RSS

Врач бездушный и бесчеловечный. Никогда в жизни не думала, что отвечу так

Я прошу обратить внимание на этот пост, он важен, вы его распространите. Вот спросят меня: Алиса, а кто тебе больше ненавистен в твоем зазеркалье, в системе, с которой ты в работе соприкасаешься? Судья неправедный? (с) Мент неверный? (с) Прокурор задремавший? Оперативный сотрудник мздоимный? Или это, может, часто упоминаемый тобою младший инспектор неторопливый? А я скажу: нет, ребята. Это врач. Врач бездушный и бесчеловечный. Никогда в жизни не думала, что отвечу так. Тот человек, кому следует доверять, кому доверяются, чьей профессией восхищалась всегда, в чей профессионализм и сострадание к пациенту надо верить. Кто спасать должен. А он своим бездушием убивает. Я не про какого-то конкретного доктора сейчас говорю, это собирательный образ, и в данном случае я говорю не только и не столько про тюремную медицину, хоть и про нее, про нее. Кто справки полуживым людям выдает, что те в удовлетворительном состоянии и всегда готовы в таком чудесном состоянии в суд поехать, а те умирают по дороге.

Вот представили на освидетельствование по Постановлению, на актировочку, значит, женщину, собралась в гражданской больнице почтенная комиссия-консилиум, рассмотрела документы — и в актировочке отказала. Мол, эта молодая женщина под перечень заболеваний, с которыми под стражей содержаться или отбывать наказание нельзя, — не подпадает. Да вы что? Вот у нас с коллегами возникает вопрос: врачи, ВЫ ВИДЕЛИ ЭТУ ЖЕНЩИНУ? Мы видели. Мы — не, мы не врачи. Но вот как вы думаете, ваши коллеги из «Матросской Тишины» стали бы представлять на освидетельствование больную, если бы (сейчас цинично скажу, но так есть), если б не опасались, что она может умереть? И достаточно скоро, чтоб попасть в печальную статистику СИЗО? Вы же знаете всё это не хуже меня. Ну, не актировали парализованного Топехина — так это хоть поясняли, что, может, он по ночам в камере лезгинку пляшет, у него симуляция и аггравация, ну ладно, а эта вот женщина К. — она с целью уйти от заслуженного наказания жидкость себе в полости скопила, что живот безумно раздут, ноги она себе раздула, как у слона, чтоб стали, в желтый цвет она тоже сама перекрасилась? Интересная, товарищи, история… А еще одному отказали на днях, а у него туберкулез прогрессирует, это не я говорю — это тюремный врач говорит. А вот та женщина Р., онкологическая, что от боли орет — вы ей, на этот раз уже гражданские врачи, тоже откажете? Явно хочет уйти от ответственности — вот и орет?

И я тут вижу три составляющие этого, на наш взгляд, вопиющего безобразия. Первая — это сами перечни постановлений правительства № 3 и № 54. Сколько можно об этом говорить? Сколько раз вас просили: ну расширьте же вы перечни, вы же сами наперебой перечисляете дефекты, которые в них заложен! Просто сядьте и напишите свои предложения, мы сами будем по мере наших слабых сил лоббировать, но ЭТО можете сделать ТОЛЬКО ВЫ, ВРАЧИ. Неа… Сколько раз мы доктора просили? Да интересно, да интересно… но доктор был очень занят. Хоть сам всё прекрасно про кардиологические риски и почему без них в перечне плохо — нам объяснял. Так что ж не написать-то это на бумажке?!

Второе — вообще система эта, заточенная чисто под обвинительный уклон, и врачи туда же втянулись. ЧТО ВЫ В НИХ ВЦЕПИЛИСЬ? Что вы им умереть дома не даете, чтоб не ушли ни разу от заслуженного наказания? Они от вас всё равно побег совершат, в лучший мир, не понесут они заслуженного наказания, они умирают, и на воле у них есть минимальный, но шанс, оставляя в системе, вы их этого шанса лишаете. Что они вам дались со своими статьей 158 ч. 1 через 30 и 282 ч.2, а? Что вам эти люди сделали? Велосипед ваш украли? Что ж вы жестокие-то такие, думаете за право и законность тут радеете, а вы не прокуроры, ваше дело людей спасать, что-то вы перепутали, что-то уже вот в СИЗО-8 спасением тяжело больных уже служба кадров занимается, вот только служба тыла еще капельницы не ставит, я не поняла, куда доктора все подевались, гнездо там у них было — кажется, мы его разорили нечаянно, но об этом я уже писала, не буду отвлекаться.

