RSS

США-Иран-Россия: ближневосточный пасьянс

  • Written by:

Невообразимая путаница в интересах и политических ставках главных мировых игроков, наблюдавшаяся после трагедии 11 сентября 2001, привела к тому, что из ближневосточной пучины всплыло чудовище, поразившее мир. Имя ему Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ). Или просто ИГ. Оно привело в смятение и Вашингтон, и Москву, и европейские столицы, которым трудно, но приходится признавать свои оплошности и проколы — в частности, в реакциях на «арабскую весну». Главная сложность, однако, состоит в определении тактики и стратегии к новому монстру, а также к основным участникам глобального столкновения. Особенно к такой важной фигуре, как Иран!

Венский вердикт

14 июля пять членов Совбеза ООН (США, Англия, Франция, Россия, Китай ) и Германия поставили в Вене подписи под соглашением, призванному умиротворить Иран в его ядерной гонке. Насколько это реально следует из его текста – для многих Большой вопрос. Но по мнению Барака Обамы, 20 месяцев переговоров дали максимум из того, что было возможно. И он намерен защищать этот документ в Конгрессе самым жестким образом — вплоть до наложения вето.

«Итогом молитв иранского народа» назвал Венское соглашение и президент Хасан Роухани, который счел его и «победой иранской дипломатии». И не без оснований. Критики сотни с лишним страниц это текста , главным из которых является Израиль, уже отметили целый ряд пассажей в пользу Ирана. Вот парочка из них. Соглашение сокращает запасы обогащенного урана на 98%, и они передаются на хранение в Россию. А это вместе с сокращением числа центрифуг удлиняет срок создания вещества, необходимого для производства одной ядерной бомбы, до года. Но через 15 лет все ограничения снимаются. Ирану в течение восьми лет ступенчато возвращается право на импорт оружия, включая баллистические ракеты, причем сроки эти, если будет вести себя хорошо, могут быть сокращены. Российская сторона уже поспешила заявить, что поставки российской системы ПВО С-300 непременно состоятся.

Ну, и конечно главная премия – снятие экономических санкций, прежде всего – на продажу нефти. А это позволит Тегерану тратить огромные деньги на обычное вооружение, негодуют критики «триумфа обамовской дипломатии».

Отчего же Вашингтон, всегда столь суровый и непримиримый к Ирану, пошел на столь щедрый компромисс? Отчего решился на открытый конфликт с традиционными союзниками — Израилем и Саудовской Аравией, заклеймивших «позорную сделку»?

ИГ – подарок для Ирана

Конечно, как и у каждого преткновения интересов, мотивов для согласия у сторон было множество. Иранский обыватель устал от санкций, Запад – от страхов неопределенности, Россия заскучала о роли влиятельного посредника. Однако, решающую ноту на ход и итог переговоров, мне кажется, внесло ИГ.

Точнее, образовавшийся расклад сил в регионе и мире, который он создал. И та роль, которую взял на себя Тегеран.

Специфика этого расклада в том, что в отличие от своего прародителя – Талибана, для которого врагом N1 является Запад, ИГ объявило им шиитов. То есть, прежде всего – Иран. Тем самым оно раскололо исламский мир по конфессиональному сечению, противопоставив против себя еще и Сирию, Ирака в лице официального Кабула, часть Ливана, Бахрейн и йеменских ополченцев. Кроме того, свой крайней ортодоксальностью и жестокостью с бредовой идеей всемирного Халифата, оно шокировало и многих умеренных суннитов. В частности, в главном направлении своей агрессии – на Багдад, ИГ добилось того, что в стране впервые за долгие годы появилась реальная тенденция к консолидации всех трех иракских основных сил- курдов, шиитов и суннитов. А у кабульского кабинета Нури аль-Малека – мобилизовать на борьбу с террористами всю страну.

В этой ситуации ИГ обрело могучего противника, просто вынужденного стать оплотом всех, более-менее умеренных и вменяемых мусульман. Иран не ограничился предупреждением о том, что даст по рогам, если террористы приблизятся ближе, чем на 40 км. к его границе, но уже отправил в Сирию около 15 тыс. добровольцев и советников во главе с представителем Корпуса стражей революции генералом Касемом Солейманом. Тегеран также выделил Дамаску кредит в 1 мдрд. долларов. Стремительно растет благодаря этому и политический вес Ирана. В начале июня глава МИД Мохаммед Джавад Зариф отправился на саммит ШОС в Москву, где призвал членов этой организации к сотрудничеству перед глобальной угрозой, возникшей в азиатском регионе.

