Анастасия Кириленко: Какую-какую вы там власть собрались менять?

В Париже прошел митинг против семейного насилия, а в Москве – за. В Париже критерием истины считаются журналистские расследования на основе документов, а в Москве откровения приближенных к власти.
Какую-какую вы там власть собрались менять?

Спрашивали:
но ведь митинг за домашнее насилие был в специально отведенном месте в Сокольниках, всего на 200 человек (но распиаренный медиапанелью). Удивительно, что так скромно.

Отвечаем:
во-первых, плохо то, что в РФ нет митингов ПРОТИВ домашнего насилия, когда в год от него гибнет 1400 женщин (по оценкам НКО), на фоне дела Наполеона – Соколова, дела сестер Хачатурян, отрубленных рук женщине ревнивым супругом, которой мужественный хирург пришил одну кисть, а вторую ампутировали.

Не успела я подумать, что в России нет такого митинга, как в Париже, как выяснилось, что есть еще и митинг ЗА насилие, в Сокольниках.

Для сравнения, за 2018 во Франции от домашнего насилия погибли 149 женщин. Т.е., французы устраивают митинг в центре Парижа, не дожидаясь, пока их станет 1400 и пока у них кто-то начнет, нарядившись Наполеоном, сбрасывать руки-ноги в Сену. В пересчете на население (во Франции 67 миллионов человек), если бы Россия была развита на уровне Франции, там бы погибло ну 300 человек за год, но не в 4,5 раза больше.

Marie Noëlle к вопросу, что “проблемы везде одинаковы”.

А так же полезно знать всем, кто считает Соколова не показательным случаем, а неким отклонением.

Комментарии

Комментарии