RSS

Банк МКБ: выбирается из ямы, или падает в неё?

  • Written by:

Слухи о том, что с “Московским Кредитным Банком” Романа”Авдеева вот-вот что-то произойдет, циркулируют уже которую неделю подряд.

Варианты разнятся – от скорой санации через ФКБС до продажи банка некой крупной нефтяной компании, под которой явственно угадывается «Роснефть». Впрочем, давайте по порядку.

Как известно, еще летом ЦБ начал проявлять признаки беспокойства относительно ситуации в МКБ, которые лишь усилились после краха ФК «Открытие». А в сентябре Центробанк включил МКБ в свой список финансовых учреждений, которые, как говорится «too big to fall», в котором, кроме него числится еще 10 банков, включая «Сбербанк», «Альфа-Банк», «ВТБ», «Промсвязьбанк», «Юникредит» и нескольких других, на долю которых приходится более 60% активов российского банковского сектора. Причина, по которой Центробанк обратил свое внимание на МКБ (который по активам располагался на 9-й позиции), не нова: как и в случае с банком «Открытие» или «Югрой», имело место льготное кредитование организаций, имеющих отношение к владельцам самих банковских учреждений.Представители банка, по мнению регулятора, прибегали к кредитованию бизнесов, аффилированных с их владельцами.

Отсюда вполне резонными выглядят попытки главного финансового регулятора остановить подобную деятельность, приводящей, по мнению руководства ЦБ, к быстрой докапитализации крупнейших финансовых институтов страны.

В тоже время руководство МКБ изо всех сил старалось выглядеть бодрее, не давая повода для акционеров и вкладчиков банка впадать в отчаяние.

Именно с этой точки зрения, прежде всего и надо расценивать сообщение о том, что Московский кредитный банк собирается выкупать собственные евробонды, у которых сроки соглашения должны истечь в 2018 году, намереваясь заплатить за субординированные еврооблигации по 960$ за бумагу, номинал которой составляет 1000$. (На данный момент в обращении остается как минимум ценных бумаг на $106 205 000, тогда как общий объем евробондов – $500 000 000. Итоги запланированного выкупа будут сообщены уже через несколько дней, 10 октября 2017 года).

Обратим внимание и на то, что выкупать бумаги МКБ должна инвестиционная компания «Россиум», которая владеет большей половиной акций банка. Кроме бумаг МКБ со сроками погашения, истекающими в 2018 году, «Россиум» выкупит и евробонды со сроками погашения в 2027 году, а также вечные облигации. Это действие объясняется «существенным пересмотром стоимости» данных ценных бумаг.

Роман Авдеев

Интересный комментарий по поводу планов МКБ выкупить собственные бумаги оставил обозреватель канала «Кот Эльвиры»: «Сейчас руководство МКБ пойдет на радикальные действия и приобретет бумаги, стоимость которых не превышает номинал до 76%, а впоследствии реализует их в рынок по 95%, когда ситуация утихнет. Вряд ли Роман Авдеев, будучи финансистом, который может составить конкуренцию другим специалистам с богатым опытом, упустит возможность получить прибыль для МКБ с учетом того, что доступ к ресурсам Банка России имеется».

Пожалуй, нельзя не согласиться с данным тезисом, однако тогда напрашивается два вопроса:

1. На какие средства Авдеев приобретает облигации?
2. Какова судьба инвестиций, если все будет развиваться подобным образом?

Автор реплики ответил сам на первый вопрос – речь идет о средствах налогоплательщиков. А вот ответ на второй вопрос мы постараемся дать самостоятельно.

Россияне проинформированы о наличии золотого правила банковского бизнеса в России, которое можно сформулировать как “бьют – беги, дают-бери”. В этом случае сложно представить, что опытный финансист упустил одну из главных цепочек, составляющих основу бизнеса – ресурсы Банка России, что может рассматриваться как норма в современном обществе, а это на сегодняшний момент один из минусов, определяющих развитие бизнеса в Российской Федерации. И это – в условиях, когда средний и малый бизнес кредитуется под ставку с рентабельностью, превышающей уставной капитал финансовой организации.

В связи с вышеперечисленным напрашивается еще один вопрос: почему Роману Авдееву позволено на средства, выделенные ЦБ, спасать свой банк посредством покупки мусорных облигаций, а Вася Петров из Урюпинска непременно должен взять кредит с откатом с итоговой ставкой более 30%, чтобы увеличить масштабы своего микробизнеса? Это ненормально, но пока нет единственно верного варианта, позволяющего существенно сэкономить.

В прочем, судя по ряду косвенных признаков, до конца не ясно – позволят ли. Ряд комментаторов отметили, в частности то, что собственник МКБ в течение нескольких дней поменял свои прежние решения. Так, 2 октября стало известно о том, что МКБ намерен самостоятельно заняться выкупом своих евробондов, срок погашения которых истекает в 2018 году.

Между тем, если сопоставить написанное выше и то, что Fitch пару дней назад понизил рейтинг Московского Кредитного Банка, причислив концерн «Россиум» к возможным источникам угроз для МКБ, поскольку головная компания испытывает определенные трудности в связи с долгами, можно прогнозировать латание финансовой дыры, на что могут уйти средства банка. По мнению аналитиков Fitch, с учетом долгов акционера «Россиума», уже превысившими отметку в 30 млрд. рублей, ему могут потребоваться ресурсы МКБ. Показатели качества активов МКБ соответствуют ожиданиям акционеров, однако рисковые кредиты существенно превалируют над объемом и стоимостью предоставляемых услуг. Сообщается, что Fitch понизил рейтинг Московского Кредитного Банка с ВВ до ВВ-, а; при этом прогноз с учетом рейтинга стабильный, что отразилось на концерне «Россиум», не считая кредитных рисков. Как результат – не исключен вариант, когда ресурсы банка пойдут на обслуживание собственного долга.

Для справки: в начале 2017 года долг «Россиума» составлял порядка 40 млрд. рублей. При этом обслуживание долга отразилось на показателях ликвидности МКБ и дивидендах. В 2016 году они составили 127 млрд. рублей. Из рисковых вложений – 57 млрд. рублей корпоративных кредитов, предоставленных заемщикам с неудовлетворительными финансовыми показателями; при этом 17 миллиардов рублей отведено связанным сторонам, а более 20 млрд. рублей приходится на облигации финансовых организаций, расположенных на территории России.

Что касается вложения в кредиты, в крупных банках страны межбанковские размещения с минимальными рисками также сопровождаются сделками обратного репо. Тем не менее, по информации Fitch, это не более чем фидуциарные риски. «Это те сделки, которые могли оправдать возможные цели, на которые были направлены вложения средств или проектов клиентах, при учете интересов клиента», – отметил аналитик Fitch Александр Данилов.

В то же время Fitch уверяет, что поглощение убытков по рискам, применимых к МКБ, обусловлено наличием хорошей прибыли до формирования резервов, которые на сегодняшний день составляют порядка 44 млрд. рублей. Характерно и то, что
Владимир Чубарь, в свою очередь, утверждает, что, мол, нет оснований доверять информации, публикуемой Fitch.

Поэтому стоит серьезно отнестись к информации о возможной продаже Московского Кредитного Банка (МКБ) некой крупной нефтяной компании. Большинство экспертов, комментируя эти слухи не сговариваясь пришли к выводу, что речь может идти только о «Роснефти» – давнего клиента и партнёра МКБ.

А памятуя печальный опыт краха «Открытия» и последовавшего за ним другого крупного банка из списка Егорова, мотивы вероятной сделки очевидны: нефтяники фактически спасают банк от закрытия, которое негласно инициирует российский ЦБ.

Анонимные аналитики из канала @banksta, не раз уже демонстрировавшие свою осведомленность, полагают, что в цене, будет также учтена стоимость «перекидки» Otkritie capital тоже должна быть учтена в цене. (В сентябре сообщалось о том, что концерн «Россиум» Романа Авдеева приобретет Otkritie Capital International Limited. – Ред.) При этом очевидно, что Роснефть не будет покупать МКБ напрямую (из-за санкций), и в дело вступит одна из прокладок, подконтрольных топ-менеджерам «Роснефти» (скорее всего, компания «Тренд» или ГК «Регион»).

Разумеется, и интересы Игоря Ивановича далеко не ограничатся получением скромной благодарности от мажоритарного акционера МКБ и по совместительству главы многоотраслевого концерна «Россиум» Романа Авдеева.
И, по всей видимости, их стоит искать несколько в иной плоскости. Так как речь идет по сути о покупки дыры глубиной примерно в 250 млрд. рублей.

Уникальность ситуации с покупкой МКБ «Роснефтью» в том, что нефтяникам подобный актив пригодится исключительно с целью обеспечить себя выгодными кредитами. Подобная схема в российском банковском секторе давно обкатана: «Роснефть» выпускает и продает банку облигации, тот закладывает их в Центробанк в виде залога и получает кредит, который благополучно находит своего конечного получателя – аффилированную компанию в лице «Роснефти».

В данной истории остается еще одно «белое пятно»: каким образом ЦБ отреагирует на приобретение нефтяниками Московского Кредитного Банка, если цель такой покупки очевидна, а претензии придётся отправлять в приемную Игоря Ивановича?..

Возможно, в этом и стоит искать ответ на вопрос – кто первый на выход, МКБ или ПСБ?
Кроме того, если бы я держала деньги в МКБ, я бы явно обратила внимание на публикацию канала @mislinemisli:

Отдел по работе с просроченной задолженностью МКБ просто забил на работу. Если раньше даже из-за незначительного нарушения сроков выплат по кредитному договору сотрудники банка долбили должников звонками и угрозами предъявить выставить требование погасить сумму кредита, то с недавнего времени – тишина… Единственное, чем это можно объяснить, банку уже не до плохих долгов и необходимости наращивания резервов, а такое происходит только в случае, когда в банк заходят люди из ЦБ. Так, что ждем информации об участии ФКБС в спасении банка где-то через месяцок.

И судя по отзывам пользователей портала Банки.ру и того, что пишут клиенты этого банка в соцсетях это не очень похоже на козни конкурентов…

На этой «оптимистической» ноте и закончу.

Александра Мельник

Александра Мельник

Комментарии

Комментарии