RSS

Владимир Голышев: «Украине нужно то, что академик Сахаров называл конвергенцией»

Очередная четверговая беседа с Владимиром Голышевым. Сегодня — об итогах выборов в Верховную Раду, об актуальности лозунга «Украина — это Порошенко» и о будущем Русского мира в условиях Украины.

«Русский Монитор»: Владимир, Вы уже не раз комментировали прошедшие 26 октября в Украине выборы в Верховную Раду. Результаты для многих оказались неожиданными. А как оно для Вас, для аналитика? Ожидания оправдались?

Более чем. Порошенко даже немного перестарался. Судя по тому, как он вел кампанию, все указывало на то, что он стремится разделить ответственность за будущее страны с амбициозными единомышленниками. Иногда казалось, что успех «Народного фронта» и «Самопомичи» его волнует больше, чем результат собственного блока. Порошенко хотел иметь сильных партнеров для коалиции, но сохранить контроль за самим процессом формирования правительства. Партнеры получились даже сильнее, чем предполагалось. Плюс эйфория от результата, заметно превысившего прогноз. Отсюда проблемы с коалицией, которые будут преодолены, когда Яценюк немного протрезвеет, а Порошенко адаптируется к новым условиям. Огромная удача для Украины — прощание со «Свободой». Любимая партия Кремля, исправно снабжавшая его «фашистской картинкой», не просто не набрала проходной балл, она себя полностью и окончательно дискредитировала. И как самая деструктивная сила в парламенте, и как поставщик чиновников-коррупционеров, и как организатор бессмысленных и беспощадных уличных беспорядков. Вопль провалившейся на выборах пани Фарион о «рабской сущности» избирателей — отличный надгробный камень для «Свободы» с ее архаичным и абсолютно бесперспективным идейным бэкграундом. Но самое интересное в этих выборах — поведение «регионального» электората и та политическая сила, которая получила его поддержку.

«Русский Монитор»: Да, да, да! Вот о нем-то, о региональном электорате, и хотелось бы поговорить. Успех бывшей «Партии регионов», перекрасившейся в так называемый «Оппозиционный Блок» в освобожденных городах Донецкой области, в Запорожской и Днепропетровской областях, а также большое количество одиозных депутатов-регионалов, прошедших по мажоритарке, вогнали в депрессию очень многих сторонников Евромайдана. В Одесской области в лидерах «Блок Порошенко», но прошел одиозный Кивалов. Неужели правда все дело в бабушках, которые хотят в СССР, и низкой явке сторонников Евромайдана на выборах? Или все же у Вас какие-то другие объяснения?

