на эту тему при помощи моих визуальных образов. С помощью образа, воображение зрителя работает быстрее, и  он включит мозг, начнет думать. Этого достаточно.

Вацлав: Выбранное вами словосочетание «советская» и «мандала» в качестве названия проекта — это игра с ассоциациями различных поколений зрителя?

Анатолий: Мне показалось интересным словосочетание «Советская мандала», яркое,  красочное, звонкое, ритмичное, как ковры и хрусталь. И вообще, все поколения «совков» любят фотографироваться на фоне советского ковра. Есть такой прикол в сети, но это жлоб — арт, а хрустальные вазы, кстати, внучки за бабушками донашивают, в их же, по наследству переданных квартирах. Эти символы понимают, все поколения, постсоветского пространства.

"Советская мандала". Анатолий Ганкевич.

«Советская мандала». Анатолий Ганкевич.

Вацлав: Апеллирует ли, ваш, арт-проект, к обществу потребления, используя  язык сакральных символов «советского быта»?

Анатолий: Наверно. Я же демонстрирую свои работы современному обществу. Поэтому выходит, обращаюсь к нему — «обществу потребления».

Вацлав: И последний вопрос: способно ли современное искусство, участвовать в построении гражданского общества, или это один из культурологических мифов?

Анатолий: Не знаю. Но знаю, что высокое искусство делает человека лучше. Технически мы сильны, у нас есть компьютер, интернет, а этически,  мы слабы. Это когда один человек использует две системы морали. А искусство способно усилить одну из сторон. Сейчас общество готово воспринимать современное искусство. Оно тянется к нему. Хороший пример «Пинчук-арт-центр», «Винзавод», «Стрелка». Очереди на выставки.

Общество потребителей получило массу технических возможностей, и каждый затаился на своем месте.  Зарылся в своих гаджетах. Типа, мне никто не нужен, мы сами с Гуглом разберемся. И разбираются. 

А вторая половина смотрит тупо в «ящик», с ватой в голове, и не хочет напрягать мозг ни за что. Наверно, стоит в их телевизорах, запустить под видом сериалов, культурно-образовательные программы с хорошей музычкой. Возможно, наступит прозрение.

Вот простой пример. Послушаешь любую пластинку Микаэла Таривердиева и чувствуешь, что стал, намного лучше. Больше нравишься себе. Начинаешь любить себя за это, еще больше. Начинаешь  по-другому смотреть на людей. Даже на врагов. Появляется улыбка. Люди начинают тебе, нравится. Вот что делает искусство. Попробуйте, потом расскажите.

Короче, я думаю, что искусство это белая магия, а ваша политика и экономика это черная магия. То и это хорошо.  Надо сейчас надавить на белую сторону и дать отдохнуть черной стороне, уравновесить их. Дать отдых левому полушарию. Оно это заслужило. О, как меня юзом развернуло :).

Вацлав Юташ Зюзин.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v