RSS

Юрий Кирпичев: «Спасибо, мистер Путин!»

Известный публицист Юрий Кирпичев прямиком из Нью-Йорка рассказывает эксклюзивно для читателей «Русского Монитора» о том как ведущие страны мировой экономики адаптируются к дешевеющей нефти и даже выигрывают от этого все, кроме, увы, России. И задается очевидным вопросом в самом конце.

Юрий Кирпичев

Владимир Путин полагает, что падение цен на нефть является следствием мирового заговора, направленного против России, а значит и личного против него, ибо он и есть она, как нам недавно объяснили в Кремле. Что ж, некоторые основания для этого имеются. В самом деле, логическая цепочка «оккупация Крыма – визит Обамы в Саудовскую Аравию – обвальное удешевление нефти» достаточно очевидна.

Вот и главной новостью прошлой недели стал результат заседания организации стран экспортеров нефти: несмотря на мольбы России, решение о сокращении добычи принято не было. Картель даже не стал прибегать к символическим вербальным интервенциям, мол, давайте не будем хотя бы превышать установленную квоту (а она превышена). Поневоле вслед за Путиным поверишь в конспирологию и теорию заговора. Если бы не одно но: сама Россия и не собиралась сокращать добычу…

Реакция рынка оказалась предсказуемой: 28 ноября американский сорт WTIпросел ниже $69 за баррель (на следующий день подешевел еще на три доллара), а европейский Brent ниже $70! Эта тема стала центральной в прессе всего мира, в том числе и в редакционной статье «Нью-Йорк таймс» (OilPricesArePlunging. Here’sWhoWinsandWhoLoses). Речь в ней о том, кто теряет, а кто выигрывает от удешевления нефти. Выигрывает покупатель по всему миру. Среди проигрывающих американская нефтяная индустрия – и Путин, олицетворяющий Россию.

Тему подхватила и The Wall Street Journal: «Это падение поставило американские нефтяные компании перед выбором – сокращать ли вложения в отрасль, еще недавно переживавшую взлет. Низкие цены на сырье негативно повлияют на американские и зарубежные нефтяные компании, полагает президент Ассоциации производителей нефти и газа Техаса Тодд Стэплс». Газета пишет, что «высокие цены на нефть, державшиеся в последние годы, привели к увеличению инвестиционных затрат таких гигантов как BP и Shell, которые теперь оказались перед перспективой сокращения денежных вливаний в резервные фонды, запертые в проектах, отдачи от которых можно ожидать лишь через несколько лет». Представитель компании Shell заявил 29 ноября, что компания разрабатывала новые проекты исходя из стоимости нефти в 70−110 за баррель, и теперь оказалась в сложном положении.

Конечно, падение нефтяных цен означает куда большие проблемы для экспортно-ориентированной России, чем для диверсифицированной экономики США. И они уже начались. На Московской бирже за доллар дают больше 53 рублей, а капитализация ведущей добывающей компании «Роснефть» снизилась в этом году на 38% и стала меньше задолженности перед банками и держателями облигаций. Фактически, эта компания уже банкрот.

Но я живу в Нью-Йорке, а своя рубашка ближе к телу. Что еще, кроме проблем нефтяников, удешевление нефти дает Америке? Многое! Во-первых, дешевеет бензин, чему мы все рады. Галлон стоит уже меньше трех долларов – давно такого не было! Спасибо, мистер Путин!

Соответственно замедляется рост цен на продукты, товары и услуги. Во-вторых, уменьшается дефицит бюджета, растут деловая активность и котировки акций. В-третьих… Впрочем, этой стране все на пользу. И даже если нефть дорожает, быстро появляются новые энергосберегающие технологии, опять-таки стимулирующие рост деловой активности.

Есть, однако, еще один аспект этой финансово-энергетической темы. На наших глазах разворачивается большая танкерная сага! Танкеры мира меняют курс – и груз!

Так, с июля этого года в американские порты вовсе перестали приходить танкеры из Нигерии, еще недавно входившей в пятерку крупнейших поставщиков нефти в США. В феврале 2006 г., когда объем импорта оттуда был пиковым, США получали 1,3 млн. баррелей в день – это примерно один супертанкер типа «Exxon Valdez», трехсотметровый гигант на 215 тыс. тонн водоизмещения. Упал также импорт из Алжира, Ливии, Анголы и Венесуэлы. В итоге по данным Управления энергетической информации США в 2005 году импорт энергоресурсов обеспечивал 60% потребления, а в 2013 около 40%.

Зато американские компании добиваются снятия запрещения на экспорт. Да он, собственно говоря, уже идет полным ходом. Это результат сланцевой революции! По данным Международного энергетического агентства США стали лидером по добыче жидких углеводородов уже в I квартале текущего года, обойдя Россию и Саудовскую Аравию. НПЗ Мексиканского залива ломятся от продуктов переработки нефти и еще в 2011 г. США стали их нетто-экспортером (то есть объём экспорта превысил объём импорта).

Но США это не расточительная Россия, живущая сегодняшним днем и ворующая будущее у детей. Экспорт сырья здесь по-прежнему запрещен и вместо дешевой нефти на экспорт идут танкеры с дорогими продуктами ее переработки. Поэтому число строящихся продуктовозов растет, заказы выросли с 68 судов в 2010 г. до 116 в 2012 г., еще больше заказано в последующие годы. Тогда как спрос на танкеры, перевозящие сырую нефть, несколько упал.