Во-первых, расхожая оценка «Оппозиционного блока» как «перекрасившихся регионалов» — это явное упрощение. Вообще, дурная манера вешать «ярлыки» — это детская болезнь, из-за которой будет расцарапано еще немало коленок и набито шишек. Эти люди — опытные политики, адекватно реагирующие на изменившуюся обстановку, хорошо знающие своих избирателей, сохранившие организационные возможности и материальные ресурсы. Вместо того чтобы истерично орать и размахивать кулаками, присмотритесь лучше к тому, как меняется их риторика — с чем они пришли к избирателю на этот раз. Тут совпадение с «большой тройкой» едва ли не по всем пунктам. Они и за единство Украины, и против коррупции, и за реформы. Разница, скорее, в подаче. Она у бывших «регионалов» адресная. Они хорошо знают, к кому обращаются, и понимают, что именно эти люди хотят услышать. А еще лучше не услышать, а принести домой или положить в кошелек. Но услышать — тоже! Люди на юго-востоке устали от политики и от войны. Всплеск украинского патриотизма, нивелирующего их местные особенности, их не столько воодушевляет, сколько пугает. «Донбасс», который хочет, чтобы его «услышали», никуда не делся. Но он изменился — именно настолько и ровно в ту сторону, в которую изменилась риторика бывших «регионалов» из «Оппозиционного блока». И перемена эта обнадеживает. Остальная часть Украины тоже меняется. Сошла с политической сцены «Свобода». Никто больше не считает, что Украина должна стать однородным национальным государством, в котором все говорят на одном языке и носят одинаковые шаровары. Война не оставила на таком подходе к стране камня на камне. Ее герои — добровольческие комбаты, волонтеры, чиновники в прифронтовых регионах — сплошь русскоязычные. И наоборот, среди антигероев этой войны хватает националистов в вышиванках. «Патриотизм по национальному и языковому признаку» де-факто уже сдан в архив. Украина уже знает, что она — сложная, разная. И что в этом ее сила. Будущее Украины предстоит строить всем ее частям. Вместе. И от того, как они будут взаимодействовать, полностью зависит успех предприятия. Украине нужно то, что академик Сахаров в свое время назвал конвергенцией — движение навстречу друг другу. Когда фракция «Свободы» в Верховной Раде совершила тяжкое политической преступление — устроила голосование против «языкового закона», — состоялся гениальный флешмоб: жители Донецка целый день разговаривали только на украинском, а жители Львова — на русском. Этот флешмоб следует возобновить и сделать бессрочным. Нормой для новой Украины должно стать двуязычие. Для этого не нужно принимать какой-то специальный закон. Общество само устанавливает для себя нормы, само определяет, что модно и круто, а что — «фуфло» и «отстой». Не обязательный и повсеместный украинский язык. Не «русскоязычное гетто» для ленивых и нелюбопытных. Два языка — для всех. Два — больше, чем один. Зачем вычитать? Надо умножать и складывать. Идти навстречу друг другу… Первые заявления победителей этих выборов, конечно, оптимизма не внушают. Но я думаю, что например, угрозы комбатов-депутатов в адрес Шуфрича и других бывших «регионалов» — просто выпуск пара, скопившегося в ходе войны. Пусть он выйдет. А дальше следует забыть про ярлыки и вступать в диалог. Великодушие — привилегия сильного. Парламентское большинство не может себе позволить роскошь быть слабым. Сейчас для этого, мягко говоря, неподходящий момент.

Нормой для новой Украины должно стать двуязычие. Для этого не нужно принимать какой-то специальный закон. Общество само устанавливает для себя нормы, само определяет, что модно и круто, а что - "фуфло" и "отстой" (с)

Нормой для новой Украины должно стать двуязычие. Для этого не нужно принимать какой-то специальный закон. Общество само устанавливает для себя нормы, само определяет, что модно и круто, а что — «фуфло» и «отстой» (с)

«Русский Монитор»: И какой она в итоге будет, эта новая Украина, если учитывать все, что Вы сказали выше? Как в нее впишется Русский мир без России? Не потеряется ли? Не произойдет ли украинизация этого мира, и не забудут ли через пару поколений все местные русские родной язык, который является во многом национальным ментальным индикатором?

Сама постановка вопроса про «русский язык в опасности!» лишена смысла. На русский язык легко переходят жители самых украиноязычных регионов Украины. Я как-то в Киеве хотел купить книжку на украинском языке — стихи Жадана, например. Нашел книжный магазин побольше и минут сорок прочесывал все его бесчисленные залы, полно заставленные акуниными и дарьями донцовыми. Выбился из сил. Отчаялся… Полки, которые я искал, сиротливо стояли рядом с кассой. Думаю, в московском книжном магазине проще найти книги на суахили или албанском, чем в киевском — на украинском. Украина наполовину двуязычна, а другая ее половина, к сожалению, пока недоразвита… У меня в кошелке лежит сто рублей. Если я добавлю еще сто, я ничего не потеряю, правда? В моем кошельке будет двести рублей. Впрочем, в случае с украинским языком, гораздо больше, чем двести. Потому что украинский — это пропуск в огромное семейство славянских языков: от сербохорватского до польского. Английский язык знают почти все шведы. Надо будет у них спросить: не забыли ли они шведский. И заодно у Антонио Бандераса поинтересоваться — как у него дела с испанским?

«Русский Монитор»: С языком понятно. Но вернемся в идеальному Русскому миру внутри государства Украина. Каким он теперь станет, оторвавшись от своих корней в России?

