RSS

Станет «последний» диктатор Европы партнером Запада?

  • Written by:

Без США урегулирование в Украине невозможно — что означает это заявление, сделанное Лукашенко в интервью Bloomberg? Изменится западная позиция, касательно санкций по отношению к Беларуси?


автор: Юрий Дракохруст

Эти вопросы в Пражском акценте обсуждают политический аналитик Павел Усов, обозреватель Радио Свобода Валерий Карбалевич и экономист, участник проекта «Цитадель» Александр Синкевич.

Дракохруст: На днях Александр Лукашенко дал интервью международному информационному холдингу  Bloomberg. Я предлагаю остановиться на некоторых тезисах, которые прозвучали в этом интервью, и посмотреть на них, как на определенные установки внешней политики Беларуси.

Во время интервью глава Беларуси сказал, что без американцев урегулирование в Украине невозможно. Этот тезис вынесли в заголовки многие издания, интересно, что именно этот фрагмент был сразу же опубликован на президентском сайте.

Что означает это заявление: попытку улучшить отношения с США, констатацию потребности Беларуси в противовесе российскому влиянию, а может даже и упрек — дескать, американцы «кашу» в Украине и заварили и пока они не договорятся с Россией о компромиссе, то огонь войны в Украине не погаснет?

Синкевич: Лукашенко говорит то, что он думает. Здесь все прозрачно: Америка открыто приняла участие в развертывании Майдана, была одним из главных игроков и не скрывала этого. А теперь, когда льется кровь, представители США якобы испарились из всех форматов переговоров, которые сейчас ведутся ради мира — и с «нармандкага», и с «минского».

Лукашенко нужен баланс сил в регионе

Усов: Здесь гораздо больше посылов. В последнее время многократно говорилось, что Беларусь готова стабилизировать отношения с ЕС и с США. Лукашенко боится, что судьба Украины может повториться в Беларуси немного в другом варианте. Поэтому ему действительно нужен баланс сил в регионе.

Очевидно, что Европа не может дать безопасность не только Украине, но и другим странам региона.

При этом Лукашенко не говорит прямо. Он формулирует свои «послания» так, что если их содержание разозлит Москву, он сможет сказать, что имел в виду совсем другое.

Это стиль Лукашенко — говорить то, что нравится аудитории

Карбалевич: Это стиль Лукашенко — говорить то, что нравится аудитории. Нынешние заявления свидетельствуют о желании разморозить, нормализовать отношения с США.

Насчет желания, чтобы США стали противовес России в регионе — может, оно и есть. Но в этом же интервью он одновременно негативно высказался об увеличении военного присутствия НАТО, прежде всего американцев, в странах Балтии. Лукашенко понимает, что следствием этого станет желание России увеличить свою военное присутствие в Беларуси. Что для него неприятно.

Дракохруст: А почему неприятно? В прошлом не раз бывало, что согласие на реализацию российских военных проектов в Беларуси приносило расширение потока денег из Москвы, что в год выборов — совсем не лишнее для него.

Карбалевич: Если здесь являются российские войска, то Лукашенко как бы перестает быть главнокомандующим. Авторитарные режимы всегда очень чутко относятся к военным аспектам суверенитета. Обратите внимание: вся информация о появлении в Беларуси российской авиабазы ​​озвучивается только из Москвы, белорусская сторона упорно молчит об этом.

Формула Лукашенко: контроль над собственной территорией, стратегический союз с Россией, хорошие отношения с Западом

Синкевич: Я полагаю, что мои коллеги озвучивают собственные желания. Лукашенко не изменился за 20 лет в смысле своей идеологии. Его формула: контроль над собственной территорией, стратегический союз с Россией, хорошие отношения с Западом.

Дракохруст: Лукашенко может и не изменился — ситуация вокруг Беларуси изменилась. К тому же формула, которую вы озвучили, слишком общая, а дьявол, как известно, кроется в мелочах. Хорошие отношения — это какие? Возможно, сейчас это означает нечто иное, чем год или десять лет назад.

