Слава Рабинович о глобальном финансовом кризисе и будущем России

Сегодня, когда до конца 2018 года остается всего несколько дней, многим из нас хочется понять, что ожидает нашу планету и нашу страну в ближайшем будущем. Между тем, если судить по настроениям в обществе по публикациям в СМИ и социальных сетях, то можно сказать, что ожидания людей все более тревожные. Этому способствуют и  медвежьи настроения на глобальных биржах, и все более безответственно звучащая риторика ряда мировых политиков, в том числе президента РФ Владимира Путина. Своим видением ситуации с корреспондентом Русского Монитора поделился известный финансист и политический обозреватель Слава Рабинович.


—Слава, как Вы считаете, насколько обоснованы прогнозы о неизбежных глобальных финансовых проблемах в 2019 году?

— Мировые финансовые рынки и глобальная экономика не испытывали никаких серьезных проблем на протяжении десяти лет. В развитом капиталистическом обществе, при существующих системах интеграции и глобализации – это неслыханно долгий период относительного финансово-экономического благополучия и спокойствия на финансовых рынках. После глобальной рецессии в 2008-2009 годов, с относительно небольшой волатильностью, которая наблюдалась во второй половине 2011 года, мировая экономика продолжала развиваться устойчивыми и быстрыми темпами, а сами финансовые рынки достаточно уверенно росли. В современном мире не бывает так, чтобы это продолжалось беспрерывно линейным образом. Поэтому вне зависимости от того, кто находится у власти в США, или каких-то других событий в мире, рано или поздно, какие-то части глобальной экономики и финансового рынка выйдут из равновесия и обязательно вскроются какие-то пузыри, которые обязательно лопнут. Таким образом, осуществляется механизм самокорректировки свободного рынка глобального капитала, да и вообще всей глобальной экономики.

Один из самых долгих периодов экономического и финансового процветания, который мы наблюдаем сейчас, в какой-то момент должен прекратиться и пережить какой-то механизм корректировки, самокорректировки и самолечения. В это все добавились и случайные факторы, предсказать появление которых заранее было невозможно – в частности, появление Дональда Трампа в качестве главы США.

Я начал интересоваться Дональдом Трампом, когда я только приехал в США на постоянное жительство в 89 году, и уже тогда в Нью Йорке стояло здание Трамп Тауэр. Я в него зашел, и там была на дисплеях выставлена книга Трампа, и я ее купил и прочел. Много лет спустя, в течение десятилетий, я долго следил за ростом Трампа, следил за тем, что говорит Трамп. В том числе потому что являюсь зрителем телеканала CNBC (финансовые деловые новости). Этот канал долго сотрудничал с Трампом, который выступал там чуть ли не еженедельно. Даже рубрика называлась Trump Wednesdays или Tuesdays, точно не помню, где будущий президент США был приглашенным комментатором. Могу сказать, что его набор взглядов был всегда мне интересен: он всегда был очень широк и отличался, в моем понимании, огромной долей разумности и, одновременно, огромной долей опасной рискованности и, порой, неразумности. Его, тем не менее, всегда было интересно слушать: в некоторых его суждениях была большая доля правды и справедливости, в частности, его критика политических и финансовых властей США, Китая, европейских стран. С точки зрения пищи для ума — это было всегда интересно. Но тот факт, что он был интересным и эрудированным комментатором с нестандартными воззрениями на многие процессы в мире – еще не делают его подходящим для должности президента США. Более того — характеристики личности Трампа, с моей точки зрения, делают его негодным для должностей президента США и Верховного главнокомандующего крупнейшей армией мира, а также для неформальной но общепризнанной должности лидера свободного мира, и, в принципе, когда он выдвигался только лишь в кандидаты от республиканской партии, я говорил то же самое, что он не годен и даже опасен в такой роли.

— Может быть именно поэтому в Москве тоже хорошо видели, что он может быть опасен для Америки и помогли стать президентом. Кстати, как Вы считаете, насколько эта помощь была решающей?