В общем, врачи смотрят в перечни, на больных они, видимо, не смотрят, зачем это им нужно (не забудем тот хрестоматийный случай, как парню обследование выбивали сто человек, а в результате он всё обследование просидел в автозаке, а медработник из СИЗО просто сбегал в гражданскую больницу по выбитой с трудом квоте… с его документами). Отличное было обследование. Заболеете — просите такое же. (У меня его заявление об этом собственноручное есть, если что). Повторяю вопрос: врачи, вы этих больных вообще видели? Мы не просим освидетельствовать всю больницу, мы говорим ПРО КОНКРЕТНЫХ БОЛЬНЫХ, чья жизнь под угрозой. А, мы не можем такое заявлять, помню-помню: мы ж не врачи. Так это не мы говорим. Это ваши коллеги из СИЗО говорят. Они даже пишут! (а самое страшное для любого врача в системе, похоже, написать, что кто-то тяжело болен. На словах обычно — да, ситуация тяжелая. На бумаге: состояние удоволетворительное). Но в данном случае они написали. Вы чего творите? Вам сколько Минкиных нужно и Наташ Квек мертвых, чтоб вы поняли, что не прокуроры? Вот же ж точно: «конечно, очень жаль, что вам теперь гореть в Аду \\ но так вы хоть поймете, что я там имел в виду…» (с)

Какое безобразное безобразие! Которые в СИЗО врачи — те хоть в тюрьме работают, они хоть условия содержания под арестом и отбывания наказания себе представляют, а нельзя вот гражданских врачей заставить СИЗО и колонии в обязательном порядке посещать, пусть там поглядят, как безногий на дальняк ковыляет, и как там паралитик ударным трудом ущерб, причиненный Родине, искупать будет. Редко нахожу время в газету написать, но это уже никуда не годится! Давайте меняйте ваши перечни. Вы людей на мучительную смерть обрекаете. Ничего себе… белые одежды… люди в чистых халатах… Идите спросите сокамерниц, как умирала Наташа Квек, молодая цыганка. В своем удовлетворительном состоянии. В каких собственных экскрементах и о чем просила перед смертью. Или вам такие неприятные подробности неинтересны? Вам бумажки ваши интересны… На них дерьма нет. Или вам это только кажется. Его больше там на самом деле.

Вот говорят — доктор, доктор… ну, наш любимый доктор… вы его знаете… такой, сякой… А я помню редкий случай, когда человек после актировки выжил. Я тогда нашла его родственников, медицинские документы — и привезла их доктору поскорей. А доктор — раз и представил того парня на актировку. А его актировали. И потом еще доктор нашел потерявшееся где-то в СИЗО его инвалидную розовую бумажку. Вот, а потом через полгода вдруг… САМ ПРИХОДИТ СВОИМИ НОЖКАМИ тот парень мне на работу, за бумажкой. И принес мне четыре шоколадные конфеты (о, взятка! да?) Ну так две из них — точно конфеты доктора. И они же, возможно, каждому из нас пропуск в Рай, хоть Всевышнему видней. Пусть во многом другом мы были с доктором неправы… Но шанс у нас есть. Потому что тот парень неуверенной походкой, но добрел до моего офиса и сказал «спасибо». Нам с доктором сказал.

Вы перечни эти поменяйте. Или вы белые халаты снимите. Вы женщин больных отпустите, пока живы они еще. Вы злые, вы жестокие, вы очень плохие врачи России. Мне таким тяжело больным стыдно в глаза смотреть, когда я про решения ваши странные узнаю. Вам не стыдно смотреть, вы туда и не смотрите, вы в бумажки закопались. Интересно, врачи в Бога веруют, или умные слишком? Как бы не прогадали вы.

Вообще обалдеть. Кто здесь псих? Что-то у вас на пищеблоке кошки съели собак, что-то здесь не так… (с) http://zaycev.net/pages/11666/1166641.shtml

Перечни заболеваний меняйте. Это нужно вообще кому-то, кроме умирающих и нас???

оригинал — https://www.facebook.com/akaretnikova/posts/890791764329984

автор — Анна Каретникова

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v