RSS

Владимир Голышев:  «Пора забрати цю мову собі»

  • Written by:

Вручение Нобелевской премии в области литературы Светлане Алексиевич, стало важнейшим культурным событием этой недели.

Впрочем,  не только культурным, но и политическим  — самим  фактом того, что нобелевскую премию получила писательница из Беларуси, украинского происхождения, пишущая на русском языке ставится под вопрос сама агрессивная концепция «Русского мира», управляемого из Москвы.

Наш постоянный автор Владимир Голышев,  не раз  говорил о том, что русский язык сегодня не принадлежит России, а уж тем более ее правительству.

Год назад дал Владимир Голышев длинное интервью на эту тему, выдержки из которого мы решили опубликовать снова. Сегодня, мысли высказанные в нем становятся еще более актуальными.


1416376025919918
…Проблема в том, что руководство России объявило русский язык своей собственностью, и это рейдерство сошло ему с рук. Ему до последнего времени вообще всё с рук сходило. Скажем, 9 мая Путин в прямом эфире «назначил» страной-победителем Российскую Федерацию – и ничего. Некоторые даже не заметили подвоха, потому что к тому моменту уже успели проглотить главную ложь. Я бы ее назвал «формула Путина». Думаю, каждый начинающий мошенник должен ее знать так же хорошо, как физик F=ma или E=mc2. «Формула Путина» – Российская Федерация = Советский Союз = Российская Империя.

Проигнорировав этот циничный подлог, люди обрекли себя на катастрофу. Призрачное основание для путинского подлога подарила та небрежность, с которой осуществлялся демонтаж СССР в 1991 году. Его составные части слишком торопились на волю, чтобы заморачиваться из-за пустяков. Так РФ формально стала «правопреемницей СССР». И никого это тогда не смутило. Подумаешь, это всего лишь слова! «Хоть горшком назови, только в печь не клади». Так? Нет, ребята, не так! «Назвался груздём – полезай в кузов». Вот Путин и полез, когда выиграл в нефтяной лотерее несколько шальных триллионов. Откройте карту и найдите на ней границы СССР. А теперь вооружитесь карандашом и вычёркивайте: страны Балтии, страны Закавказья и Центральной Азии, Казахстан, Молдавию, Беларусь и Украину. А если у вас дореволюционная карта, добавьте в этот список Финляндию и значительную часть Польши. Российская Федерация – это огрызок, большая часть которого – малонаселенные районы Сибири и Дальнего Востока. Ни одно из достижений Российской Федерации и СССР этому огрызку не принадлежит. Тем более, русский литературный язык, который к Москве вообще не имеет никакого отношения.

Язык Московии довольно хорошо известен благодаря переписке Ивана Грозного и публицистике протопопа Аввакума. Откройте и почитайте. По-моему, очевидно, что это другой язык. Тот, на котором мы сейчас разговариваем, оформился в начале 19 века как язык Российской империи, столица которой, как известно, находилась не в Москве, а в Санкт-Петербурге. Переход от одного языка к другому растянулся почти на полтора столетия. Оба процесса шли синхронно – Российская империя рождалась и одновременно училась говорить. Начало и русскому языку, и Российской империи положил альянс Московии и Украины при царе Алексее Михайловиче. Новый западный курс сразу вылился в террор против собственного народа. Я имею в виду церковный раскол. Можно сказать, что в основании Российской империи лежат кости консерваторов-московитов. Именно они – ее первые жертвы. Причем, террор в отношении староверов продолжался до начала 20 века – то есть, более двухсот лет. Самым культурным местом, в европейском смысле этого слова, тогда был Киев. Неудивительно, что именно по киевским лекалам кроился новый язык. Назову только несколько имен: Симеон Полоцкий, Димитрий Ростовский, Стефан Яворский, Феофан Прокопович. Церковь в то время была и академией наук, и министерством образования, и своего рода «идеологическим отделом ЦК КПСС». В новорожденной империи она была почти полностью укомплектована выходцами из Украины. Вся ранняя имперская ученость и словесность – от них. Ломоносов, Карамзин, Пушкин пришли в уже построенный украинцами дом и блестяще справились с отделочными работами. Получился новый язык для новой империи. Москва, плачущая по загубленной старине, не только не участвовала в этом процессе, но и находилась к нему в глухой оппозиции. Помните картину Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни»? Москва на ней выглядит не слишком празднично, правда? Впрочем, когда дело было сделано, русский язык стал достоянием всей империи, в том числе и Москвы.

Этот вопрос обязательно надо прояснить! Ведь ложь про русский язык Кремль использовал для того, чтобы развязать войну. И, помогая ему лгать, вы становитесь соучастником его преступлений. Украина слишком большую цену заплатила за сказки о том, что она – бедная несчастная провинциальная овечка, которая попала в сексуальное рабство к матёрому московскому волку. 23 года Украина куталась в эту уютную ложь как в оренбургский пуховый платок, пока война не порвала его в лоскуты… Простите, но овцы не побеждают. Откуда у них эта уверенная хозяйская поступь? И почему, скажите, в Донецком аэропорту, в Песках и, вообще, в зоне АТО русская речь звучит чаще, чем украинская? Ответ лежит на поверхности, но поднять его рука не поднимается. Да, потому что Украина – не имперская провинция, а метрополия. Более того, лучшая ее часть. Она была такой и в Российской империи, и в Советском Союзе. Украинцев никто никогда не колонизировал, потому что они сами – прирождённые колонизаторы. На огромных просторах Северной Евразии везде можно наткнуться на следы их присутствия – от Кубани до Курильских островов, где украинцы составляют около 60% населения.

