Алексей Рощин: Есть ли смысл в этой новой России? (с)

О пользе книжных развалов. В Москве сейчас часто продают книги, причем уцененные, прямо на улице, на этаких развалах возле метро. Видимо, это связано с постепенным исчезновением книжных магазинов, что, в свою очередь, вызвано общим нежеланием россиян тратить время на такую «хрень», как чтение
(только что прочитал у Паши Пряникова в ФБ дивную цитату на эту тему из интервью миллиардера Галицкого, экс-владельца «Магнита»: «Я практически ничего не читаю. В школе много читал. Что вы хотите вычитать из книги? Успех других людей? Зачем? Этот любимый русской интеллигенцией образ человека с книжкой! Нет, это должно прекращаться, когда тебе стукнуло 17-18 лет. Потом есть мир – и ты должен его познать, сделать это сам. Культура убивает время. Жизнь настолько коротка, что ты не имеешь права тратить ни одной секунды на всякую хрень!»).

Неудачливого миллиардера Галицкого только что выперли из его любимого уродливого детища, сунув в зубы какую-то подачку в виде «отступного» – поэтому не будем принимать его мнение всерьез. Я вот роюсь в книжных развалах с удовольствием – и наткнулся не так давно на прекрасно изданную книжку «Русская апатия» смутно знакомого еще по перестроечным журналам публициста Ципко. Он куда-то пропал – а недавно я его видел на Первом канале в тамошних подзаборных ток-шоу антиукраинской направленности в непонятном качестве. Неужели, думал я, и этот с годами перекинулся в «державника»?

В общем, взял книжку посмотреть – да и решил купить, благо было меньше 100 рублей. Тираж там еще слезный – 800 экз.! Эх, ну что за страна у нас.

Но книжка меж тем любопытнейшая. Ципко там взялся раскрывать одну из самых непопулярных у нас тем – родство нашего коммунизма и фашизма. На примерах и параллелях – все как положено. Я решил привести некоторые отрывки, чтобы был виден масштаб:

«Только циник от политики мог утверждать, что именно Бжезинский придумал этот миф о советском тоталитаризме. Что отличало советскую систему? Закрепленная в Конституции руковдящая роль Коммунистической партии. А что было сердцевиной фашизма? Муссолини говорит прямо и честно: «То, чего раньше не было в истории», а именно «партии, управляющей тоталитарно нацией». И здесь же Муссолини добавлял: фашизм – это «всеобъемлющая власть всеобъемлющей партии».

… особенность нынешней ситуации как раз и состоит в том, что о каких-либо серьезных дискуссиях о тождестве и различии русского коммунизма и национал-социализма уже не может быть и речи…

…События на Украине привели к погружению (нашей) страны в мобилизационный дискурс, к милитаризации национального мышления, к ожиданию, даже у некоторой части населения жажде войны. Отсюда и все разговоры о готовности нашего народа на любые новые тяготы и лишения, вплоть до повторения тягот и голода блокадного Ленинграда времен войны.

…В новой морально-политической ситуации, когда война во имя сохранения национального достоинства и восстановления государственного суверенитета России как великой державы стала новой повесткой дня, неизбежно должен был быть поставлен вопрос о полной реабилитации советской системы (текст 2016 года! О «кандидате Павле Грудинине», открыто воспевавшем Сталина, Ципко просто не мог знать! – С.)… На наших глазах либеральный «белый» патриотизм, который был характерен еще недавно для речей Владимира Путина, вытесняется сталинским, «красным» патриотизмом, советскими традициями борьбы с врагом до победного конца…. Милитаризация сознания неизбежно ведет к его примитивизации.

…В этих условиях действительно воспринимается как святотатство напоминание о том, что в большевизме Ленина и Сталина было столько же жажды расправы, убийств, сколько в национал-социализме Гитлера. ..

