RSS

Владимир Голышев о визите Путина в Нормандию: «Этот спектакль нужен всем».

6 июня западная мировая политическая элита собралась на торжественные мероприятия посвященные 70-летию открытия второго фронта в Нормандии. Принял в них участие и президент Российской Федерации Владимир Путин. И встречен, надо сказать,  был другими лидерами довольно холодно. Настолько демонстративно холодно, насколько наверное не относились ни к одному нашему политическому лидеру ни во времена СССР и уж тем более Российской Империи. Практически Путин выглядел изгоем, держался в стороне от остальных, а за день до этого в Париже премьер — министр Великобритании Дэвид Кэмерон демонстративно отказался пожать ему руку. Сам же Путин так же демонстративно не стал пожимать руку новоизбранному президенту Украины Петру Порошенко. Все это выглядело как огромный политический спектакль. Потому за комментариями мы обратились к Владимиру Голышеву, ведь он не только политический публицист, но и драматург. И если это большой геополитический театр, то какое развитие спектакля после этой сцены подсказывает драматургия ситуации? Вот что у нас получилось:

Greetings from Normandy.AP Photo/Charles Dharapak

«Русский Монитор»: Владимир, вчера состоялся один из самых интересных общемировых спектаклей за последнее время, потому кому как не Вам, автору «Пребиотиков» — фантасмогорической пьесы про Путина, его комментировать?! Расскажите, что Вы думаете о визите нашего президента в Нормандию и о его роли мирового изгоя? Что это было? Кто автор и режиссер данного действа?

Владимир Голышев: Это, конечно, был спектакль, подготовка к которому началась задолго до 6 июня. Вот, скажем, принц Чарльз сравнил Путина с Гитлером. В частном разговоре. Откуда мы об этом узнали? Из гневного заявления российского МИДа. И тему эту мусолили долго и сладострастно. А когда, уже перед самой Нормандией она стала затухать, Путин неожиданно «вспомнил», что Хиллари Клинтон еще в марте сказала что-то похожее. И пубично, на весь мир простил бабе-дуре то, что у нее «куринные мозги». Добавьте к этому потрясающую статью придворного кремлёвского «мудреца» Андроника Миграняна про «хорошего Гитлера до 39-го года» — собирателя немецких земель. На этом фоне кремлёвское возмущение — это «не бросайте меня в терновый куст!» Путин старательно нарывается на такое сравнение, сам его конструирует, культивирует, пестует.

Другая интересная тема: ревизионизм. С ним Российская Федерация решительно борется и в Госдуме, и в Совете безопасности ООН, и, особенно, в телевизоре. При этом, 9 мая Путин заявляет: Гитлера победила Россия. А вклад антигитлеровской коалиции и Украины — величина настолько ничтожная, что ею можно принебречь. Про то, что УПА вдруг стала «пособником» фашистов, я уж и не говорю. Эта маленькая ложь тонет в лжи космического масштаба. Эта возникающая на наших глазах параллельная реальность завораживает своей беспардонностью. «Дважды два — чертыре. Волга впадает в Каспийское море. Гитлер вторгся в европейскую часть СССР. Больше других союзных республик в войне пострадали те, которые впоследствии дали имена легендарным фронтам — Украина и Белоруссия. Декларация о независимости России была подписана через 50 лет после начала войны…» Эти прописные истины де-факто упразднены.

Обо всём этом надо помнить, чтобы не обманываться насчет того амплуа, в котором Путин выступил в Нормандии. Это не «болван», а классический «злодей». «Гитлер сегодня». Причем, роль эта его не только устраивает. Путин ее сам для себя написал. И мировые лидеры, собравшиеся в Нормандии ему охотно подыграли, потому что этот спектакль нужен всем, как сто лет назад всем была нужна Первая Мировая война. Все ее приближали как могли. Все радовались ее началу. Все расчитывали решить с ее помощью накопившиеся проблемы и противоречия. Лекарство от безработицы и революции, стимул для промышленности, мечта о новых колониях. Война освежает. Война тонизирует. Война — мать вещей. За сто лет ничего не изменилось. Сначала война пугала. Теперь невооруженным глазом видно, что все действующие лица вошли во вкус. Своим хорошо подготовленным крымским «экспромтом» Путин сделал подарок сразу всем. В первую очередь, Украине, которая вышла из комы и обрела смысл, цель, перспективу. И даже импозантного президента. Тоже самое можно сказать и про НАТО, и про США, и про Европу, которая каждой клеточкой своего сложного организма ощущает шампанские пузырки восторга. Еще вчера все они были в тупике. А теперь всё по-другому. Новое небо и новая земля. Спасибо Путину за это!

И спектакль, разыграный в Нормандии, обрадовал сразу всех. Понятное дело, ненавистники Путина увидели в нем провал его внешней политики.

