RSS

Вадим Слуцкий: Путь к свободе

Публицист Вадим Слуцкий размышляет от том, как стать свободным.

Когда-то я с удовольствием читал тексты и интервью Лилии Шевцовой, известного политолога. Умная, тонкая, глубокая, профессиональная – в общем, очень интересный автор. Но в какой-то момент стал замечать,что все ее тексты – на один мотив. Вот Вам кажется, что тут Кремль ошибся, слабость проявил? Нет, ребята: на самом деле власть Кремля все прочней и прочней!

В общем, Кремль в трактовке Лилии Шевцовой всегда и всех сильнее, хитрее и мудрее. Ему все и всегда удается. А наивные либералы этого не понимают и выдают желаемое за действительное.

А ведь есть такой пунктик у многих русских людей — обожествление власти. Именно – российской власти. Она Велика и Могуча. Она – вечная Победительница. Правда, Лилия Шевцова обожествляет – со знаком минус. Демонизирует, то есть. Но это, согласитесь, тот же комплекс, только вывернутый наизнанку.

Сама Лилия Шевцова не замечает этого.

Как ей стать свободной? Очень просто: заметить это в себе и научиться преодолевать. А до тех пор, пока не заметила и не научилась, она несвободный человек.

Часто читаю тексты Виктора Шендеровича. Человек он талантливый, правда, не столько как публицист, сколько как писатель-сатирик. Вспоминается, правда, его поведение во времена уже очень от нас отдаленные, когда еще существовал телеканал НТВ Гусинского. И, вы знаете, это было обычное поведение обычного русского человека, слепо и некритично преданного своему начальству. Хотя В.Гусинский в своих методах борьбы за власть и влияние не был так уж чист и светел.

Понятно, славой своей Виктор Шендерович обязан именно тому НТВ. Вполне понятно, что он за это Гусинскому признателен. Но эмоции не должны застить нам зрение и искажать восприятие. Лучше видеть мир и людей такими, каковы они есть. Неважно, эти люди наши друзья или враги. Свободному человеку свойственно стремление к объективности. А вот у Виктора Шендеровича его, по-моему, нет.

Как ему стать свободным? Очень просто. Ему нужно заметить это в себе, понять, что не всегда тот, кто способствует славе и успеху себя любимого, БЕЛЕНЬКИЙ И ПУШИСТЕНЬКИЙ, равно как не всегда тот, кто себе любимому неприятен, черненький и страшненький. Нужно учиться быть объективным. А пока не научился и не стремится к этому, а стремится только к славе и успеху – увы, несвободен.

Бориса Немцова я не читаю, но фигура он колоритная. То есть, я хочу сказать: в буквальном смысле. Рост, косая сажень в плечах. Темперамент. Страстно обличает он кровавый режим, горячо любит он свободу! Вот только вспоминается, что именно Бориса Немцова другой Борис, Ельцин, сначала «назначил» своим преемником. И быть бы Немцову царем, да Ельцин передумал – и выбрал в наследники-цесаревичи Путина. В результате чего и Путин Немцова невзлюбил – и Немцов – Путина.

По-человечески это понятно: свято место-то одно, а занять его жаждут многие. Ведь, кажется, для всех очевидно: страстные обличения Бориса Ефимовича объясняются не столько радением о демократии, сколько личной неприязнью к человеку, которому посчастливилось занять его место и который потом отстранил его от власти без надежды на возращение. А это – проявление несвободы.

Как ему стать свободным? Очень просто. Ему нужно заметить это в себе и преодолеть. А пока не заметил и не преодолел, увы, несвободен.

Михаил Ходорковский – тоже милый человек. Интеллигентный. В очках. Много читал, думал. Обаятельный. Роста тоже немалого. Нравится женщинам. Правда, в начале бизнес-карьеры, хотя он и был не менее обаятельным, чем сейчас, совершал Михаил Борисович некоторые поступки, как бы это сказать, — несколько сомнительные. Например, известно, что банк «Менатеп» в значительной мере поднакопил деньжат (их ему потом хватило на приобретение «Юкоса») за счет прокачки денег, предназначавшихся на зарплаты бюджетникам, задержки этих денег на некоторое время, получения от этого определенной выгоды. В результате чего дети этих бюджетников чуть ли не голодали. Да, это было сложное время, что говорить. Да, все так делали, не он один. Но все же подобный способ пролезания в элиту не выглядит особо высокоморальным.

Потом было участие в залоговых аукционах – и много чего еще. Алексей Пичугин, напомню, по сей день сидит, и у него – пожизненное. Но что-то Михаил Борисович совсем  забыл о человеке, пострадавшем единственно из-за того, что он, МБХ, слегка с Путиным не поладил.

Конечно, этот человек горячо и искренне любит свободу. Еще бы! После 10-то лет в колонии! Вот только он так и не понял своих ошибок. Не понял, что не все то хорошо, что способствует славе и успеху себя любимого. Что мараться залоговыми аукционами – ради какой бы то ни было светлой цели – не стоило. Что многого другого тоже делать не стоило.

Что его конфликт с Путиным не столько связан с его любовью к свободе, сколько с его избалованностью и неумением считаться с чем бы то ни было, кроме своих желаний. Так что – несвободный, глубоко несвободный он человек. Как ему стать свободным? Очень просто.

Я уж не буду повторяться, извините.

Итак.