«Русский мир внутри государства Украина» — это, простите, что? Я вижу территорию с населением. Население кушает и ходит в туалет. Почему эти прозаические занятия превращают его в какой-то особый «мир», мне совершенно непонятно. У этого населения есть возможность оставаться бессмысленным балластом или принять активное участие в создании новой Украины. Одни выберут второе, другие ничего не выберут — будут просто есть и ходить в туалет. А потом умрут. Вот и все. А насчет «корней в России» — это, вообще, какой-то анекдот. Я, например, родился родился я ни в какой не в «России», а в СССР. И родители мои — тоже. А мои деды и бабки родились в Российской империи. Украина и Россия — два ее осколка. И у второго нет ни малейшего исторического преимущества перед первым. Разница между ними только в том, что на одном осколке русские люди с оружием в руках защищают свою землю от оккупантов и стоят демократическое государство, а второй осколок — нежизнеспособная сырьевая деспотия. Почему именно в этом «проклятом» месте нужно искать свои «корни»?

«Русский Монитор»: Т.е. Вы считаете, что называться Русским миром у РФ прав не больше, чем у Украины после СССР?

Это высокопарное словосочетание вообще лишено смысла. Есть территории, на которых относительно компактно проживают носители русского языка. Есть еще больше территорий, на которых компактно проживают носители арабского или английского языка. Люди живут в разных государствах и при этом разговаривают на одном языке. Что в этом нового? При этом многие государства в какие-то моменты находились в составе одной империи — Британской или Османской. Империй нет, люди остались. В чем проблема-то? То есть говорить о каком-то преимуществе здесь не приходится. Хотя сравнивать РФ и Украину, конечно, можно. По многим критериям. И почти по всем сравнение будет не в пользу РФ. Скажем, русский язык в РФ подвергается откровенному геноциду. Людей круглосуточно учат разговаривать на каком-то чудовищном «диалекте», который бесконечно далек от языка Пушкина и Тургенева. Президент, глава МИД, чиновники, телеведущие, звезды, герои телесериалов разговаривают на какой-то забористой смеси канцелярита, блатной фени и рыночного сленга, приправленного терминологией брокеров и маркетологов. Население все это быстро подхватывает, а русский литературный язык забывает. Последний заповедник качественного общения на русском языке — блогосфера — тоже пал под натиском платных и бесплатных кремлевских пропагандистов. Думаю, скоро появится новый вид туризма — лингвистический. Чтобы от души поговорить на добротном, чистом, сочном русском языке, люди из России будут ездить в Киев или в Одессу. Во всяком случае, среди моих собеседников в социальных сетях россияне — исчезающее меньшинство. Подавляющее большинство — жители Украины. Дело в том, что украинский язык для русского — не угроза, а благоприятная питательная среда. Вы просто послушайте Порошенко, когда он говорит по-русски. А потом сравните его яркую образную русскую речь с путинским кошмаром. И все станет понятно.

«Русский Монитор»: Как известный фанат Петра Порошенко, Владимир не мог мимо него пройти даже в вопросах, к нему прямого отношения не имеющих. Владимир, откройте нам в конце беседы секрет, откуда такой оптимизм и вера в Порошенко? Не появляются ли у Вас до боли знакомые нотки вроде «Украина — это Порошенко», «Без Порошенко не будет Украины!»?

Ну, сейчас, когда избрана Верховная Рада, Порошенко вполне может сыграть роль мавра, потому что свое главное дело он сделал. Высшая власть обновилась, страну поддерживает мировое сообщество, гангрена войны не расползается, враг находится в крайне тяжелом положении. Одним словом, «мавр может уйти». Я даже могу сказать, кто в этом больше всех заинтересован. Путин Владимир Владимирович. Он думает, что без Порошенко Украина станет легкой добычей. Я так не думаю. Но проверять не хочу. А Вы хотите?

«Русский Монитор»: Нет, не хочу. Но желающие есть и не только среди сторонников Владимира Путина. Не все столь оптимистичны сейчас в Киеве, как Вы, Владимир. Но это — повод для совсем другой беседы, а на сегодня, пожалуй, достаточно! Спасибо за развернутые ответы, с нетерпением будем ждать следующего четверга!

Беседу с Владимиром Голышевым специально для «Русского Монитора» провела Кортунова Ольга

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v