Синкевич: Я полагаю, что нет. У Александр Лукашенко перед глазами примеры Каддафи, Асада, Хусейна: потепление отношений с Западом и очень плохой финал.

Дракохруст: Александр, не совсем понял ваше сравнение. Скажем, Назарбаев также имеет прекрасные отношения с США и Европой. И это как-то не ведет к его краху. Или вы считаете, что хоть какие отношения с США ведут авторитарных правителей к потере власти?

Синкевич: Я бы не сравнивал Лукашенко с Назарбаевым или Алиевым. Они изначально выстраивали лояльное к Западу государство. А в Беларуси с  самого начала была сделана ставка на конфронтацию с Западом в советском стиле. Если Беларусь уже включили в свое время в «ось зла», то вырваться из этого ряда невозможно. Для Лукашенко это в лучшем случае разрядка, но не потепление.

Дракохруст: Лукашенко в интервью Bloomberg в очередной раз раскритиковал западные санкции, наложенные на Беларусь. Но возможно, впервые прозвучал аргумент, что, мол, санкции не работают, мол, вы, западники, не достигают своих целей, удерживая эти санкции. Согласны ли вы с такой оценкой? И насколько вероятно, что ситуация с санкциями изменится?

Усов: возразить Александру — Лукашенко понимает, что если Украина проиграет, то следующей жертвой будет Беларусь.

Действительно, не изменились ни режим, ни сам Лукашенко, но изменилась ситуация в регионе.

Для Запада Лукашенко уже не является абсолютным злом, каким он был после выборов 2010 года, не является последним диктатором Европы.

Поэтому, несмотря на то, что режим не изменяется, что репрессии будут продолжаться, отношение Запада к нему изменится. Будет использоваться иллюзорная возможность поиграть белорусской «картой» с Россией.

Синкевич: Лукашенко мысль о бесперспективности и безрезультатность санкций уже ранее говорил, только другими словами. В целом с ним можно согласиться, ведь нынешняя разрядка и смягчении позиции Запада объясняются различными обстоятельствами, но ни в коем случае не сменой позиции официального Минска. Ни ультимативные требования Запада Беларусь не выполнила: ни про политзаключенных, ни о свободе выборов или СМИ, ни даже по поводу отмены смертной казни.

Запад вряд ли послушает аргументы Лукашенко, но безрезультатность санкций уже давно открыто обсуждается в кулуарах Брюсселя и Вашингтона. И современная разрядка — прежде всего системный результат этих кулуарных разговоров, украинский кризис просто стал поводом для потепления, возможностью сохранить лицо для западных политиков.

В то же время существует проблема доверия: Запад традиционно не доверяет Минску, а Лукашенко не доверяет Западу после историй с Каддафи и Асадом — мол, все равно в итоге «кинут» и обманут.

Потепление сейчас вынуждено с обеих сторон: Беларусь хочет предотвратить угрозы военного характера, которые сейчас стали очень реальные, а Западу нужна дополнительная точка опоры в Восточной Европе, взбаламученная украинским конфликтом. Поэтому в нынешней разрядки есть определенные границы, и они вскоре будут достигнуты.

Если бы не было санкций, вполне возможно, что ситуация в Беларуси была бы такой же, как в Узбекистане

Карбалевич: Если санкции не достигли своих целей, то почему Лукашенко, Макей и другие представители белорусского власти так часто о них говорят и требуют их отмены? И что было бы, если бы не было этих санкций, если бы Запад вообще не реагировал на нарушения прав человека в Беларуси? Вполне возможно, что ситуация в Беларуси была бы такой же, как в Узбекистане.

Полагаю, что если бы Беларусь освободила политзаключенных, то санкции были бы отменены. Но думаю, что сейчас обе стороны заинтересованы именно в осторожным и медленном движении навстречу друг другу. Теперь возможен компромисс: Минск освобождает не всех, но некоторых политзаключенных, Запад вводит мораторий на действие санкций.

Данный материал был опубликован на сайте белорусской службы «Радио Свобода» на белорусском языке. Перевод Русский Монитор

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v