RSS

Вадим Слуцкий: Что такое рабство?

«Если человек раб, значит он сам это выбрал, он сам так решил»

Врач московской (!) клинической больницы вскоре после праздника Великой Победы написала письмо президенту, причем, — в стихах. Ничего нового: фальшивая статистика, отсутствие паллиативной помощи, невозможность по-настоящему помочь больным, достучаться до начальства. И очень символичное последнее четверостишье:

Господин Президент! Не питая иллюзий давно,

 Понимаю, ответа не будет. Письмо затеряют.

 Вы его не прочтете. Но я Вам пишу все равно,

 Чтобы сделать хоть что-то для тех, кто мне жизнь доверяет.

Эта женщина-врач – добрая и совестливая РАБЫНЯ. Потому что свободный человек не станет делать то, что заведомо бесполезно. Писать письма «на деревню дедушке Владимиру Владимировичу». Но для рабов это обычно.

И, разумеется, мы все, живущие в России, к этому привыкли.

Но давайте спросим себя: почему возникла и существует уже сотни лет такая странная социальная система, казалось бы, никого – кроме кучки привластных ничтожеств – не устраивающая? Почему она – вроде бы совершенно не жизнеспособная – так удивительно жизнеспособна?

* * *

Одна из моих учениц – назову ее Леной – была в школе очень яркой и способной девочкой. Она хорошо училась, много читала, отлично играла в драмкружке. Была единственным ребенком в благополучной семье.

Однако родители ее – при внешнем благополучии – не любили друг друга, и, когда Лене было 14 лет, разошлись. Мама ее – очень энергичная и пробивная, но весьма примитивная женщина – чтобы как-то компенсировать себе неудачу в личной жизни, баловала дочь.

Красивая и умная, Лена была житейски слабой. Она любила свой детский уютный мирок, созданный мамой, и знала, что там можно найти утешение от любых невзгод. Мама еще в раннем детстве приучила ее всегда слушаться, за что дочь вознаграждалась эйфорическим ощущением защищенности.

Я как-то наблюдал мать и дочь вместе. Лене тогда было почти 18 лет. Она болела. Мама, войдя в квартиру, бросилась к дочери, лаская и тетешкая ее. Вдруг 18-летняя девушка исчезла – и вместе нее я увидел крошечную, капризную маленькую девочку, наслаждавшуюся мамиными ласками. Это было страшно.

Из-за естественного в ее возрасте стремления к самостоятельности они с мамой часто ссорились, скандалили. В какой-то момент маме захотелось отдохнуть от дочери. Лена тут же вышла замуж за своего поклонника, вышла, в общем-то, по любви.

Но через 3-4 месяца мама отдохнула от дочери, ей стало скучно. И Лена вернулась к маме.

Никаких серьезных причин для этого не было. Просто она привыкла всегда исполнять все желания мамы, и знала, что будет за это вознаграждена. Примерно через год она развелась с мужем, которого, как она считала, любила.

Одаренный человек, красивая, умная, она поступила на режиссерский факультет. Хорошо работала, увлекалась своей профессией, вполне соответствующей ее способностям и призванию. Однако вскоре бросила ее.

Мама решила, что эта работа неденежная. И Лена с тех пор работает в банке. Так до сих пор – а ей уже далеко за 40 – она и живет с мамой, и очень довольна.

Может быть, кому-то кажется, что ее жизнь разрушила мама? Нет. У нее не было такой власти над дочерью. Лена САМА разрушила свою жизнь. Сама, своими руками, отказалась от любимого человека, от возможности иметь семью и детей, от любимой работы, от самостоятельности и взросления.

Еще раз повторю: она ДОВОЛЬНА своей жизнью. Ее мама: добытчица, заступница, надежда и опора – по-прежнему с ней. И у нее все хорошо.

Когда я в последний раз разговаривал с Леной в скайпе, через пять минут после начала нашего разговора ей позвонила мама. Позвонила, чтобы проконтролировать ее: где дочь, что делает, когда придет домой. Современные родители часто так звонят своим детям.

