Анастасия Кириленко. Фото: Facebook
Какая боль, какая боль. Когда будет написана реальная новейшая история России? Кто это будет делать?
Семейное: как “ширнармассы” пришли от чтения Солженицына к присяге Путину:
В 1990-м моя мама читала Солженицына. Нам принесла на не разрезанном печатном листе “Матренин двор”. “Один день Ивана Денисовича” уже был нормальной книжкой в обложке, обернутой клейкой лентой, я надолго запомнила. Далее был праздник голосования за Ельцина и ликование по поводу российского триколора. Я помню, как меня учили “бело-сине-красный” (мне было 7 лет).
Мои родители – глубокие конформисты (просвещенным, кто тут поморщится, достаточно сказать, что они все с фамилиями на -енко или -ко, но из Кубани и Украины, “строившие коммунизм” в Сибири в минус 30-40 градусов). В 1989-1991 ностальгии по серпу и молоту не испытывали (и наверное, и раньше, потому что, как и все тогда, рассказывали насмешки над Брежневым и КГБ; я запомнила “сосиски сраные” и анекдот про КГБ раньше, чем могла понять, что это такое и кто такой Брежнев). Впереди была новая жизнь.
Просто, что началось потом…Время несбывшихся надежд. А Путин нагло всех обманул. Ложь заключалась в том, что вот есть сильные бандиты (так называемый хаос 90-х), а есть он, Рыцарь, прямо-таки Кабальеро, их победивший. Так ведь легко было их победить, когда он им и раздавал здания в центре Спб и предприятия, когда сам (!) раздавал распоряжения об открытии счетов, с которых украли деньги по схеме “чеченских” авизо. При этом в России появились районы, где никакой работы, кроме рэкетиров, не было, и одним из таких был Первомайский р-н Новосибирска. Я читаю книгу про Калабрию – один в один. Мой брат однажды спросил “Мама, а я похож на рэкетира?” – но нам просто повезло не быть подростками, а именно детьми в то время. Из тех, кто были подростками в 90-е – одноклассников моего дяди – никого нет в живых, включая его самого. Так вот, эти первомайские бандиты замыкаются на малышевских. Те, в свою очередь, раньше замыкались на тамбовских, а те – на солнцевских. Конфигурация других городов примерно такая же – Волгоград замыкается на Измайловских и Солнцевских (Москва). Совсем отмороженных убили, посадили, остальные встроились во власть (вернее, они с ней и были).
В том, что касается главарей этой “пирамиды Мафлоу”, пацан дал – пацан взял. Путин защитил от самого себя с его же и пехотой. А вот если он уйдет, эти страшные тамбовский Кумарин (иначе, кто же именно олицетворяет хаос?) и солнцевский Михась вернутся, рэкет вернется, как нам вещает госпропаганда. И не вещает даже – намекает, не вдаваясь в детали.
Детали такие, что волосы дыбом встают. Генерал КГБ, крышевавший Кумарина, работавший с Сечиным, занимавшийся “контролем муниципальных казино в Петербурге” под руководством Путина (это все по официальным документам мэрии Спб и официальным публикациям ), скрылся в Израиле “по документам прикрытия”. Бывает. Даже Путин не смог его остановить.
Представляете, Путин уйдет, Михась сдаст часы от Путина и снова будет “ураганить”. И маме снова придется возвращаться домой с кастетом в сумочке (хотя ясно, что в случае чего не поможет) – было такое в 90-е, слов из песни не выкинешь. Придется носить опять шапку на резинках, чтобы если сорвали, шапка осталась. В минус 30 шапка пригодиться может.
Мама в Сибири не знает, что Путин и кукловодил в “лихие 90-е!”. Да, не он один, но он в этом отличился особо и сумел все возглавить. И это не было никакой случайностью. Отдельное спасибо либеральным мыслителям, которые настаивают на том, что был он “никем”. Был никем, но открывал мунициапальные казино вместе с тамбовскими, малышевскими и другими ОПГ, утилизировал боеприпасы, принимал дары для ФСБ от иностранных бизнесменов – что только ни делал этот “никто”. Даже авизовками занимался. (Спойлер: отдельная армия лидеров мнений была либо нанята, либо использовалась в темную для распространения наратива, что Путин был никем, ничем не занимался, не опасен и скоро уйдет).
Раз некоторым московским журналистам удалось ускользнуть от этого знания, то моей маме и подавно. Но – банально, но факт, в России “все секрет и ничего не тайна”, и настоящая история путинизма пишется.