Путин нерукопожатный. Путин — изгой. «Не хотим играть с тобой!» «А чё это вы тут делаете!» — «Тебе-то что? Иди отсюда!» — «Да ладно, ладно…»

Но вгляните на ту же картинку, глазами 86% россиян (именно таков сегодня путинский рейтинг). Что видят они? Путинскую правоту. «Да, все как он говорил. Россия со всех сторон окружена врагами! Вон как афроамериканец обхаживает «шоколадного короля». Майдан устроили американцы, это понятно. И какрательную операцию на «юго-востоке» спланировали в ЦРУ. И русских людей там расстреливают американские наёмники из «Правого сектора». И Еврсоюз этот — американская подстилка! А сами газ наш едят! И НАТО у ворот! Всё, как Путин говорил. В точности…»

Празник закончился — все разошлись. Усталые, но довольные. Всем по душе пришлось гениальное путинское ноу-хау — преимущества мировой войны налицо, а самой войны, как бы нет. Аккуратная такая мировая война. Малобюджетная. Компактная. Все настроены ее продолжать.

 

«Путин старательно нарывается на такое сравнение, сам его конструирует, культивирует, пестует. ..» (с) Владимир Голышев

«Русский Монитор»: Т.е. Путина устраивает роль изгоя и диктатора? Но ведь в этой роли гораздо сложнее удерживать равновесие. Насколько это положение нашего лидера опасно для страны? Не закончится ли, благодаря такому его положению, период стабильности как Ливия и Сирия?

 Владимир Голышев: Россия — не Ливия. Это крупнейшая ядерная держава, обосновано претендующая на лидерство, как минимум на постсоветском пространстве. Плюс надежда на стратегический союз с Индией и Китаем, которым России есть что предложить. Нет, с точки зрения геостратегии тут всё в порядке. Россия отказывается от петровского наследия, отрясает прах Европы со своих ног и становится великой евразийской державой. Нормальная такая утопия. Не хуже мировой революции. Что же касается того, «чем сердце успокоится», то все подобные проекты всегда заканчивались крахом. Вопрос в сроках. А говорить о сроках — гадать на кофейной гуще.

 «Русский Монитор»: Но максимальный срок очевиден. Поскольку никакой системы не строится, а та, что была построена хоть и криво и косо в 90-е полностью разрушена, то вся империя по сути держится только на одном человеке. А любой человек — смертен в итоге. Что будет после Путина с нашей страной в такой ситуации?

Владимир Голышев: Парадокс в том, что на Путине — который как бы «человек судьбы» и «творец всех наших побед» — свет клином не сошелся. Попробуйте порассуждать в режиме «минус Путин». Если не он, то кто? Ответ: да кто угодно? Шойгу — не вопрос. Сергей Иванов — пожалуйста! Медведев — он у нас уже, на минуточку, покоритель Цхинвала. Почему нет? Многонациональный российский народ, конечно, больше всех хотел бы видеть в Кремле самого главного патриота России Рамзана Ахмадовича Кадырова. Этот точно будет лучше смотреться в роли евразийского императора, чем Путин. Может еще увидим.

«Русский Монитор»: Итак, значит драматургия процесса подсказывает что всех актеров устраивают свои роли? Но сценой ужасных событий и статистами является Украина и украинцы, а так же русские, которые там живут. Какое будущее в итоге их ждет по ходу этой печальной пьесы? Точнее сказать, какую судьбу готовят им авторы и режиссеры?

 Владимир Голышев: Почему «печальной»? Драма, даже трагедия, не подразумевают печаль. Евангелие, например разве печальная книга? А ведь трагичней не бывает. Что касается Украины, то судьба ее уже определена, как мне кажется. Да, линия фронта прошла по ней. Да именно ее территория в третий раз стала театром военных действий. Но в отличии от первых двух мировых войн, в этой, она на мой взгляд, имеет все шансы стать главным выгодополучателем. Сбудутся все мечты многих поколений борцов и мечтателей, грезивших украинским национальным государством. Кризис, лишения, даже война Украину не деморализует, а мобилизует. Это уже понятно. Устояв и окрепнув, Украина скорее всего заставит Россию сменить вектор экспансии. Например, начать новое покорение Кавказа с присоединения Южной Осетии и Абхазии. Дальше Грузия и крайне интересный для России карабахских узел, который можно разрубить только вернув под своё крыло оба государства. Опять же, Казахстан… Много интересных направлений. Есть чем заняться. А Украина останется с Европой. Причем не на правах бедного родственника. Украина уже сейчас становится для Европы своего рода моральным лидером, смыслообразующим элементом… Скажите, зачем Европе оставаться единой? Украина даёт на этот вопрос ответ.

8.06.2014 

Кортунова Ольга побеседовала с Владимиром Голышевым специально для «Русского Монитора»

Comments

comments

2 комментария

  1. Liliya Kazak

    . Ну, а Украина останется с Европой. Причем не на правах бедного родственника. Украина уже сейчас становится для Европы своего рода моральным лидером, смыслообразующим элементом… Скажите, зачем Европе оставаться единой? Украина даёт на этот вопрос ответ.

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v