RSS

Адвокат Александра Белова — стационар Сербского это место, где не действуют законы РФ

  • Written by:

Игорь Поповский —  адвокат российского политика Александра Белова (Поткина), который согласно традиционному для путинской России методу борьбы с инакомыслящими, был облыжно обвинен в совершении экономических преступлений и брошен в тюрьму (аналогичная судебная расправа была совершена с Алексеем Навальным и рядом других видных деятелей оппозиции) , делится с читателями Русского Монитора информацией о ходе дела.


— Вопрос: Как сейчас здоровье Александра Белова?

– Ответ: Здоровье, как и у многих людей, находящихся за решеткой, сложно назвать хорошим. Особенно беспокоит позвоночник, старая травма, которую Александр лечил еще до ареста. В тюрьме врачей как таковых нет, лекарств в общем тоже. С воли врачей к Александру не допускают, несмотря на неоднократные ходатайства его самого и адвокатов. Удивляться особо нечему, отношение к заключенным у нас в стране всегда было соответствующее, тем более к  политическим. Опыт Сергея Магницкого показал, что человек может иметь кучу различных заболеваний, препятствующих ему вообще находиться в заключении, однако лечить этих людей у ФСИН нет ни желания, ни возможностей.

— Вопрос: Удалось ли следствию добиться от Белова нужных показаний во время принудительного прохождения им психиатрической экспертизы?

– Ответ: По нашему мнению помещение его в психиатрическую больницу имени Сербского имело своей целью, прежде всего моральное давление на Александра и естественно попытку выжать какую-либо интересную для себя информацию. Дело в том, что врачи психбольницы не представляются испытуемым, ссылаясь на инструкцию руководства в лице Зураба Ильича Кекелидзе, поэтому идентифицировать людей, которые интересовались, в том числе и определенной информацией по уголовному делу у Александра, не представилось возможным. Вообще стационар Сербского это место, где не действуют законы РФ по содержанию заключенных под стражей, и масса других законов. Все это, конечно же, объясняется повышенной опасностью содержащихся там лиц, многие из которых, естественно, совершенно здоровые психически люди. Карательная психиатрия может иметь и такой вид – когда человека просто держат в комнате без ничего (кроме кровати). Расчет на психическую ломку «клиента».

– Вопрос: Поданы ли защитой жалобы на пыточные условия, в которых содержался Белов на экспертизе? И понесёт ли кто-то ответственность за столь грубое нарушение законов Российской Федерации?

– Ответ: Да, было подано много жалоб в различные надзорные ведомства и суды, мы намерены в этом вопросе дойти да самых верхов, а также обратиться в Европейский Суд по правам человека. Надеемся привлечь к ответственности всех лиц, прямо или косвенно там замешанных.

 — Вопрос: Появились ли у следствия за прошедшее время новые доказательства против Белова?

– Ответ: Нам, стороне защиты, будут предъявлены все материалы уголовного дела только после окончания следствия. По сути, ничего нового с момента ареста Александра нам не представляли.

— Вопрос: Обвинение по 282 статье до сих пор не предъявлено?

– Ответ: Нет, и я думаю, предъявлено так и не будет. Дело в том, что ст. 282 УК РФ относится к подследственности Следственного Комитета РФ, а не Следственного Департамента МВД, где расследуется дело Александра Белова. Даже суд при продлении ему срока содержания под стражей указывает, что по этой статье он является подозреваемым. То есть нынешнему следствию нужно либо передавать все уголовное дело в СКР, либо выделять его и отправлять туда только 282, а дело по 174 УК направлять в суд.

— Вопрос: 282 статья возбуждена по заявлению гражданина Казахстана на основании неких текстов в интернете, описывающих события 2012 года, сейчас 2015 сроки давности по 282 – 2 года, если ли шанс, что дело закроют?

– Ответ: Шанс есть, просто там есть формальный момент с розыском, в котором якобы находился Александр по запросу Казахстана. Повторю: обвинение не предъявлено, поэтому, даже точно сказать, в чем конкретно его обвиняют, и  когда были совершены преступные действия, невозможно.

— Вопрос: Если я правильно понимаю позицию защиты, по вашему мнению Александр Белов удерживается под стражей незаконно. Подано ли заявление о незаконном лишении человека свободы/похищении – о совершении соответствующего уголовного преступления?

– Ответ: К сожалению, подобного рода обвинения не будут даже рассматриваться по существу. Потому как заявления такого рода (в отношении сотрудников правоохранительных органов) рассматриваются Следственным Комитетом, а они, в свою очередь, переадресуют обращение в Генеральную Прокуратуру, куда мы уже неоднократно обращались. Мы подаем различные жалобы в суды, прокуратуру, обжалуем любые незаконные действия и решения следствия. Система устроена таким образом, что сейчас ответственность за судьбу Александра несет суд, который арестовал его и продлил несколько раз его арест. Любая следственная ахинея, поддержанная судом, автоматически снимает со следствия и прокуратуры всю ответственность.

— Вопрос: Какие следственные действия планируются в блажащее время?

– Ответ: Пока следствие не уведомляло защитников о проведении каких-либо следственных действий.

Вопрос: Как долго может затянуться расследование «дела Белова»?

– Ответ: Многое будет зависеть от объема обвинения, которое в итоге будет ему предъявлено. Потому как нынешнее обвинение это просто набор общих фраз, не содержащих в себе какого-либо преступного деяния. Сегодняшнее обвинение является «дежурным», то есть не содержащим, как правило, никакой конкретики. Таким путем следствие обычно маскирует свои замыслы до самого последнего момента, чтобы максимально затруднить работу защитников и самого обвиняемого, помешать ему эффективно защищать свои права.

— Вопрос: Как сейчас можно помочь Белову?

– Ответ: Вносить свою посильную лепту можно материально, можно проводить различные акции в поддержку, писать обращения. Делать все, чтобы максимально привлечь внимание к этому делу.

— Вопрос: Вы общаетесь с семьёй Белова? Насколько они переживают арест мужа, отца, сына?

– Ответ: Да, общаюсь. Конечно, все близкие Александра тяжело переживают его арест, он до своего ареста фактически содержал свою семью и помогал родителям, занимался благотворительностью, помогал множеству различных людей, которые обращались к нему за юридической помощью. Все понимают, что Александр содержится в тюрьме несправедливо, что никаких миллиардов, о которых говорит следствие, просто не существовало в природе. Несправедливость вообще очень сильно задевает нормального человека, тем более, когда она совершается открыто и прикрывается законом.

– Вопрос: Помогают ли вам в защите Белова известные оппозиционные деятели? Насколько вообще этому делу нужен общественный резонанс?

–  Ответ: Помощи никогда не бывает много, тем более в России, где любые неугодные власти люди объявляются преступниками. Мне кажется, что оппозиции уже давно пора выработать какую-то единую систему защиты от произвола властей, невзирая на политические взгляды. Несправедливость боится огласки, как темнота боится света. Весь их расчет строится на как можно более быстром и бесшумном протаскивании дела к приговору суда. Почти все деятели оппозиции, которые сейчас находятся в заключении, были осуждены без широкой общественной поддержки, ведь помимо огласки нужно действовать – массовыми акциями перед судами, прокуратурами, следствием. Надо требовать, чтобы человек был освобожден.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v