Лена не сказала, где она (она была в интернет-кафе) и с кем говорит (мама ее меня не жалует). Она соврала, что сейчас находится в магазине, покупает хлеб. Скоро придет. Ей совсем не было неудобно передо мной, что она, как маленькая левочка, должна отчитываться перед мамой, врет и изворачивается, тоже как маленькая. А было ей в тот момент почти 45 лет! Она спокойно продолжила наш разговор, не чувствуя никакого смущения.

* * *

История целого народа может быть похожа на историю отдельного человека. Что-то подобное тому, что случилось с Леной, произошло и с русским народом.

В момент монгольского завоевания русские были еще формирующейся, юной нацией. Они видели, что только те князья, которые получили ярлык на княжение от монголов, могли защитить их от карательных набегов страшных завоевателей. И стали воспринимать этих князей положительно.

Хотя очевидно, что это были подонки и предатели, раз они ради своей выгоды пошли на сговор с главными врагами и притеснителями своей родины.

Первым таким князем был Александр Невский.

Разумеется, эти князья вели себя на своей земле как монголы: требовали безоговорочной покорности, уничтожали всякую свободу. И это стало восприниматься как что-то, само собой разумеющееся. Так русские ДОБРОВОЛЬНО ПРИНЯЛИ рабство.

Более того, приспособившись к рабству, они почувствовали вкус к нему. Рабу живется психологически легко, беззаботно, он ни за что не отвечает.

Приняв ТАКУЮ (по сути – монгольскую, оккупационную) власть как свою, хорошую и нормальную, рабы приняли и себя в качестве рабов – и стали считать свое рабство хорошим, правильным и удобным состоянием.

Между прочим, слово «раб» этимологически однокоренное со словом «ребенок»

(РОБенок – как раньше писали, тот же корень в слове РОБкий, и «раб» раньше писался как «РОБ»). То есть это человек-дитя.

Настоящий раб – не тот, кого захватили и закабалили, а тот, КТО САМ ХОЧЕТ БЫТЬ РАБОМ. Тот, кому САМОМУ НРАВИТСЯ оставаться беспомощным, зависимым дитятей.

Очень хорошо сказал о рабстве Мераб Мамардашвили: «Рабство выбирают, пользуясь свободой, данной каждому человеку. Если человек раб, значит он сам это выбрал, он сам так решил».

* * *

Однако рабы – это люди. Или, если хотите, БЫВШИЕ люди. Они рождены людьми.

А «главная страсть человека – это быть, исполниться, состояться в качестве Человека», самостоятельного и свободного (это тоже слова М.Мамардашвили). Для этого мы рождаемся, в этом цель и смысл нашего существования на Земле.

Вот почему отказ от взросления не проходит бесследно для нас. В глубине души все рабы остро ощущают свое ничтожество, свою ущербность. Малейший намек на то, что они представляют собой на самом деле, невыносим для них.

Будучи внутри себя совершенно пустыми и никчемными, они именно поэтому исключительно стремятся к внешнему социальному самоутверждению: большим красивым должностишкам, большим деньгам. Их страсть к этим «земным благам» неутолима, потому что так они пытаются компенсировать свое внутреннее ничтожество.

Они также становятся очень зависимы от чужих мнений, — от мнений о них других людей, даже совершенно им не знакомых. Все рабы – захватчики по своей сути. Они стремятся не занимать свое место в социуме, не делать то, к чему у них есть призвание и способности, не приносить пользу – а только эгоистически самоутверждаться. Им все равно, в какой сфере делать карьеру, – лишь бы повыше залезть.

Заняв должность, они стараются сохранить ее во что бы то ни стало. При этом у них развивается что-то вроде паранойи, потому что они чувствуют, что должностям своим не соответствуют, а в то же время психологически не способны обходиться без них, так как это единственное, что у них есть. Поэтому они преследуют и травят всех, кто, по их мнению, для них опасен.

Они не могут вынести ни слова правды о себе – и тех, кто говорит о них правду, тоже травят и гонят.

