Леонид Волков: “гражданская солидарность стала восприниматься Путиным как огромная угроза для него лично”

Вчера очень радостно закончился день. Андрей Баршай, последний из фигурантов «московского дела», оказался на свободе, пусть и с занесенным над головой молотом трехлетнего условного срока.

Андрей Баршай на свободе по одной-единственной причине — его отбили всем миром. Отбили не только все те, кто приходил в суды по нему и вписывался за него в многочисленных коллективных письмах и петициях, но и все, кто участвовал в кампании по делу «Сети» и по множеству других дел. Само изменение общественной атмосферы, резко выросшее внимание общества к политическим делам и политзаключенным, неравнодушие и гражданская солидарность стали вырывать людей из пасти людоеда.

Гражданская солидарность, далеко вышедшая за пределы круга политических активистов, охватившая профессиональные сообщества всех мастей и калибров, безусловно, стала восприниматься Путиным как огромная угроза для него лично. Угроз он боится, всегда пытается их купировать и всегда идет на уступки.

Прошлым летом по делам Павла Устинова и Ивана Голунова тоже, разумеется, только лишь общественная кампания сработала. Но там все гнусные решалы и разводилы бегали и кричали — мол, это они. Кейс Андрея Баршая в этом смысле — химически чистый, лабораторный эксперимент. Симоньян, Венедиктова, Касамары, Бадамшина и прочих решал рядом не стояло, а Баршай на свободе. Просто потому что солидарность и коллективное политическое действия множества людей.

И это понятно, почему так работает. Почему беготня Маргариты Симоньян ничего не решает, а коллективные письма и одиночные пикеты срабатывают. Путин же знает, что платит Симоньян за каждое слово, которое она скажет. Зачем ему обращать внимание на ее слова?

Невиновных вытаскивает не Маргарита Симоньян. А скромный журналист Медиазоны (и каждый, кто донатит Медиазоне), неизвестный одиночный пикетчик (и каждый, кто не прошел мимо одиночного пикета, а остановился и задал вопрос), безымянный подписант петиции (и каждый, кто лайкнул или расшарил петицию, пусть даже со словами “хотя это и безнадежно…”), каждый из них и все они вместе взятые. Из мириадов крохотных политических действий слагается одно большое, и ветер начинает дуть в другую сторону.

Пока это не порыв, конечно. Сидят осужденные по «Сети» с чудовищными сроками (совершенно уверен, что их реально вытащить). Вот-вот будут приговоры по полностью придуманному «Новому Величию». Продолжают сидеть 11 человек по «Московскому делу». Продолжается «расследование» безумного «дела ФБК».

Да даже и с Баршаем. Да, вытащили и отбили. Но прокурор именем Российской Федерации просил 3.5 года реального лишения свободы за неравнодушие, за гражданское мужество, за смелость вступиться за человека, которого избивали нелюди. Именем Российской Федерации было постулировано, что все эти качества должны караться длительным тюремным заключением.

Людоед голоден; требуется гораздо больше усилий, чтобы заставить его отрыгнуть своих жертв и еще больше — чтобы заткнуть его мерзкую вонючую пасть навсегда. Но это реально, и события последних недель и месяцев дают нам ясный рецепт, как этого добиться, что работает и что не работает, что и как нужно делать.

Комментарии

Комментарии