Режиссера Федора Ермошина жестоко задержали в подмосковном Одинцово, угрожали пытками, потому, что его “опознали” по компьютерной системе распознавания лиц

Полиция жестко задержала режиссера Федора Ермошина в подмосковном Одинцове, перепутав его с другим человеком. Об этом он сообщил в эфире радиостанции «Эхо Москвы». «Как только я вышел из подъезда мне навстречу выходит трое людей, подходят ко мне вплотную сразу, окружают меня и говорят: «Пошли с нами». Я попятился от них, они валят меня на землю. Мне никто из них не представился, они были все в гражданской форме и тащили меня к гражданской машине <…> надевали наручники. Я сказал: «Покажите мне удостоверения», — они перед лицом помахали какой-то ксивой и запихнули меня в машину. Я ничего прочитать не успел, не знал, кто эти люди, я был убежден, что это бандиты, потому что объяснений никаких не было. Они говорят: «Сейчас ты нам все расскажешь, как ты украл приставки в Строгино». Я говорю: «Я не был никогда в Строгино, я не понимаю вообще о приставках вы говорите». Они только посмеялись, увидели, что я пытаюсь как-то распрямиться, выкарабкаться, и вторую пару наручников на меня нацепили, положили меня уже на сиденье, лицом вниз и сели с двух сторон. <…> Дальше начался разговор, что «если ты чистосердечно признаешься, то может быть у тебя есть шанс, а так мы тебя посадим в камеру с пидорами, потом все расскажешь на суде». Мы ехали минут 40, в результате меня выводят на улицу, я думаю, что в этот момент они понимали, что я не тот человек, который им нужен. Тем не менее они проводили меня в отдел, показали мне бумагу, на которой было две фотографии: фотография неизвестного мне человека и моя фотография. Он говорит: «70 процентов сходства показала компьютерная система опознавания, поэтому вот так… Это не ты. Ну извини», — рассказал он.

Ермошин отметил, что зафиксировал следы побоев, полученных в процессе задержания, в травмпункте. «Справка есть, там написано, что ушиб мягких тканей области лучезапястного сустава справа слева, правой голени, лица. Я написал заявление в прокуратуру с просьбой дать какую-то правовую оценку, тому, что произошло со мной в этот день», — сказал он.

“Эхо Москвы”