RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: Царь-батюшка чует неладное и начал превентивные аресты

Помните, неделей раньше царь-батюшка затопал ножками и выслал из Петрограда за непонравившуюся болтологию весьма умеренного театрального критика? Но дальше — больше. Теперь уже не ссылка, а тюрьма «Кресты». Загремел в неё Кузьма Гвоздёв — сегодня про него, конечно, хрен кто помнит, а тогда это был человек популярнее Ленина и «Русские ведомости», (№26 от 1 (14) февраля 1917 года) посвятили его аресту аж 2 огромные статьи. Гвоздёв — по взглядам меньшевик (то есть, в принципе тоже самое что и большевик, но чуть более склонный к компромиссам с царём-батюшкой) трудился в рабочей группе Военно-промышленного комитета. Это такая организация октябриста Александра Гучкова была, в рамках которой тогдашние бизнесмены координировали свои усилия по производству снарядов, патронов и прочего военного добра для царя-батюшки. Ну а рабочая группа урегулировала конфликты с рабочими, предотвращала забастовки. Гвоздев все это довольно успешно разруливал- а его цап-царап — и в «Кресты».За что? Газета пишет скупо — цензура. Но в конце намёк, что тут даже сам Гучков негодуэ…

Москва, 1 февраля

Официальное сообщение от 29 января — событие чрезвычайной важности. Нетрудно понять, какое впечатление оно произведет на рабочее население и как оно будет истолковано за пределами России нашими союзниками и нашими врагами. Перед всем миром и на глазах у представителей союзных держав, находящихся в настоящее время в Петрограде, официально объявляется, что арестована влиятельная группа уполномоченных, избранных петроградскими рабочими, и что арестованные занимались подготовкой и осуществлением «рабочего движения в империи, поставив своей конечной целью превращение России в социал-демократическую (?) республику». Нельзя сомневаться в том, что это сообщение будет понято за границей как официальное признание внутреннего положения России глубоко ненормальным и угрожающим делу государственной обороны.

Как можно иначе отнестись к факту существования революционной организации, опирающейся на рабочих такого важного в военно-промышленном отношении центра, как Петроград? Как не торжествовать нашим врагам, с самого начала войны строившим свои расчеты на внутренней дезорганизации России?

Весть о том, что правительством принята подобная мера по отношению к рабочей группе в такой момент, как нынешний, когда стране необходимо собрать все свои силы для нанесения решительного удара врагу, должна быть признана совершенно исключительной по своей важности, а правительственное сообщение со сделанными в нем заявлениями — в величайшей мере ответственным.

Между тем, основанием для официального сообщения могли служить только данные, добытые агентурным путем и при обыске, т.е. материал, еще не подвергшийся судебной экспертизе и не освещенный даже предварительным следствием. В настоящей стадии вопроса не может существовать никакой уверенности в достоверности сведений, относящихся к деятельности арестованных рабочих. Поэтому официальное сообщение о том, что рабочая группа занималась подготовкой революции, есть не более как предположение, на основании которого дело передано прокурорскому надзору, но оно не может быть рассматриваемо как констатирование факта…

Судя по всему, что известно было до сих пор и что находит свое подтверждение в фактах, рабочие группы при военно-промышленных комитетах ставили своей задачей укрепление организации рабочего класса, видя в ней надежное средство улучшения условий рабочего класса без конфликтов. Исходя из этого взгляда, они выдвинули вопросы о фабричных старостах, примирительных камерах и бюро труда, как организациях, могущих способствовать мирному улаживанию промышленных разногласий. Их цель заключалась в предупреждении, а не в обострении последних. Рабочие группы при военно-промышленных комитетах не ограничивались заявлениями о своих стремлениях в этом направлении, но осуществляли их и на деле. Всем известно недавнее обращение петроградской рабочей группы к рабочим с призывом воздерживаться от выступлений, которые могут быть теперь только на руку провокаторам и врагам России. Известно также, что вмешательство рабочих групп совместно с представителями военно-промышленных комитетов предупреждало нараставшие конфликты в рабочей среде или приостанавливало их, содействуя возобновлению прерванной работы.