Вобщем, воленс-ноленс — ИГ стало «подарком» для Ирана, позволившим ему резко увеличить свой авторитет в арабском мире и стать игроком мировой лиги. Его роль особенно заметна на фоне позиции Вашингтона, которую его критики уже назвали «странной войной»

Странная война

С другой стороны, развитие событий, последовавшее после того, как с захватом Мосула Абу Бакр аль-Багдади 29 июня 2014 провозгласил о халифате под брэндом ИГИЛ, привело многих на Западе к осознанию того, что ставки в «арабской весне» оказались битыми. И что придется признать ужасные ошибки, выразившиеся, в том числе, и в причастности к порождении дьяволов. Во всяком случае, известно, что сенаторот республиканцев Джон Маккейн летом 2013 ездил в Сирию, где встречался с представителями «оппозиции», в числе которых был и будущий «халиф».

Это неприятное состояние усугубляется военными неудачами США, в частности, во время майского поражения при повторном захвате ИГИЛом города Рамади в пров. Анбар. Американцы пока участвуют в военных операциях только с воздуха, и эффект от таких действий всегда ограниченный. Вернуть же солдат на поля сражений, которых оттуда вывели совсем недавно, для Обамы означало бы политическое самоубийство. Вот почему, выступая в начале июля на совещании в Пентагоне, он заявил, что наземные операции должны проводиться местными силами и призвал искать «эффективного партнера».

Только где ж его взять? И пока вакуум присутствия заполняет Иран, чья возрастающая активность имеет двоякий резонанс в Вашингтоне. С одной стороны, это не может не тревожить США в плане политической конкуренции. Особенно с учетом того, что Тегеран продолжает демонстрировать конфронтацию с Вашингтоном. В частности, верховный жрец его аяйтолла Хаменеи в последний день Рамадана (18 июля) выступил с крайне агрессивной речью, в которой обвинил США в том, что это они создали ИГИЛ, чтобы внести раздор в мусульманский мир. Да при этом еще и пнул Израиль: по его словам, «высокомерные державы» ополчились против Асада потому, что он твердо противостоял сионистскому режиму. В ответ на такие пассы госсекретарю Джону Керри ничего не оставалось иного, как на следующий день в интервью CBS подчеркнуть, что США и ИРАН не стали союзниками, несмотря на ядерную сделку.

С другой стороны, объективно Иран становится им по мере того, как ИГ раковой опухолью расползается по планете: Ливия, Нигерия, Алжир, российский Кавказ и Средняя Азия, Филлипины – вот лишь некоторые точки, где она уже локализовалась в виде террористических формирований. Признаком глобальности конфликта является и то, что ИГ как бандформирование стремительно интернационализруется: в «халифат» потянулись фанатики и просто «солдаты удачи» со всего света – Судан, Египед, Таиланд, Индонезия, Мьянма, Россия…даже из Австралии и Америки. А поскольку мусульманская начинка пропитала уже весь Запад, ИГ опасно и как дистанционное управление минным полем, способное превратить в ад жизнь в самых благоустроенных странах.

Поэтому, даже если исходить из конспирологической версии, будто «Халифат» — американский проект в пику Ирану, ИГ явно вырвалось из бутылки. И это обстоятельство превращает Иран в того реального «эффективного» партнера, которого ищет, но вряд ли вместо него найдет Белый Дом.

Лучше Россия, чем ИГ?

Этот подзаголовок я «украл» из американского издания The National Interest. В нем комментируется намерение Москвы увеличить свой контингент в Таджикистане и даже вернуться к охране афгано-таджикской границы. Журнал пишет, что в условиях глобальной опасности со стороны ИГ, Вашингтон скорей всего не станет этому противодействовать. И вообще именно данная тема может стать точкой возврата к взаимопониманию и сотрудничеству двух стран.

Ну а, поскольку Россия дружит с Ираном, это облегчит наведение мостов и с ним. Во всяком случае, США будут к этому стремиться. Хотя бы потому, что Иран и один в состоянии раздавить ИГ, о чем неоднократно заявляли его военные. Для этого ему нужно лишь объявить ему войну и задействовать армию. Но тогда Америка станет просто «третьей лишней». Ведь не станет же она воевать на стороне ИГ. Значит, либо начнет координировать свои действия с Ираном, Хисбаллой и Сирией, а заодно – и с Россией. Либо вообще уйдет, что неправдоподобно.

Но все это лишь логические спекуляции, предполагающие, что политика строится на рациональной основе. Причем – со всех сторон. Но это – не факт. Довольно часто в ней присутствуют эмоции, персональные амбиции и просто глупости. Особенно в последнее время. Поэтому …будем надеяться!

Владимир СкриповВладимир Скрипов

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v