—  До правды докопаются. Я помню, как в 2000 году на выборах Буша пересчитывали вручную бюллетени во Флориде.  И там перевес, который сделал Буша президентом — был в несколько тысяч голосов. И здесь, когда разница в поддержке Клинтон и Трампа избирателями находилась в районе статистической погрешности, то даже небольшое по масштабом вмешательство могло качнуть чашу весов в ту, или иную сторону.

— «Эффект бабочки», так называемый, да?

— Да. В принципе — это еще предстоит определить как комиссии Мюллера, так и математиками и статистикам, и историкам.

Но, в любом случае, избранием Трампа Путин смог достичь одной, или даже нескольких своих целей. Он погрузил самую могущественную страну мира в определенное состояние некоторого хаоса.

Что же до самих методов управления Трампа, то я, честно говоря, не помню на своем веку, как и все остальные люди не помнят, такого случая, чтобы кто-то управлял страной при помощи Твиттера вот таким вот образом.

—А в чем, собственно, заключается проблема в этих трамповских твитах?

— Приведу вам пример: несколько месяцев назад мы видели такую историю, когда Илон Маск должен был заплатить в совокупности двадцать миллионов долларов, в качестве штрафов за свой необдуманный твит, который привел к краткосрочному взлету акций Tesla. Это произошло после того, как он заявил, что он хочет из публичной компании сделать ее частной при помощи обратного выкупа акций у миноритарных акционеров при помощи группы частных инвесторов. Это оказалось необоснованным заявлением, которое двинуло акции резко вверх, и, таким образом, многие инвесторы потерпели убытки, а в особенности те, которые играли на понижении стоимости акций Tesla. А теперь представьте себе, что такие необдуманные твиты делает чуть ли не каждый день президент США. Это уже опасно не просто для отдельно взятой компании, или даже страны, а уже для глобальной экономической и финансовой стабильности. А Трамп регулярно пишет в Твиттере такие вещи, которые не только заставляют даже самых бывалых участников финансового рынка выкатить глаза на лоб, но и двигают глобальные рынки.

— А разве требования Трампа по отношению к тому же Китаю, относительно торгового дисбаланса, не имеют под собой оснований?

— Имеют. Но если вы хотите устраивать торговые войны, то вы должны действовать предельно осторожно, так, чтобы ваши действия не привели к еще большим проблемам, чем те, которые вы хотите решить. Проблема Трампа в том, что он устраивает опыты над американской и мировой экономикой приблизительно как в анекдоте, когда некий молодой ученый сокрушается по поводу того, что подопытная собачка сдохла. И он говорит: Бобик сдох, как жаль, ах, как жаль. А у меня еще столько идей…

—А насколько вообще обоснованы заявления Трампа о том, что экономика при нем процветает?

— Америка при Трампе пожинает определенные положительные плоды президентства Обамы, с точки зрения экономического роста, и она пожинает вторые экономический плоды начала президентства Трампа и определенных действий, где он реально выполнил или старался выполнять свои предвыборные обещания, включая дерегулирование, ослабление в регулировании в экономике и бизнесе, снижение налогов и т.д. И, в целом, да – экономические показатели в США сейчас хорошие. Однако против американской экономики и глобальной экономической стабильности играет личный фактор, человеческий фактор, в котором Трамп играет очень существенную роль. Ну и, конечно, нельзя забывать о том, что кабинет Трампа – это вращающаяся дверь с высочайшей степенью хаоса внутри. И его неспособность собрать сильную команду, и удержать людей в команде на долгий срок – это, конечно, очень опасная ситуация, которая, в том числе, может очень негативно отразиться в среднесрочной перспективе, как на финансовых рынках, так и на всей глобальной экономике, по причине размера американской экономики в общем мировом «пироге», и того факта, что американский рынок капитала является самым крупным и ликвидным в мире, и тоже занимает самую большую часть в  мировой финансовой системе. Поэтому, если в американской администрации продолжает и будет продолжать царить хаос — это к хорошему не приведет.

