RSS

Шехтман — Портникову: сравнение с Холокостом — некоторое преувеличение

  • Written by:

ШехтманДовольно естественно, когда неумные люди пишут в комментах в соцсетях неумные вещи. Но взяться (раньше бы сказали «за перо», теперь впору сказать «за клавиатуру») меня заставил тот факт, что в поддержку неумных выходок неумных людей неожиданно выступил такой уважаемый публицист, как Виталий Портников.

Я имею в виду вот эту его статью на «Гранях». Которая  буквально вынудила меня взяться… В старину говорили «за перо», теперь видимо надо сказать «за клавиатуру».

Увы, но Портников присоединился к тому потоку грязи и ненависти, который в некоторых «вышиватнических» («вышиватник» — украинский аналог русского «квасного патриота») кругах стало модным обрушивать на друзей и симпатизантов Украины в России. Я подчеркиваю: именно на друзей и симпатизантов. Потому что враг – он и есть враг, оскорбления из-за линии фронта его не волнуют, и он всегда может ответить что-нибудь в том смысле, что украинцы – ненастоящая нация, выдуманная австро-венгерским Генштабом. Друг так не ответит.

Лично я долгое время думал, что этот поток разгоняют ольгинские тролли. По-видимому без Ольгина не обошлось, но увы, эта тема имеет немало поклонников среди вполне живых и реальных людей, считающих себя патриотами Украины.

Нет, конечно, Портников не заявляет российским политбеженцам,  бежавшим в Украину от верной тюрьмы и видевших в ней свет в окошке и последнюю надежду: «нехрен шастать» и «отгребитесь от нас». Он всего-навсего поддерживает позицию тех, кто заявляет это открытым текстом. Вроде как (коли уж сам Портников упомянул еврейскую тему) в старину были такие антисмемиты, которые писали, что евреи – чума и проказа, и такие, которые вежливо и корректно предлагали евреям задуматься над своим поведением.  Но сам Портников должен согласиться, что философствования последних (нередко даже содержавшие какие-то верные по форме утверждения) невозможно рассматривать без фона и контекста первых.

Теперь – по сути высказываний Портникова. Это если полемизировать с текстом, а не с контекстом и не с подтекстом.

  1. Украинцы и русские – не один народ, точно также как не один народ шотландцы и англичане, кастильцы и каталонцы. Это абсолютно верно. Но, с другой стороны, все вышеперечисленные «не один народ» в отношении друг друга все-таки по-иному, чем, скажем, в отношении китайцев.  Объективно культурная и ментальная общность существует. Это эмпирический факт.  Он точно так же не может быть основой для политических притязаний России на Украину, как и Украины на Россию; но это факт.  Поэтому я совершенно не вижу никакого криминала в том, что Ольга Романова, хорошо сойдясь в Италии с какими-то симпатичными львовянами, от избытка теплых чувств написала элегический пост, содержавший утверждения типа «все-таки мы один народ» и «все рано или поздно наладится».  С такими элегическими излияниями не полемизируют, в конечном итоге достаточно пожать плечами и сказать: «я так не думаю». Подчеркнуто острая реакция на такого рода заявления – сама плод комплексов и исходит от людей, которые в душе не уверены: точно ли Украина не Россия? По моим наблюдениям, это часто оказываются как раз дети «русского мира» — выходцы из русскоязычной среды, выросшие на представлении о «братских народах» и потому очень остро пережившие «братский» удар в спину. Скажем, Ярошу, для которого нынешняя война была чем-то давно закономерным и ожидаемым, незачем и рвать на груди рубашку, доказывая, что никогда мы не были, не есть и не будем братьями. Это то, что касается поста Романовой; остальные же авторы, на которых ссылается Портников, писали вообще о другом.
  2. Коллективная ответственность русских перед украинцами и необходимость покаяния. При том это какое-то небывалое «покаяние» требуется именно тех русских, которые постоянно рискуют свободой за свою проукраинскую и антипутинскую позицию, ибо требовать «покаяния» от поклонников Гиркина-Стрелкова очевидным образом смешно. Вот уж, вроде бы, как умеренно пишет Аркадий Бабченко: : «Мне от вас ничего не надо (…)Единственное, чего мне хотелось бы от Украины и на что я рассчитываю в планировании своих дальнейших стратегий действия — это, когда здесь, в России, все гикнется (…)…)Нет-нет, Украина — совсем не потому, что я хочу быть у вас защитником, помощником, поводырем, подстрекателем и строителем новой Руси.
    Украина — потому, что это наиболее простой, быстрый и дающий наибольшее количество шансов на успех путь». Но Портникову и это не нравится. Не пущу, говорит. Потому что не покаялся, говорит. Не покаялся за Путина, против которого всю жизнь боролся…  Чего он в конце концов требует от Бабченко – чтобы тот прополз на коленях путь от Москвы до Киева?