Оцените, кстати, размах мировых танкерных перевозок: около 2 млрд. тонн нефти в год! И сланцевый бум в США породил ажиотаж на этом гигантском рынке. Отрасль стала популярна среди инвесторов и ФПИ (фонды прямых инвестиций) в последние 3-4 года вложили около $5 млрд. в строительство океанских танкеров-продуктовозов. Причем в бой идут не только известные компании, но и новички. Так, нью-йоркская Scorpio Tankers из мало кому известной компании, четыре года назад владевшей десятком судов, стала одной из крупнейших в мире. Сейчас в ее флоте полсотни судов и она заказала 65 новых кораблей, поставка которых ожидается к началу 2016 г. «Американский экспорт и экспансия нефтеперерабатывающей индустрии по всему миру определяют спрос на танкеры для перевозки нефтепродуктов», — говорит босс Scorpio Роберт Багби.

танкер

И Maersk Tankers, подразделение датского гиганта Moller-Maersk, чьи огромные контейнеровозы вы часто видите в портах Америки, инвестирует $400 млн. в строительство 10 новых танкеров для транспортировки нефтепродуктов, продавая при этом несколько судов для перевозки сырой нефти. Рост спроса ведет и к возвращению в отрасль компаний, которые уже отказались от транспортировки нефтепродуктов. Так, греческая Metrostar Managemant ушла было с рынка танкерных перевозок в 2010 г., но уже снова заказала 10 новых судов и обладает опционами еще на два танкера.

Что касается маршрутов, то ныне нет нужды везти нефть на тот же НПЗ в Нью-Джерси не только из Африки, но также из Северного моря. Техасская ближе. А освободившееся с уходом США место занимают Индия и Китай, наращивая импорт из Западной Африки и Венесуэлы. Маршруты при этом удлиняются и требуют больше судов: и «Панамаксов», и «Афрамаксов», и «Суэцмаксов», и супертанкеров VLCC(VeryLargeCrudeCarrier– крупнотоннажные танкеры водоизмещением от 160 000 до 320 000 т.) и даже чудовищных ULCC (UltraLCC).

Поэтому Китай активно создает собственный танкерный флот. Сейчас его компании владеют примерно 70 VLCC из глобального флота в 633 судна, и пока что большая часть импортной нефти перевозится на иностранных чартерных судах. Но китайский заказ на новые корабли этого типа (27 единиц) составляет около трети мировых заказов. Однако и этого мало Пекину! Его верфи также не простаивают. В июне ChinaShippingTankerCo объявила о планах строительства четырех новых VLCC, а в начале года шандуньская LandbridgeGroup заказала еще три – они будут готовы в 2016 г. Это говорит еще и о том, что частный бизнес начинает опережать госкомпании по объемам перевозки нефти, доля которых упала до 47% в прошлом году.

Кстати, пользуясь падением цен на нефть, Китай стал массированно закупать ее для создания второй очереди стратегических резервов. И снова – спасибо Путину!

Изменение нефтяных маршрутов в результате обретения Америкой нефтяной независимости оставляет Россию на обочине истории. Имеет оно и военно-стратегические последствия. Вслед за странами Африки грядет сокращение импорта также из Персидского залива и недаром Международное энергетическое агентство намекает, что в скором будущем безопасность маршрутов, по которым ближневосточная нефть доставляется в сторону Азии, будут во все большей степени обеспечивать сами азиатские государства. Да и в самих США ставят резонный вопрос о необходимости присутствия американских боевых кораблей в Персидском заливе: «Держать там 5 флот США, чтобы защищать нефть, которая идет в Китай и Европу, – это безумие», – заявил недавно американскому журналу Parade Бун Пикенс, гендиректор хедж-фонда BP Capital Management, специализирующегося на операциях с энергоресурсами. И он не первый, кто говорит об этом.

Конечно, помимо охраны маршрута, по которому идет до четверти мирового потока нефти, 5 флот присматривает также за Ираном и еще кое за кем, но все же пора бы разделить часть ноши, как с азиатскими, так и с европейскими импортерами ближневосточной нефти. Американские налогоплательщики это оценят.

Как видите, американские корабли заняты делом и флот отрабатывает деньги, вложенные в него. Чего нельзя сказать о российских ракетных крейсерах, сжегших тысячи тонн мазута в пути через Тихий океан, чтобы продемонстрировать невесть что во время визита Путина на саммит G 20 в австралийском Брисбене. Этот визит показал, что удача изменила Путину.

Она сопутствовала ему в начале правления, когда цены на нефть росли как на дрожжах. Но когда боги хотят покарать кого-то, то лишают его разума. Вернемся к теории заговора – глупости все это. Просто Путин выбрал крайне неудачный момент для агрессии! Аккурат в разгар большого перераспределения ролей и факторов на нефтяном рынке. Что не могло не привести к обвалу цен. А конспирология… она в ином: порой создается впечатление (я писал об этом в марте), что Путина вели в Крым, как бычка на веревочке… И привели.

Так на кого Вы работаете, мистер Путин? Просто уже интересно.

Юрий Кирпичев

Нью — Йорк, 01.12.2014

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v