— Какой Ваш собственный прогноз на 2019 год ?

— Я придаю высокую степень вероятности тому, что в 2019 году может действительно начаться экономическая рецессия. Правда, для этого нужно как минимум 2 квартала отрицательного движения   ВВП, то есть падения ВВП, для того чтобы официально это могло называться рецессией. Поэтому  2019 год, может быть, и не будет официально объявлен годом начала рецессии, но, как говорится, как «карты лягут» поквартально. То есть, скорее всего, начало этого мы увидим в 2019 году, но основные события, все-таки, перекинутся с 2019 на 2020 год. Я, думаю, что есть в этом достаточно серьезная вероятность. Не надо забывать, что экономический рост или экономическое падение может смягчаться или наоборот, углубляться какими-то событиями, которых никто не ожидал.

— «Черным лебедем», да?

— Так называемый, «Черный лебедь». Мы видели такие события в 2008 году, никто от них не застрахован сейчас.

— Ведь вы имеете в виду крах Fannie Mae, Lehman Brothers?

— Да, но вы говорите лишь о маленькой верхушке айсберга. На самом деле масштаб последствий от падения таких финансовых институций, и сам коллапс — это именно из серии «Черных лебедей», которых в 2008 году было несколько.

— А как глобальная рецессия повлияет на ситуацию в России?

—  Я давно говорю о неизбежном ударе о «бетонную стену». И могу констатировать, что этот удар уже давным-давно наступил. Мы должны констатировать, что в то время, когда мировая экономика продолжала нестись вперед почти на всех парах, с точки зрения величины экономического роста, увеличения ВВП, как глобального, так и среди стран большой семерки – в России за последние 4 года произошли обвальная девальвация рубля, а также целый ряд экономических катаклизмов именно в России, которые происходили и происходят на фоне благоприятных глобальных финансово-экономических условий.

Поэтому, когда повторится кризис даже не настолько глобальный, как в 2008 году, то с российской экономической системой будет все тоже самое, только в чудовищно увеличенных масштабах по сравнению с глобальным миром. Например, в феврале 2008 года российская делегация в Давосе на международном экономическом форуме хвасталась тем, что западный мир накрывает финансовый кризис, грозящий перейти в рецессию. В России же, якобы, наблюдается макроэкономическая стабильность, цены на нефть высокие, золотовалютные запасы находятся на рекордной отметке, рубль крепок, и экономический рост высок, и, соответственно, Россия — это «островок безопасности», это «тихая гавань» … для международных инвесторов. Это был февраль 2008. Как мы знаем, всего лишь в течение нескольких месяцев после этого Россия погрузилась в небывалый хаос, где фондовый рынок был закрыт в течение многих недель после падения банка Lehman Brothers. Биржи в России вообще не работали, рубль упал с 23 до 40, что продолжалось с осени 2008 по март 2009 год. Долларовый индекс российского фондового рынка РТС потерпел крах, упав на 75%. Российская экономика, которая только недавно характеризовалась в Давосе российскими чиновниками, как «островок безопасности» и «тихая гавань», упала в цифрах падения ВВП на 9%, что являлось абсолютно худшим результатом не только среди стран большой 8-ки и стран Брикс, куда входила Россия, но и среди всех стран большой 20-ки. Что демонстрирует полную несостоятельность так называемой экономической модели, которая сложилась в России при «позднем» Путине, тогда, когда путинская ОПГ демонтировала капитализм и построила бандитский неофеодализм. Несостоятельность была в полной мере показана и в 2013 году, когда весь мир продолжал идти вперед быстрыми темпами в своем экономическом развитии и росте ВВП. Американский ВВП на тот момент рос в 4% годовых, а российский ВВП замедлился в 2013 году до 1,3% с отрицательной динамикой от квартала к кварталу, грозя дойти до 0 и упасть в отрицательную зону. То есть в России наступила бы рецессия, причем вторая по счету за 4 года, и это происходило на фоне цены на нефть в 110$ за баррель в 2013 году. Все те же проблемы, которые были у российской экономической, с позволения сказать, модели в 2008 году, были продемонстрированы и в 2013 году: Путину пришлось маскировать их путем аннексии Крыма и войны на Донбассе, и списывать на западные санкции. Так вот, все эти проблемы структурно были не только не исправлены, но они были кратно усугублены за следующие 5 лет, с 2013 по 2018. А в 2019 они будут кратно усугублены по сравнению даже с 2018. Заметьте: я еще даже не начал перечислять отрицательный эффект от постоянно ужесточающихся санкций…

