Сбербанк в пятницу повысил ставки по депозитам — хорошая новость для вкладчиков, но плохая для заемщиков. Очевидно, что снижать ставки по кредитам, включая ипотеку, он больше не будет. За Сбером потянулись и остальные банки.

С точки зрения макроэкономики это плохо: больше сбережений, но меньше инвестиций. Меньше экономический рост. Чтобы его разгонять нужна обратная политика — рост кредитов, снижение кредитных ставок, что невозможно без снижения депозитных.

Вообще тренд к росту ставок на нашем рынке — уже не новость: он вполне сформировался с начала лета и резко ускорился в конце лета.

И ЦБ вместо того, чтобы противодействовать ему, наоборот, потакает, повышая свою ключевую ставку (с 7,25 до 7,5% 19 сентября). И этим давая простор для дальнейшего роста ставок комбанков.

В общем можно считать, что тенденция к снижению ставок в российской экономике закончена весной 2018. И началась история повышения ставок.

Выглядит это парадоксально. Ведь у банков огромные запасы денег — весь 2018 год от 3,5 до 4,5 трлн руб., которые они возвращают в ЦБ в виде депозитов или покупки облигаций банка России. Кажется, при избытке денег ставки расти никак не могут. Но они растут и еще как!

    • Мах % 10 крупнейших банков (расчет ЦБ) вырос с 6,05% в начале июня до 6,32 в середине августа и 6,8% в первой декаде октября.
    • А по долларам базовый уровень доходности вкладов до востребования выскочил вообще вдвое: с 0,47% в июле до 0,86% в октябре.

Что же происходит? Почему все неправильно? Ведь когда много денег — ставки должны падать, а не расти. Они и падали – до лета. А потом перестали.


Рост ставок означает, что банкам нужны деньги. Но если они им нужны — почему бы не снять их со счетов в ЦБР? Тут может быть только одно объяснение: невыгодно. Банкам нужны деньги на операции, которые им принесут заметно меньше 6,5% годовых (а то и вообще убытки). Что это за операции?

Допнагрузка на банки с апреля 2018 года возникла только одна — покупка облигаций минфина (ОФЗ), которые продают иностранцы, бегущие с нашего рынка из-за падения рубля и санкций. И банки, похоже, вынуждены скупать эти ОФЗ, хотя и не хотят этого — ведь цены на ОФЗ падают и формально банки получают приличные убытки по ним.

Недавно мы считали, только Сбербанк вынужден фиксировать убытков до $2 млрд за последние полгода: Греф специально жаловался на это Путину!

А если бы банки не скупали ОФЗ — то сейчас % по ним на вторичке был бы не около 9%, а давно улетел бы в двузначные цифры.

ЦБ фактически прогибается под этим давлением иностранных спекулянтов и властей США. . Не в силах выносить его.

Кто-то еще там думает, что санкции — это ерунда, нас бьют, но мы крепчаем?

Не крепчаем. А теряем даже тот минимальный еле заметный экономический рост, который у нас был (если верить Росстату) последние 2 года. И рискуем потерять его совсем. Как уже потеряли рост реальных доходов населения (они снова упали).

Вместо программы экономического роста власти России под лозунгами «стабильности» скукоживают, сжимают свою экономику, лишают ее динамики. Даже рекордно высокие нефтяные цены России больше не помогают.

Серпом По