1) Путь к свободе открыт для каждого из нас. И никто и ничто не в силах нам помешать стать свободными. Такова ситуация человеческого существования. Путь открыт, никаких кем-то поставленных барьеров на этом пути нет – и быть не может. Тот, кто нас создал, все предусмотрел. КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ СТАТЬ СВОБОДНЫМ. И помехой ему в этом может быть только он сам.

2) Путь к свободе – это путь САМОИЗМЕНЕНИЯ. Чтобы идти по нему, нужно разобраться в себе. Понять себя, увидеть в себе то, что видеть вовсе не приятно. И преодолеть это. А это – труд души. Тот же, кто никогда никаких серьезных своих ошибок не признает, кто себя представляет всегда Чистым и Светлым, а все зло видит в других, никогда свободным не станет. Потому что и не стремится.

3) Свобода – понятие, прежде всего, ВНУТРЕННЕЕ. Это определенный уровень человеческого, нравственного развития, которого достиг человек. Внутренне же несвободный – не может быть ни в какой степени свободным, потому что свою тюрьму он носит в себе самом. Сколько ему ни давай внешних «свобод», как ни возливай ему на  голову либерализмы и демократии, — он все равно раб до мозга костей.

4) Борьба с «кровавым режимом» сама по себе свободным не делает. Лимонов вон тоже борется не щадя живота своего. Он тоже, что ли, свободный? ???? Более того, ненавидя кого-то, люди часто уподобляются тому, кого ненавидят.

5) К свободе не идут толпой, тусовкой. Это путь личный, индивидуальный. Когда-то – в годы перестройки – я написал шуточную сказочку о том, как некий начальник вызвал к себе подчиненного и приказал ему покрасить стены в учреждении в белый цвет. Перестройка, гласность, все такое: надо самообновляться. Подчиненный сказал: «Слушаюсь, товарищ начальник!» И пошел на склад. Но мрачный кладовщик сообщил, что в наличии – только ЧЕРНАЯ краска. И денег нет.

Наш герой вернулся в кабинет начальника. Тот посмотрел строго и сказал: «Вы слышали? Немедленно покрасить – в белый цвет!» И подчиненный подчинился. И вот красит он – а по коридору идут сослуживцы, глазам своим не верят – и говорят ему:

— Ты с ума сошел? Кто красит стены в помещении В ЧЕРНЫЙ ЦВЕТ?!

Он резонно возражает, что это БЕЛЫЙ ЦВЕТ. Есть распоряжение начальника.

— Ах, САМ распорядился? Ну, тогда все понятно!

И сослуживцы бодро следуют на свои рабочие места.

Разумеется, на следующий день в этом учреждении проходит собрание, на котором все сотрудники благодарят шефа за заботу, за то, что в помещениях стало так светло и чисто, за перестройку и обновление.

Вот так и у нас. За свободу борются НЕСВОБОДНЫЕ ЛЮДИ. А это то же самое, что красить стены в белый цвет ЧЕРНОЙ КРАСКОЙ.

И в заключение – одно стихотворение с седой бородкой. Написал его П.А.Вяземский, приятель Пушкина. Это – вторая половина 19-го века.

Послушать: век наш – век свободы.

А в сущность глубже загляни:

Свободных мыслей коноводы

Восточным деспотам сродни.

У них два веса, два мерила,

Двоякий взгляд, двоякий суд:

Себе дается власть и сила.

Своих наверх, других под спуд.

У них на все есть лозунг строгий,

Под либеральным их клеймом:

Не смей идти своей дорогой!

Не смей ты жить своим умом!

Когда кого они прославят,

Пред тем колени преклони.

Кого они опалой давят,

Того и ты за них лягни.

Свобода, правда, сахар сладкий,

Да от плантаторов беда.

Куда как тяжки их порядки

Рабам свободного труда.

Свобода превращеньем роли

На их условном языке

Есть отреченье личной воли,

Чтоб быть винтом в паровике.

Быть попугаем однозвучным,

Который, весь оторопев,

Твердит с усердием докучным

Ему насвистанный напев.

Скажу с сознанием печальным:

Не вижу разницы большой

Между холопством либеральным

И всякой барщиной другой.

Тут бы и закончить, поелику с 19-го века – за 150 лет – ровно ничего не изменилось. Да вспомнился еще один любопытный эпизод.

Есть такой великолепнейший российский либерал, просто-таки обожающий свободу: вице-президент Русского ПЕН-центра и глава Фонда защиты гласности, Алексей Симонов.

Ну уж это такой либерал! Всем либералам либерал!

Так вот – был такой случай. Однажды некий член этого самого ПЕНа, писатель, то есть, заплатил членские взносы и одновременно покритиковал за что-то А.Симонова в своем Живом журнале. По этому поводу собрался внутриПЕНовский синедрион – и отступника мгновенно исключили! И с торжеством объявили об этом на своем сайте!

Великолепный человек! Что он только за свою жизнь ни понаписал – хотя никто его произведений почему-то не читал. Но ведь он второй человек в ПЕН-центре! Не шутка! И гласность очень любит и всячески защищает притом!

И кто же мешает ему стать свободным как ветер?

Никто не мешает.

И вам, уважаемый читатель, никто не мешает стать свободным (или свободной). Нельзя сказать, что это очень выгодно и совсем уж безопасно. Но если очень захотите – пожалуйста.

Вот тогда, когда в стране будут жить СВОБОДНЫЕ ЛЮДИ, тогда – и только тогда – она станет свободной. И никак не раньше.

Фото rusmonitor.com

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v