— Слава, такой вопрос, кризис 2009 года вызвал неудачную, но испугавшую власть «болотную революцию». Чтобы избежать очередных выступлений, как Вы говорите, они устроили всю ситуацию с Украиной, Крымом в 2013 -2014 годах. Вот сейчас, если вы говорите, что кризис именно в России будет кратно более мощный, чем в 2009, какие социальные последствия могут быть? И на что режим может пойти, чтобы еще раз попытаться отвлечь население от этих экономических проблем?  

— Во-первых, на Болотной и на Сахарова был очень-очень маленький процент российского населения, не только считая от всего населения России, но даже от населения Москвы.

— Тем не менее это власть напугало.

— Власть напугало, но половина или 2/3 этих людей, которые были тогда на Болотной, сейчас уже находятся не в России. Понятно почему, даже не буду объяснять. Но, с другой стороны, эти все КГБшники и не только, они всегда готовятся к прошедшей войне. Соответственно, они, будучи напуганными болотными протестами и митингами на Сахарова, преследуют примерно ту же тактику: не разрешать и не пущать, с точки зрения демонстраций и так далее. Ведь история никогда не происходит одинаково, и не повторяется. Они готовятся к прошедшей войне, а будет другая.

— Какая? Что будет?

— Никто из нас не знает, как все произойдет: возможно, будут большие элементы того, что происходило, если, не ошибаюсь, 26 марта 2017 года, когда по призыву Навального по всей России вышли сотни тысяч человек, но это было уникальным явлением, потому что демонстрации прошли в более чем ста населенных пунктах по всей стране. Эффект «Бетонной стены», которая в той или иной степени будет тягучей и вязкой или наоборот, очень твердой и резкой, он в этот момент настигнет не только Москву и Санкт-Петербург, как это было 10 лет назад. Сегодня разрушительные процессы настигают регионы и ощущаются населением гораздо болезненнее, чем населением Москвы и Санкт-Петербурга. И это гораздо опаснее для режима.  А в этих регионах есть еще и проблемы моногородов, которых в России порядка 300, и в которых проживают миллионы человек. Что произойдет, когда в них остановятся градообразующие предприятия, людям не будут платить зарплату, у них не будет денег платить за коммуналку, или за еду. И все это, в условиях практически нулевой мобильности рабочей силы в России, повлечет за собой социальные протесты, социальные волнения.

— Но власть говорит о том, что к социальным протестам она готова.

— Единственное, что здесь могу констатировать, это то, что путинская ОПГ на самом деле удерживает незаконно захваченную власть. Четко понимания то, что они могут быть либо только в качестве фактически оккупационной силы и находиться в Кремле, либо висеть в петле, в лучшем случае — сидеть в тюрьме. И поскольку выбор у них стоит между властью и абсолютно астрономическими богатствами, или же, как минимум, тюрьмой и потерей этих астрономических богатств, я думаю, что они пойдут на любые самые кровавые преступления против собственного народа в целях продолжения незаконного удержания власти.

Вам также может понравиться

Об авторе Rusmonitor