Рабы совершенно аморальны, так как отказались от своей внутренней самостоятельности, заменив ее послушанием, покорностью начальству. Раб чувствует, что ведет себя правильно, когда СЛУШАЕТСЯ начальника. Моральные нормы в их душах подменены РАБСКИМ ИНСТИНКТОМ.

Вот почему рабы способны на самые чудовищные поступки, если на эти поступки их толкают начальники. Именно рабы строили концлагеря и душили людей в газовых камерах. Именно рабы – сейчас в России – отказываются выписывать умирающим людям обезболивающие (хотя эти рабы – врачи с высшим образованием).

Рабы способны на любую жестокость, на любые, самые бесчеловечные, поступки – потому что в их внутреннем мире общечеловеческая мораль заменена единственным псевдоморальным (на самом деле – аморальным) принципом: НУЖНО ВСЕГДА СЛУШАТЬСЯ НАЧАЛЬНИКА.

Рабы теряют способность к развитию и не могут понимать самих себя. Поэтому они не в состоянии справиться с огромным количеством отрицательных последствий рабства, так как изменения в обществе происходят только тогда, когда МЕНЯЮТСЯ САМИ ЛЮДИ: иным способом изменения в человеческом мире просто не могут происходить. Но рабы не способны меняться – поэтому не могут ничего изменить в своем социуме.

Рабство в России полностью вытеснило культурные нормы и ценности, которые изначально были европейскими (славяне – европейский народ). Современные русские с этой точки зрения – монголы, ордынцы. Но они не только не стыдятся этого, но и гордятся своей САМОБЫТНОСТЬЮ, как они это называют, своим ОСОБЫМ – отличным от Европы – путем.

И это психологически тоже неизбежно.

* * *

Ошибается тот, кто думает, что рабство поддерживают лишь Верхи. На самом деле в неменьшей степени его поддерживают Низы, не представляющие себе иной жизни, кроме беззаботного полудетского существования.

Начальники любят рабство, потому что в условиях свободы они никогда бы не стали начальниками. А им кажется, что это главное удовольствие в жизни – быть Большим Начальником. А подчиненные – не меньше любят рабство, потому что в условиях свободы им пришлось бы учиться быть профессионалами, добросовестно трудиться и самим отвечать за себя – а это им кажется самым страшным и мучительным в жизни. Главным удовольствием в жизни они считают детскую беззаботность, легкость существования.

Вот почему русское рабство так стабильно.

И вот почему наивно надеяться на САМОИЗМЕНЕНИЕ России. Оно невозможно в принципе. Уже потому хотя бы, что на самом деле здесь всех все устраивает.

* * *

Вспомним еще раз историю Лены. Может ли она внутренне признать свои ошибки? Нет. Это слишком психологически мучительно. Она совершила так много подлостей и предательств, так привыкла жить легко и беззаботно, и ей уже так много лет – что ей нет пути назад. Точка невозврата пройдена.

То же можно сказать о русском народе. И эта точка невозврата, на мой взгляд, была пройдена им очень давно – думаю, еще при Иване Грозном, т.е. 450 лет назад.

Это дорога без возвращения.

Пока Россия существует как суверенное государство, она будет такой, какая она есть – рабской имперской страной, с деспотической, патерналистской властью, с покорным, раболепным населением. Можно пытаться сдерживать агрессию рабов, держать их в узде – но нужно помнить, что на рабов можно воздействовать только силой, что они уважают только силу. Но не следует рассчитывать на их чудесное перерождение.

Человек, который давно отказался от взросления, от Человека в себя, давно променял свою внутреннюю свободу на беззаботное детское существование – уже не способен вернуться назад.

Господин Президент! Не питая иллюзий давно,

 Понимаю, ответа не будет. Письмо затеряют.

 Вы его не прочтете. Но я Вам пишу все равно,

 Чтобы сделать хоть что-то для тех, кто мне жизнь доверяет.

Вот только так и способны реагировать рабы на «свинцовые мерзости» русской жизни, ими самими и созданные. Писать бессмысленные, никем не читаемые письма.

Кстати: где еще и кому придет в голову подобное письмо написать В СТИХАХ???!!!

Это совершенно по-детски: как в детском саду.

И ничего другого ожидать в России не следует.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v