RSS

Александр Хоц: Не прошло и десяти лет, как Соединённые Штаты ответили на тезисы “мюнхенской речи” Путина

Варшавская речь – против Мюнхенской. 2007 – 2017

Не прошло и десяти лет, как Соединённые Штаты ответили на тезисы “мюнхенской речи” Путина, выбрав для этого символичное место, один из “антироссийских” центров мировой политики – Варшаву.

Трудно избежать искушения и сравнить претензии России к Западу, высказанные “на заре” путинизма, – с ответами американского президента – “на закате” путинской политики.

Сравнения впечатляют ещё и потому, что минувшие десять лет ясно обозначили результаты нео-имперской политики Путина, пожелавшего реанимировать в конфронтации с Западом советский политический стиль.

Претензии России 2007 года заключались (в целом) в трёх пунктах, ставших основой анти-западной философии. 1. Однополярный мир – неприемлем для РФ. 2. Правовая система Запада и США вышли за национальные пределы и навязывают миру свою логику. 3. Обещание НАТО не расширять альянс, двигаясь к границам РФ, нарушено и Россия вынуждена думать об обороне.

Разбираясь в деталях претензий, можно выделить главное: речь шла об имперском комплексе неполноценности, основанном на ценностном (прежде всего) разрыве с Западом, и уже во вторую очередь – на геополитике.

Если бы Россия вписалась в ценностный Западный мир, (а шанс у “перестроечной” элиты был), приняла его правовую, гуманистическую философию, активно интегрировалась бы в международные структуры, договоры и союзы, – то не имела бы никакого значения тема “расширения” НАТО (да и расширение потеряло бы актуальность), не воспринималась бы в качестве угрозы “монополия” Запада на продвижение правовой системы и философии прав человека.

Это были бы общие ценности, общая концепция безопасности и общее гуманитарное право.

Для европейски-ориентированной России не явился бы “трагедией” европейский вектор Украины, а “Евромайдан” воспринимался бы как часть общего стремления в Европу, желания вписаться в правовой и ценностный мир Европейского Союза.

В основе антизападной, имперской истерики – прежде всего, лежал глубокий ценностный разрыв России с европейской цивилизацией, желание маргинальной и коррумпированной российской “элиты” сохранить себя во власти, вне социальной ответственности и правовых норм.

Милитаризм, цензура, полицейщина и имперские амбиции – всего лишь инструменты клептократии в её стремлении к самосохранению. “Мюнхенская речь” была заявкой на неприкосновенность воровского заповедника.

Конфронтация России с Западом казалась “элите” благом, поскольку была формой изоляции от правовых вызовов времени. И нападение – в данном случае – лучший способ обороны. Речь Путина была, по сути, программным заявлением о праве российской элиты на произвол, коррупцию, военную агрессию и выход за границы международного права.

Спустя десять лет, хорошо видно, чем обернулся курс на изоляцию, – и это крайне поучительное зрелище, поскольку “победы” режима обернулись полным поражением. Можно сказать иначе: “победы” имперской России и стали её провалом (даже если путинская “элита” не способна это осознать).

Старательно очерчивая границы “заповедника”, Путин не только лишил страну дружественного, партнёрского окружения, но и изолировал её от успешного будущего.

Вторжение в Украину стало прямым результатом Мюнхенской речи (не говоря о законах против ЛГБТ, “законе Димы Яковлева”, терроре против крымских татар, политзаключённых и полной деградации права).

Курс на изоляцию – под флагом имперской политики – как и в советской истории, не мог иметь других последствий кроме развала нищающей страны во враждебном окружении.

И это – абсолютная заслуга Путина, заколотившего окно в Европу, пробитое когда-то Петром. Империя мстит за имперский выбор – не только вражеским кольцом на границе, но и вонью, царящей в законопаченном помещении.

Гниение в изоляции – естественный итог “мюнхенских” понтов, с которыми вышел на бой с Западом энергичный (тогда ещё) “нац.лидер”.

Варшавская речь Трампа, по сути, является подведением итогов провальной имперской политики РФ и очень точно ставит акцент на военном, ценностном и геополитическом единстве Западного мира.

Воля к единству перед лицом общих угроз – её главная тема. Тень “старика Рейгана” отчётливо видна в стилистике Трампа, – и это единственно точная, перспективная стратегия, которая однажды похоронила “империю зла”.

Трамп ответил Путину следующее: 1. НАТО будет расширяться и дальше, поскольку цивилизационный выбор российских соседей – это неотъемлемое право самих стран и народов. Оккупационный путинский режим потерял моральное право претендовать на уважение к сферам влияния и учёт имперских интересов. Вторжение в Украину сделало “расширение” НАТО неизбежностью.

2. Так называемый “однополярный мир” останется однополярным не в силу “русофобских” козней Запада, а в силу полного провала российских претензий – на моральный, экономический и правовой авторитет в мире.

Мир однополярен в силу естественных (цивилизационных) причин, и претензии страны-оккупанта на “уважение” и “авторитет” – смешны и абсурдны.

Варшавская речь Трампа подвела итог десятилетним потугам России на мировое лидерство и равенство с Западом, признанием очевидного факта: у путинской системы нет ни экономических, ни моральных, ни правовых оснований играть роль законодателя.

И самое печальное для “путинизма” – диагноз этот поставлен надолго, вплоть до “летального исхода” имперского “нео-совка”.

С другой стороны, могло ли быть иначе? Вся российская политическая культура построена на мифологии. Мифология – наша главная национальная идея, основа “коллективного бессознательного”. Всё, что затевал режим в качестве стратегии выживания, оказывалось мифом. От “особого пути” и “новороссии”, “энергетической сверхдержавы” – до “Сколково”, “мирового финансового центра”, “суверенной демократии”, авианосцев на рейде и “православной духовности”.

Всё – имитация, пародия и ложь, национальное бахвальство – при скудости ресурсов и возможностей. “Не верьте этому Невскому проспекту! Всё здесь – не то, чем кажется”, – предупреждал замечательный русский писатель, знавший толк в национальной мифологии.

Но мифология чревата катастрофами. Расплатой за ложь и агрессию. Особенно если это – национальная склонность к “отлёту от реальности” (пользуясь формулой Маркса).

Путинская Россия давно потерялась в мире, заплутала в кровавом, имперском тумане своих мифологических фантазий и грёз.

Конец этого мифа – просто неизбежен, как неизбежен фатальный конец наркомана, сидящего на игле. И будет гораздо лучше, гуманнее и легче для россиян – выйти из имперской ломки своими силами. Как можно раньше.

До исторического кладбища мы ещё не доползли, но страна давно – на финишной прямой. Ещё одна “мюнхенская речь” – и можно ставить свежий монумент: “Россия (даты жизни). Помним, скорбим..”.

оригинал –https://www.facebook.com/alexandr.hotz/posts/954087601397586

автор – Александр Хоц

Комментарии

Комментарии