В силу своего советского невежества нынешняя политическая элита не отдает себе отчет в том, что настаивая на «Россия – не Запад», что нам чужды ценности буржуазной свободы и буржуазного индивидуализма, ценности сытой жизни, она дословно повторяет Гитлера. В том-то и дело, что кровное родство большевизма с национал-социализмом, на что обращал внимание Николай Бердяев, как раз и состоит в отрицании ценностей европейского гуманизма, традиций парламентаризма, свободы, права человека на выбор. Наша элита не знает, что на самом деле вся идеология национал-социализма – это бунт против буржуазных ценностей, и прежде всего бунт против индивидуализма и права на свободу выбора… Гитлер, как и Муссолини, критикует «гниль трусливого буржуазного мира» и «мещанскую жажду удовольствий»…

…никто из названных вождей не ставил под сомнение свои цели, свои теории. Кстати, фашисты, как и марксисты, говорили о «всемирно-исторической значимости их учения». И Бердяев был прав: сакрализация и марксизма, и фашизма была нужна их вождям для того, чтобы оправдать характерную для них сверхжестокость, их страсть к убийству, к смерти. Ленин в своей проповеди жертв среди рабочего класса вообще уникален. «Не надо стремиться к бескровным пролетарским революциям, – учил делегатов съезда Третьего Интернационала Владимир Ильич, – не надо стремиться к тому, чтобы они, эти революции были не слишком тяжелыми», т.е., не были бескровными. Ильич настаивал,, что «каждая революция влечет за собой огромные жертвы для класса, который ее производит». И ничего страшного нет в том, успокаивал своих слушателей Ленин, что «диктатура пролетариата в России повлекла за собой такие жертвы, такую нужду и такие лишения для господствующего класса, для пролетариата, какие никогда не знала история, и весьма вероятно, что и во всякой иной стране дело пойдет точно так же» (В.И. Ленин. Т. 44, с. 45 – 46). Мы, советские люди, читали эти строки по-советски, и никогда не задумывались о страшной, дьявольской сущности этих слов. Ведь, как видно из тональности этой речи, Ленин действительно доволен, что без огромных жертв революции невозможны. И Гитлер в «Майн кампф» почти дословно повторяет Ленина и говорит, что национал-социализм «наше новое учение имеет гигантское, всемирное значение, и именно поэтому мы с первой же минуты считали, что в защиту его нужно и должно идти на самые тяжелые жертвы». Для Гитлера, как и для Ленина, когда речь идет о великой цели, великой идее, не может быть разговора о сохранении человеческой жизни. «Чтобы завоевать массы на сторону идеи национального возрождения, – настаивал Гитлер, – никакие социальные жертвы не являются слишком большими». Как это похоже на призывы нашей «партии войны» идти на любые жертвы, чтобы наказать ненавистных «укропов» и стоящий за ними Запад».

И в конце главки – как бы прямой ответ Ципко Путину, на его вопрос «А зачем нам мир без России?» С той разницей, что Путин задал вопрос в 2018-м, а Ципко ему ответил в 2016-м:

«Много ума не нужно, чтобы понять, что законодательная инициатива, которая спровоцировала мои заметки, сама по себе вызывает у любого здравого человека отчуждение от собственной страны. Не может образованный, честный человек любить страну, где угрожают сажать в тюрьму за безусловную правду.
И самое страшное, в чем у меня нет духа признаться самому себе. А какой, на самом деле, смысл – моральный, человеческий – имеет государственный суверенитет страны, который достигается за счет обеднения своего населения, за счет того, что оно снова будет лишено многих благ современной человеческой цивилизации. И к тому же речь сегодня идет о суверенитете страны, которая готова угрожать человечеству новой ядерной войной во имя права мучить свой народ бедностью и нищетой. Я не вижу никакого смысла в той новой России, в которой будет восстановлена мобилизационная советская экономика и которая, в конце концов, станет подобной нынешнему уроду человечества – Северной Корее.
Я не знаю на самом деле ответа на эти вопросы. Но не могу не сказать, что нынешняя атмосфера вражды, запретов, поиска врагов и даже убийств политиков по непонятным причинам заставляет меня задуматься всерьез о будущем собственной страны. На самом деле, пока что оптимизма в моей душе нет».

2 года назад вышла книга, написал человек еще раньше – а как актуально звучит! (выделение мое)

оригинал – https://sapojnik.livejournal.com/2614184.html

автор – Алексей Рощин

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики