Вчера ВМФ России обстрелял и захватил три украинских судна, осуществлявших плановый переход из порта Одессы в Мариуполь. 23 моряка были захвачены, шестеро получили ранения. Ситуация обрела широкий резонанс, на сегодня анонсировано внеплановое заседание Совбеза ООН из-за действий Кремля в Азовском море, в Украине в связи со случившимся возможно введение военного положения.

Свое мнение об эскалации российско-украинского конфликта в Керченском проливе в интервью «Русскому Монитору» высказал известный экономист Слава Рабинович.

– Ввиду вчерашнего конфликта с захватом Россией украинских кораблей, как Вы считаете, будут ли введены новые санкции в отношении РФ?

– Я думаю, что с большой вероятностью. Сначала будет определена точная точка, точные координаты, где это произошло. Сейчас есть понимание, что это нейтральные воды вне 12-мильной зоны вокруг оккупированного Крыма, вне зависимости от того, кто считает Крым чьей территорией. Открываем дальше Резолюцию номер 3314 29-й Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года и читаем статью 3 пункт D. Тут особо много читать не надо, я просто приведу в полном объеме пару предложений. Статья 3 говорит, что любое из следующих действий, не зависимо от объявления войны, будет квалифицироваться в качестве акта агрессии. Дальше пропускаем пункты A, B, C и видим пункт D: «Нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские и воздушные флоты другого государства». Если это не агрессия, то что это?

Каким образом Россия собирается оспаривать это в международном арбитраже, в международных судах все, что связано с предстоящими тяжбами каких-нибудь определенных международных судебных органов, связанных с международным морским правом, и так далее? Это все может быть завязано и будет на самом деле в судах долго, но, тем не менее, как минимум определение агрессии согласно Генассамблее ООН от 1974 года есть перед нашими глазами, и оно налицо с точки зрения квалификации действий России. Ну и дальше я задаю один вопрос за другим: если это не агрессия, то что это? Второй вопрос: если это агрессия, то как можно обойтись без дополнительных санкций за такую агрессию? Что, кто-то в международном сообществе оставит эту агрессию безнаказанной, без санкций, без последствий, без цены, которую путинской ОПГ придется платить? Мне слабо верится в то, что это пройдет безнаказанно. Я думаю, что будут санкции.

Кроме всего прочего, есть уже не просто снимки из космоса. Это не какие-то там первоначальные безумные теории при сбитом «Боинге» или при котле под Иловайском с точки зрения того, что российская пропаганда пытается изобразить, и какие данные есть со спутников  и с других источников по разведке. Здесь просто открытым текстом, явным видео показывается на весь мир таран, который совершало российское военное судно против украинского буксира. Мало того: эти кадры в этот же день, спустя всего лишь несколько часов, если не меньше, облетели весь мир. Их вчера крутили по CNBC, по BBC, по CNN, так что здесь уже не применимы те слова, которые пишутся слитно, одним словом, типа «ихтамнет» и «этонемы». Два слова слитно уже не подходят.

– Как Вы думаете, о каких именно санкциях может идти речь?


– Не знаю, честно вам скажу. Я не знаю просто потому, что Россия сейчас находится сама по себе, без того, что произошло вчера, на пороге введения второго эшелона санкций по закону от 1991 года, который был приведен в действие Соединенными Штатами. Это Закон о противодействии странам, которые нарушают международное право  и свои обязательства по не производству и не применению запрещенного химического оружия. Второй эшелон санкций согласно этому закону должен быть введен если не с минуты на минуту, то буквально на днях. Плюс еще в американском Конгрессе находится целая батарея законопроектов, включая так называемые «пакеты адских санкций». Европейский союз, многие страны Европейского союза, принимают свои санкционные законы, являющиеся эквивалентами американского «Акта Магнитского», и все это по своей совокупности надвигается на Россию такими множественными бетонными стенами. Не знаю даже, какие именно могут быть санкции введены сверх тех, которые могли бы быть введены и без этого. Может быть, последствия для мореходства российских кораблей в Босфоре, может, еще большее ужесточение в финансовой, банковской сфере? Можно еще ближе подойти к отключению SWIFT, еще ближе можно подойти к какому-либо частичному, но существенному эмбарго российских энергоносителей и так далее. Все смешалось в этих стенах и волнах санкций. Понятное дело, что это такое непрекращающееся цунами. Такое впечатление, что это все делается путинской ОПГ специально, типа, чем хуже, тем лучше, но мне до конца не понятно, какие они преследуют цели, ведь превращение России в Северную Корею для удержания власти в стране – это невозможно. Невозможно превратить Россию в Северную Корею, удерживая власть. Они, возможно, думают, что так можно, но похоже, что у них нет ясного сознания, они в сумерках находятся. Непонимание последствий для них же самих, то, что происходит последние 5 лет, в любом случае говорит именно об этом.

– Какие последствия для российской экономики может повлечь случившееся вчера в Азовском море?

– В экономике будет все, что называется бетонной стеной, о чем я и говорил, только быстрее. Я еще хочу посмотреть, как на самом деле будет вести себя Украина, потому что за последние почти 5 лет я убедился в том, что украинское давление на самом деле очень слабое. Я бы так сказал: я видел более слабую Украину в защите своих собственных интересов, в противостоянии агрессору, чем я ожидал с точки зрения исков за Крым, с точки зрения исков за Восток Украины, с точки зрения лоббизма и введения санкций. Я изначально ожидал более энергичных и умелых действий Украины, поэтому сейчас Украина – снова жертва агрессии, и мои ожидания опять могут не оправдаться с точки зрения того, что Украина сможет сама для себя сделать на международной арене, требуя от международного сообщества помощи в противостоянии агрессору. Это тоже один из факторов.

– Путин собрался ехать на саммит Большой двадцатки через 2 недели и говорить с Трампом. Как повлияет ситуация с захватом Россией украинских кораблей на эти переговоры? Будут ли они вообще?

– Трамп – это агент Путина, это мы знаем, это уже теперь, что называется, доказано, просто у Трампа связаны руки из-за того, что все вскрылось. Вскрылся тот факт, что он – агент Путина, и все первоначальные договоренности, которые были там в 2015-2016-м году, из них далеко не все могут выполняться Трампом, иначе будет не только импичмент, но и суд, скамья подсудимых. Он, с одной стороны, является агентом Путина, который хотел бы Путину и его ОПГ помочь, или как минимум не вредить, с другой стороны, он не может не принимать никаких мер, потому что иначе он не просто будет отстранен от своего кресла при помощи импичмента, но и попадет на скамью подсудимых и в тюрьму. Соответственно, он должен каким-то образом реагировать. Реагирует он обычно какими-то относительно мягкими полумерами. В этот раз,  наверное, тоже будут какие-то мягкие полумеры.

– И последний вопрос: скажите, как Вы считаете, кому эта провокация была выгодна, и зачем она вообще была сделана? Не может ли это быть своего рода «подножка» Путину со стороны какой-то части силовиков?

– Она выгодна, во-первых, Путину. Просто потому, что страна в опасности, в окружении, в кольце врагов, и рейтинг Путина падает. «Крымнашистский» угар выветрился, холодильник наконец-то, через 4 года, начал побеждать телевизор, и рейтинг падает, как камень. Страна в кольце врагов, и тут Путин со своими верными «нахимовцами» идет на таран, защищает рубежи нашей Родины от вторжения «варягов», а коней на переправе не меняют, нам Путин необходим, потому что только он может защитить нашу страну, которую, естественно, хотят захватить, расчленить и сделать сырьевым придатком. Вот поэтому Путину это выгодно.

С другой стороны, это может быть выгодно и Порошенко, потому что, насколько я сейчас понимаю, господин Порошенко на президентских выборах по состоянию на сегодня не просто не имеет шансов победить – он даже во второй тур не выходит. Соответственно, я хотел бы услышать от президента Порошенко объяснения того, что будет с президентскими выборами, если военное положение будет введено. Ему придется это объяснять, потому что иначе вся эта история начинает дурно пахнуть уже с украинской стороны, если он не будет утруждаться такими объяснениями. Соответственно, вот так.