Алексей Навальный, быстро восстанавливается после отравления, но его руки все еще трясутся, и он проходит курс лечения.  Он также сказал, что омские врачи задержали его транспортировку в Германию, чтобы яд вышел из его тела. Однако они неверно оценили время.

Лидер оппозиции дал журналисту Юрию Дудю первое большое видеоинтервью после своего отравления. В интервью также участвовала жена политика Юлия Навальная.

Во время разговора, который длился два часа и двадцать минут создатель Фонда борьбы с коррупцией, в том числе, рассказал о событиях, которые произошли до его отравления, о том, как его семья отреагировала на случившееся, о визите канцлера Германии Ангелы Меркель к нему в госпиталь,  а также о своих планах на будущее.

По словам Навального, скорость выздоровления удивляет даже врачей. Издание Каспаров.ру приводит частичный транскрипт беседы.

“Сидел и думал, а что это вообще происходит? Потому что ни сердце, ни желудок… Ты не можешь… Обычно, когда тебе плохо, ты можешь проанализировать себя, ну и разложить это: у меня болит сердце, у меня болит живот, у меня нога, не знаю, голова болит или я простудился. А здесь ты не можешь понять”, — поделился Навальный своими воспоминаниями о первых симптомах.

Алексей Навальный снова упомянул о счастливых случайностях, спасших его жизнь.

“Прелесть ситуации в том, что они (пилоты самолета и врачи) очень классно выполнили свою работу по инструкции. Пилотам сказали, значит, человек уже там, типа, сейчас отбросит кони — они моментально начали сажать самолет. Фельдшерам сказали: “Чувак в отключке” — они пришли, сказали “Ну, похоже, что он действительно…” — вкололи атропин. Приехала реанимация, сказала: “О, да он же похож на наркомана в передозе, у него явно отравление, поэтому вот ему атропин, везем его в токсикологичку”, — рассказал он.

В ходе беседы он предположил, что, выходя из отеля, он уже был отравлен.

“Мы понимаем, что я из номера [отеля в Томске] выходил, схватившись за бутылку с водой, будучи уже пораженным. И, значит, заражение произошло в гостинице.

Потом прошло три или четыре часа — долгий период. Если бы я выпил это, съел или вдохнул, я бы, конечно, отбросил кони, ну там, за полчаса, за час. А это был долгий период… Я либо потрогал, ну, слушай, это могло быть [так]: я снимал рубашку с вешалки, дотронулся до вешалки — и привет. Это могло быть на одежде, это могло быть, где угодно, на самом деле. В этом и смысл боевого химического оружия <…> Оно [состоит] из нескольких компонентов, и каждый компонент безвреден. Потом нужно микроскопическое количество, чтобы убить человека”, — указал политик.

Он вновь подчеркнул, что задержка в Омске была необходима для распада элементов “Новичка”. Но тут они ошиблись просто с таймингом, отметил политик.

“Было довольно очевидно, что сначала они просто ждали, что я помру.

А потом они ждали, что либо я помру, либо превращусь в этого овоща, либо, как минимум, выйдут следы. Идея была в том, чтобы меня не выпускать как можно дольше”, — подчеркнул Навальный.

Супруга политика рассказала о сложностях, с которыми она столкнулась, пытаясь вывезти Алексея из омской больницы в Германию. Она напомнила о своем письме Путину, о заявлениях Макрона и Меркель.

“Все эти усилия сложились и в какой-то момент они поняли, что им будет проще его отпустить, чем устроить вот такое… шоу, как он умирает в прямом эфире”, — сказала Юлия.

Ранее оппозиционер дал первое после выхода из комы крупное интервью — немецкому журналу Der Spiegel.

Навальный уверен, что он был отравлен российскими спецслужбами по приказу президента Владимира Путина.

20 августа во время полёта из Томска в Москву ему стало плохо и он потерял сознание. Самолёт совершил экстренную посадку в Омске, а затем, несмотря на противодействие врачей местной больницы перевезён в Германию.

Немецкие эксперты заявили, что согласно анализу, он был отравлен нервно-паралитическим веществом из группы «новичков». Их утверждения были также подтверждены лабораториями в Швеции и Франции, что вызвало подозрения, что Кремль и российские спецслужбы могут нести ответственность за отравление. Несмотря на очевидные свидетельства причастности Москва отказывается признавать вину

Германия попросила Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) испытать образцы вещества, которое, по словам Берлина, использовалось для отравления Навального. Согласно ее сообщению в понедельник, Москва также обратилась к организации 1 октября с просьбой помочь в прояснении дела. Поэтому сейчас ОЗХО изучает вопрос о помощи России.

Дело Навального будет обсуждаться на конференции стран-членов ОЗХО, которая начинается во вторник. Россия обвиняет организацию в ее «прозападной ориентации» в оценке деятельности России в Сирии и уже грозилась выйти из организации в прошлом.