Все это — факты, а не домыслы. И они совершенно не согласуются с тенденциями, которые приписываются петроградской рабочей группе официальным сообщением. Не далее, как в истекшем году позиция, занятая рабочими группами, и официально характеризовалась иными чертами. В составленном подлежащим ведомством «обзоре политической деятельности общественных организаций за период времени с 1 марта по 16 апреля 1916 года», — документе, как известно, очень отрицательно относившемся ко всем общественным организациям, в том числе и к рабочим группам, отношение последних к современным событиям определялось как «оборонческое». В подкрепление такого определения, между прочим, сообщались письма некоторых живущих за границей русских деятелей, которые упрекали рабочих меньшевистского лагеря за их «оборонческие тенденции» и грозили им исключением из партии.

В том же «обзоре» сообщалось и о направлении деятельности рабочих групп в области отношений труда и капитала, выразившемся в их проектах института старост, примирительных камер и так далее. Все это как нельзя более далеко от «социал-демократической республики».

Государственные интересы первостепенной важности настоятельно требуют, чтобы это дело было освещено всесторонне и совершенно объективно, и притом в самом непродолжительном времени… Необходимо возможно шире ознакомить общественное мнение России и других стран с действительным положением вещей для того, чтобы ни у русского общества, ни у наших союзников и врагов не было оснований к необоснованным тревогам у одних и радости — у других.

 

Разъяснение центрального военно-промышленного комитета по поводу правительственного сообщения об аресте рабочей группы

Опубликованное 30-го сего января в периодических изданиях правительственное сообщение о революционной деятельности рабочей группы центрального военно-промышленного комитета и о возбуждении судебного преследования против членов группы освещает вопрос о деятельности этой группы неправильно и односторонне. Правительственное сообщение причисляет всех членов рабочей группы к членам революционной партии. Такая характеристика политических воззрений группы является, однако, совершенно неверной. При выборах на фабриках и заводах Петрограда уполномоченных, из состава коих были избраны члены рабочей группы, в среде рабочих проявилось два течения. Одни из них стояли за совместную работу с другими классами общества на благо обороны. Другие совершенно отвергали эту работу. Победило первое течение, и одно уже это обстоятельство свидетельствует о том, что в уполномоченные и члены группы попали не самые крайние представители рабочего класса, а напротив, более умеренные элементы.

Члены рабочей группы, насколько можно судить по их деятельности в комитете, ближе всего примыкали по своим воззрениям к так называемым «меньшевикам», то есть к одному из более умеренных политических течений среди русских рабочих. Деятельность рабочей группы протекала открыто и была далека от методов борьбы, обычно применяемых революционными партиями для достижения своих целей…

 

Рабочая группа, хотя и заняла при центральном комитете самостоятельное положение, отнюдь не чуждалась работы комитета по организации обороны страны. Группа и отдельные члены ее оказывали комитету весьма деятельное содействие по предупреждению стачечного движения среди рабочих. При этом группа высказывалась решительно против всяких эксцессов, на которую тотчас толкали рабочую массу некоторые элементы. Группа обсуждала далее ряд мер к улучшению положения рабочего класса и к предотвращению конфликтов рабочих с предпринимателями и вносила свои предложения в комитет. Так, при деятельном участии рабочей группы были выдвинуты и рассмотрены вопросы о рабочих старостах, о примирительных камерах и о биржах труда. Группа стремилась к уменьшению продовольственной нужды рабочих, к созданию общественных столовых. Члены группы принимали также ближайшее участие в кооперативном и профессиональном движении Петрограда…

Если за последнее время усилились политические выступления рабочей группы, то основной причиной этому явилось тяжелое общеполитическое положение страны и постепенно укоренившееся во всесилии убеждение, что существующий политический режим ведет страну не к победе, а к поражению. В частности, политика правительства по отношению к рабочему классу и его систематическое противодействие всем мерам к улучшению положения этого класса не могли не внушить рабочей группе сомнения в целесообразности спокойной органической работы, предпринятой группой. С другой стороны, мероприятия по ликвидации рабочих групп в провинциальных комитетах оказывали самое тягостное влияние на душевное настроение членов группы, и в свою очередь толкали ее от спокойной деловой работы в сторону энергичного участия в политике.

Как далеко шли политические чаяния рабочей группы, в комитете данных не имеется, но центральный комитет глубоко убежден, что беспристрастное следствие и гласный суд обнаружат полную несостоятельность утверждения правительственного сообщения, что конечной целью деятельности рабочей группы являлось превращение России в социал-демократическую республику.

В заключение комитет указывает на опасность отчужденности рабочих «от всякого общения рабочих с так называемыми буржуазными элементами» и на вред политики репрессий и выражает свое согласие с рабочей группой «в оценке нынешнего политического режима».

Комментарии

Комментарии