История украинского антиимперского сопротивления, безусловно, прекрасна, а имена Бандеры и Шухевича отлично смотрятся рядом с именами Пугачева и Разина. Вот только история – не меню в ресторане. Конечно, хотелось бы, чтобы Хрущев носил водолазку, а не вышиванку, чтобы ему на смену пришли крепкие парни из Петропавловска-Камчатского, а не брежневский клан, чтобы Троцкий чтобы родился на Волге, а не на Днепре. И грузинам было бы гораздо удобнее, если бы товарищ Сталин был бурятом или удмуртом, а не сами знаете кем. Слишком бесчеловечной и кровавой была и Российская империя, и Советский Союз. Слишком привлекательна роль жертвы. А тут еще добрый дядюшка Путин, примеряющий на себя то горностаевую мантию, то сталинский френч, да еще и сам готов взять на себя ответственность за все преступления… Подарки сатаны всегда радуют глаз и просятся в руки. А от шершавой правды бывают занозы. Голодомору тесно рядом с расказачиванием и потравленной газом Тамбовщиной. И в списках палачей выходцев из Украины проще не замечать. Это довольно тернистый путь: честно признать, что у России и Украины последние 200 лет была одна история на двоих. Наша империя – не ИП, а ЗАО. У нее нет и не может быть никаких душеприказчиков, «правопреемников» и прочего. Основные акционеры забрали свои доли из уставного капитала, а компанию ликвидировали. Всё! Но Украина решила забыть свою бизнес-историю, чем развязала руки бывшему партнёру. И он теперь продаёт акции несуществующего ЗАО, открывает офисы и травит байки о том, что он всё сам в одиночку всё построил, всех победил и теперь ему якобы всё принадлежит. Не пора ли напомнить прохвосту, как оно было на самом деле?

Русский язык сейчас находится в катастрофическом состоянии. Можно сказать, что он при смерти. Его срочно нужно спасать. Украина для русского языка не чужая тетка, а родная мама. Убедиться в этом нетрудно – достаточно поговорить с киевлянами или с одесситами, или съездить в Пески. Там в данный момент функционирует лаборатория, в которой наш прекрасный язык обогащается новыми словами. Например, слово «улыбан» (несерьёзный, но, в целом, симпатичный человек), придуманное русскоязычными бойцами, я точно буду использовать. И яркое слово-гибрид «калашмат» (так там называют АКМ), могло родиться только в среде, где русский язык чувствует себя, как дома. Языкотворчество вообще дело весёлое. Язык в неволе не размножается. Он чахнет и умирает. Как сейчас в России, где его скрутили в бараний рог и отдали на поругание похабным клоунам и косноязычным гопникам вроде Владимира Путина.

В советское время у русского языка было немало экологических ниш и главное – была вольнолюбивая интеллигенция. И системная, и внесистемная. И режим не требовал собачьей преданности от населения. Советский агитпроп что-то устало буровил про американских бездомных и народ Никарагуа, не особенно рассчитывая на зрительское внимание. По большому счёту, люди были предоставлены сами себе. В душу им никто не лез. А в нынешней осатаневшей России вольнолюбивой интеллигенции нет вообще. И экологических ниш – тоже. Последней пала блогосфера – и ее затопила мутная жижа путинского агитпропа.

Язык не может жить в таких условиях. Он и не живёт. То, на чём сейчас разговаривает Россия и отравленные ею части Украины – это уже не русский язык, а продукты его разложения. Вопрос о статусе государственного языка, как известно, поднимают именно там. Люди, не знающие, не любящие и не понимающие русский язык, вдруг объявили себя его собственниками и защитниками. Понятное дело, идти на поводу у них нельзя. Причем, я сейчас рассуждаю не с точки зрения государственных интересов Украины (они понятны), а с точки зрения интересов самого русского языка. Напоминаю, русский литературный язык – не национальный, а универсальный, «имперский». В то же время, Украина в границах УССР – это слишком сложное пространство для национального государства, скроенного по лекалам 19 века. Потому что невозможно потребовать от всех русскоязычных граждан Украины, чтобы они перешли на украинский язык, а родной язык забыли. Но, с другой стороны, много ли найдётся в Украине украинцев, которые забыли (или никогда не знали) русский язык? Я таких не встречал. Все – двуязычные. Русскоязычная часть Украины, конечно, пока отстаёт, но на уровне понимания у нее с украинским языком, вообще, нет никаких проблем. Диалог, в котором один собеседник говорит на украинском, а другой на русском, для Украины уже сейчас обычное дело.

Революция и война подняли украинский язык на небывалую высоту. На нем больше нет ни малейшего налёта провинциальности. Сегодня это, возможно, самый модный язык в Европе. Его хочется изучать. Добавьте сюда смену поколений. Дети из русскоязычных семей наверняка будут знать украинский лучше своих родителей. В общем, через довольно непродолжительный срок в Украине возникнет единая двуязычная нация без проблемных зон и разделительных линий. И произойдёт это независимо от нашего желания. Просто потому, что не может не произойти. Что в этом плохого? Только одно: многие украинцы продолжают считать русский язык собственностью России. Какие есть для этого основания? Путин сказал. И всё? По-моему, это еще смешнее, чем его «искандеры». И тут у меня возникает большое толстое недоумение: почему Украина терпеливо сносит московские щелчки и затрещины, вместо того, чтобы встать в полный рост и предъявить свои права на универсальное средство коммуникации Российской империи и Советского Союза? Эталонный русский язык сегодня в Киеве. Самая интересная его региональная версия – в Одессе.

С украинским русский не просто прекрасно уживается – у них симбиоз, обогащающий оба языка. Перефразируя Бориса Гребенщикова, можно сказать так: «Вона помре, якщо буде нічиєю. Пора забрати цю мову собі».

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v