RSS

Российская организованная преступность на службе Кремля

  • Written by:

Как мафия помогает Путину в гибридной войне против Европы

Международный аналитический центр «Европейский совет по международным отношениям» (ECFR) опубликовал исследование о деятельности российских криминальных сетей в Европе. Автор исследования Марк Галеотти, старший исследователь в Пражском институте международных отношений и координатор в Центре европейской безопасности, профессор Нью-Йоркского университета, специалист по военным и политическим вопросам.

По данным исследования, российская организованная преступность контролирует треть рынка героина в ЕС, причастна к большинству случаев торговли людьми, контролирует нелегальную торговлю оружием. Причем европейские правоохранительные органы бессильны в борьбе с этими бандами, потому что не представляют реальных масштабов проблемы. Впрочем, не только чисто криминал является угрозой для спокойствия Европы. Обнаружена связь между бандами и российскими силовыми структурами, например, ФСБ, СВР и ГРУ и роль преступников постепенно увеличивается. Кремль использует банды, как дополнительные рычаги влияния на политиков, для получения разведывательной информации и подрыва единства Западного мира в целом. Таким образом, это опасное сотрудничество можно рассматривать как один из элементов гибридной войны, которую РФ ведет против европейских стран, приходит к выводу автор.

Это началось с приходом к власти Владимира Путина. В те времена, подавляющее большинство бандитов было вынуждено сделать выбор — быть под контролем государственных органов или вообще исчезнуть. В преступном мире появилось понимание, что нормальное функционирование возможно только при условии признания силы государственного аппарата. Постепенно криминальная деятельность эволюционировала. На смену уличного бандитизма пришли политические убийства, на смену кожаным курткам — дорогие итальянские костюмы. Родилась новая каста — бизнесмены со связями «наверху», которые только вчера были обычными преступниками. Трансформировалась целая система взаимодействия между государством и уголовным подпольем. Неудивительно, активно используя возможности придворных гангстеров у себя в стране (например, во время второй чеченской войны или для фальсификации выборов в 2011), Кремль задумался над экспортом своего влияния за границу. При этом часто преступники выполняют определенные мелкие распоряжения по приказам Кремля, не зная на кого именно они работают.

Уголовное нашествие русской мафии в страны ЕС проходило несколько этапов. Еще в начале 90-х влиятельные банды, такие как солнцевская или Тамбовская, довольно активно продвигались в Европу, прежде всего в страны Балтии, Чехии и Венгрии, бывших советских сателлитов. Впрочем, через несколько лет их выгнали совместными силами правоохранительных органов и местной преступности, которая не желала конкуренции. Далее тактика изменилась. Вместо завоеваний и грубой силы в ход пошли тонкие, почти дипломатические отношения. Убийства уступили дорогу торговле и услугам, от продажи афганского героина или российского метамфетамина к киберпреступность или отмывания денег. Банды функционируют практически во всех странах Европы. В качестве примера Галеотти приводит банду, деятельность которой приостановлена ​​в результате проведения операции «Матрешки» в Португалии в 2016 году. Эта группировка инвестировала деньги от преступной деятельности в проблемные футбольные клубы Европы, чтобы позже «отмыть» средства за нелегальные букмекерские операции в Португалии, Австрии, Эстонии, Германии, Латвии, Молдове и Великобритании.

Русская мафия имеет свои особенности. В отличие от итальянских «коллег» новейшие преступники из РФ не используют сложную иерархическую систему клана семьи. Чаще речь идет о разветвленной сетью разного уровня, от отдельных людей к многочисленным группировкам. Также российские банды не имеют традиционной для европейских преступников территориальной принадлежности, отсутствует разделение на зоны влияния. Российский криминалитет появятся там, где есть деньги, независимо от страны или распределения земель. Более важное значение при этом имеет наличие русскоязычного населения или выходцев из СССР-России. Кроме пополнения рядов мафии, это также позволяет интегрироваться в легальную экономику, скрывая преступную деятельность. Так наличие 35-40 тысяч русскоязычных жителей на Кипре позволили превратить остров в один из крупнейших хабов по «отмыванию» денег для русской мафии. По разным оценкам, около 25% банковских депозитов и 37% всех иностранных инвестиций имеют происхождение из РФ. Деятельность российского финансиста Семен Моґилевича, который был арестован в 2008 году, но выпущен на свободу всего за год, также подтверждает, что мафия может предложить официальной власти не только доступ к деньгам, но и агентов влияния международного уровня. Другим примером скрытого финансового воздействия является дело Евґения Свекловичного, офицера СВР, который был арестован в Нью-Йорке в 2015 году за финансовые махинации и незаконные инвестиции, хотя официально он действовал как сотрудник российского «Внешэкономбанка».

Большую угрозу представляют даже не экономические связи, а вмешательство в политическую жизнь Европы. По информации Галеотти, в Болгарии благодаря большому количеству криминальных группировок и их значительному влиянию на экономику страны (до 25% процентов ВВП так или иначе имеет определенное отношение к Кремлю) к власти приведены нужных политиков. В Венгрии за  время руководства Орбана (которого также связывают с российской мафией) увеличилась уголовное и экономическая активность россиян.

С развитием технологий не стоит на месте и мафия. Кроме традиционной торговли оружием и наркотиками русский след обнаружен в кибернетических атаках хакерских групп АРТ28 и АРТ29. Группы имеют своих кураторов в спецслужбах РФ, скорее всего речь идет о ФСБ и ГРУ. Впрочем, рядовые киберпреступники, входящие в эти группы связаны с мафией. Для Кремля это некий аутсорс для выполнения грязной работы (взломов информационных ресурсов, диверсий и шпионажа) в интересах государства. А деятельность хакеров с 2014 года успела на себе ощутить и Украина.

По мнению автора исследования, среди стран ЕС уже появилось понимание важности борьбы с организованной преступностью. Об этом свидетельствует принятие «Плана действий Совета Европы по борьбе с международной организованной преступностью на 2016-2020 годы». В этом плане прописаны необходимые шаги и ответственность для таких агентств как Европол и Евроюст. Вместе с тем, Галеотти рекомендует усилить внимание финансовым организациям за оборотом денежных средств. Автор обращает внимание на отсутствие совместных действий европейских государств в борьбе с «отмыванием» денег и незаконными инвестициями. Также он подчеркивает необходимость активной информационной работы с национальными меньшинствами и другими социальными группами, которые могут сочувствовать и оказывать поддержку российским криминальным структурам. Кроме того, по словам автора, значительный успех в борьбе с российской мафией может принести и налаживание сотрудничества между европейскими разведывательными органами и полицией. Часто каждое ведомство лишь часть картины, рассматривая только свой сектор ответственности, но сложная русская мафия, сочетающий функции шпионов и преступников, требует симметричного комплексного подхода. И, конечно, такая активность правоохранительных структур требует значительного увеличения их оперативной способности, следовательно, речь идет о повышении финансирования. Но это инвестиции не только в защиту бизнеса, а в противодействие войне, борьбу с политической кампанией России, которая имеет целью разделить и разоружить ЕС. Поэтому эффективной сопротивление потребует политической воли и значительных ресурсов, делает вывод Галеотти.

Материал подготовлен на основе публикации  Юрия Лапаева  в издании «Украинская неделя».

Комментарии

Комментарии