RSS

Голышев о перевороте в Турции: Путин теряет своего единственного друга

  • Written by:

Из Турции поступают шокирующие новости: генштаб этой страны заявил, что власть в стране захвачена, а руководство республики задержано. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган попросил об убежище в Германии после того, как ему было отказано в посадке в аэропорту Стамбула, заблокированном военными. При этом он не признал своего поражения и грозит карами мятежникам. Между тем уже очевидно, что это событие может самым коренным образом изменить ситуацию  не только на Ближнем востоке и Причерноморье, но и серьезно повлиять на ситуацию в России. Нельзя также не обратить внимание на то, что переворот случился во время переговоров, которые велись в Москве между министром иностранных дел Лавровым и госсекретарем Керри, и на странную заминку в ходе этой встречи ( по инициативе американской стороны переговоры были прерваны для консультаций).

Мы задали несколько вопросов политологу Владимиру Голышеву:

 

proxy 

Владимир из Турции поступают шокирующие новости: Генштаб Турции заявил, что власть в стране захвачена, а руководство республики задержано. Если этот переворот  окажется успешным — к каким последствиям это приведет?

— Главным итогом станет, очевидно, нормализация отношений с Европой (в первую очередь с Германией) и… Кремлю опять не с кем будет «дружить против Запада». Эрдоган, на которого в России полгода вешали всех собак, на самом деле, «последний из могикан» — политик, близкий Путину по духу и стилю. С новым руководством Турции «особые отношения» будут уже невозможны.

Как вы думаете — странный перерыв в переговорах Керри и Лаврова, (как было объявлено для консультаций) сегодня вечером — не связан ли с событиями в Стамбуле?

— Тут мы можем только гадать. Единственное, что нам известно точно: у США есть все основания желать смещения Эрдогана, визиты которого постоянно сопровождались скандалами. Военные в Турции традиционно считаются силой прогрессивной, ориентированной на Запад. И, кстати, в контексте начавшегося переворота несколько иначе выглядит недавняя отставка популярного премьера и сбитый российский самолёт.

Что вы имеете в виду?

— Есть основания полагать, что решение «наказать» россиян за бомбёжки туркоманов военные приняли самостоятельно. Эрдогана просто поставили перед фактом. У него не было выбора — пришлось всё взять на себя. Таким образом, резкое охлаждение отношений с Россией произошло не по воле турецкого президента. А Москве не хватило здравого смысла и такта, чтобы войти в его непростое положение. Что же касается премьера Давутоглу, которого Эрдоган неожиданно отправил в отставку, то он, судя по всему, рассматривался заговорщиками, как вероятный новый глава государства. Для этого было достаточно было вернуть главе правительства, полагающиеся ему полномочия.

Чего стоит ожидать относительно российской политики в Сирии и на Донбассе?

— Из Сирии Москва уходит. Время, отпущенное на «покраску забора» нашим темнокожим «Томом Сойером» истекло. Сохранять тлеющий конфликт на Донбассе тоже уже не получится. Истерическая реакция на трагедию в Ницце — красноречивое свидетельство того, в каком отчаянном положении Кремль сейчас находится.

Примеряет ли ВВП турецкую ситуацию на себя — ведь до августа всего две недели остались?

— Напрямую  вряд ли. Лет 15 назад, сразу после второй чеченской войны некоторые популярные генералы (Квашнин, Трошев, Шаманов, Казанцев) еще могли рассматриваться как сила, с которой Путину приходится считаться. Лебедь, конечно, оставался такой силой до самого конца. Но в современной России все силовики низведены до состояния функции. И всё равно идут постоянные чистки. Например, на днях была снята вся верхушка Балтийского флота. В таких условиях говорить о возможности военного переворота не приходится.

Может ли Путин рассчитывать на успешные переговоры с Керри?

Это сложно назвать переговорами. В диалог с Москвой давно уже никто не вступает. Контакты сводятся к консультациям на уровне главы Госдепа или его заместителя Нуланд. Встречи на высшем уровне давно в прошлом. Керри приезжает, чтобы проинформировать о новых правилах игры, поставить очередной ультиматум и рассказать о последствиях отказа его выполнять.

Когда Москве отказали в консультациях накануне саммита НАТО в Варшаве, это был очень красноречивый сигнал! Можно сказать, что путинской  России окончательно отказали в геополитической субъектности. Более того, даже в статусе региональной державы! Ведь большая часть решений варшавского саммита касалось вопросов, в которых мнение Москвы не просто учитывалось — за нею признавалось некое подобие «права вето». И вот ее просто не замечают. Саммит прошел. Решения его для Москвы просто оскорбительны. Но вместо того, чтобы стучать кулачком по столешнице, Путин пропадает на полторы недели. И появляется в монастыре в черной жилетке. Много молится. И ничего не говорит.

И что к этой безрадостной картине добавляет военный переворот в Турции?

Ситуация меняется не в пользу Путина. Он не сможет шантажировать США возможным альянсом с Эрдоганом. Путин снова остался один. Совсем один.

8537669_original

 

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v