Попытка Портникова проиллюстрировать свою мысль только разоблачает ее ложность. Он иллюстрирует ее тем, что, мол он, человек, у которого половина семьи погибла в Холокосте, простил немцев из-за того, что канцлер Вилли Брандт встал на колени в Варшавском гетто. Но Вилли Брандт  был лидер государства. Он преклонял колени от имени всей нации, потому что представлял нацию. Бабченко не представляет никого, кроме себя.  Никто же не требовал коленопреклонений ни от Бертольда Брехта, ни от Марлен Дитрих. А если бы они и совершили какой-то символический жест, его бы и истолковали как чисто личный жест, и не стали распространять на всю немецкую нацию.

Другой момент состоит в следующем. Как ни ужасно то, что делает путинская Россия в Украине (делает, впрочем, не в последнюю очередь руками самих же украинских граждан!) – но сравнивать это с Холокостом…. «некоторое преувеличение», сказал бы я, если бы это не была полусознательная подтасовка. «Не хочу быть жертвой гибридной войны – хочу быть жертвой геноцида». Ибо быть жертвой геноцида почетнее и дает гораздо больше бонусов. Да, да, я не оговорился. Именно бонусов. Всякий психолог и психиатр подтвердит, что позиция жертвы – чрезвычайно выгодная и комфортная позиция, привлекающая психопаток и истеричек обоих полов. Ты находишься в центре внимания; ты априорно прав, а окружающие перед тобой априорно виноваты; тебе обязаны все, ты не обязан никому. Поди, плохо?

В свое время я удивлялся реакции «вышиватников» на сообщения об очередном свинстве украинских чиновников или судей (таковые в Украине в большинстве своем не сменились со времен Януковича) – когда отказывали в статусе беженца людям, явно преследуемым в России, и даже участникам АТО, Вместо того чтобы разделить мое возмущение, начинались однотипные комментарии в стиле: «нехер шастать» и «отгребитесь от нас». Напрасно я пытался что-то толковать про Женевскую конвенцию о беженцах и о нравственных и юридических обязанностях Украины перед людьми, которые, в конечном счете, за Украину же и страдали. Разумные доводы оказались бессмысленными, как бессмысленны они во всякой попытке убедить истерика.

Однако истерика – очень плохой советчик. Чего добиваются люди, в защиту которых выступил Портников? Они хотят убедить русских, что происходящее – действительно межэтническая война между украинцами и русскими, как в том упорно, не до конца успешно убеждало телевидение? И что русские – враги украинцев просто по положению? Бабченко или Ольгу Романову они может и не убедят, а вот кого-то из националистов, пожалуй, и убедят. И какой-нибудь парень, еще недавно готовый воевать в АТО, поедет воевать в к Захарченко. Вы этого добиваетесь, господа «вышиватники»?

К счастью, истерические шовинисты буйствуют главным образом на просторах Интернета. В бытовом общении они практически незаметны, так что иногда даже удивляешься: откуда они берутся в таком количестве в Сети? Из сумасшедшего дома или действительно из Ольгина? Жаль только, что такой авторитетный публицист, как Виталий Портников, попал под обаяние этого безумия. На мой лично взгляд, публицистам и блогерам с обеих сторон границы, если они сходятся в принципиальном взгляде на российскую агрессию, следует искать точки соприкосновения,  выкинув на свалку как тему «единого народа», так и тему «покаяния» за чужие грехи, и более всего избегая истерики.

Павел Шехтман

Комментарии

Комментарии