Анатолий Несмиян: нынешний переворот происходит в ситуации полной демобилизации элит

В настоящий момент у Кремля нет четкого представления о том, как будет проходить всенародное голосование по принятию предложенных президентом России Владимиром Путиным изменений в конституцию страны. Об этом заявил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков во время разговора с журналистами в понедельник, 27 января.»

Сказанное (даже с поправкой на то, что задача Пескова — не информирование, а скорее, прикрытие реального положения дел) может означать одно из двух. Либо Путин пошел на госпереворот «по обстановке», без проработанного сценария действий, либо сопротивление его планам достаточно велико, а потому он вынужден маневрировать с самого начала.

Нужно понимать еще одну крайне важную вещь: нынешний переворот происходит в ситуации полной демобилизации элит. Причин для схватки «все против всех» у нее гораздо больше, чем причин для консолидации. А значит — любой госпереворот должен осуществляться либо крепкой спаянной группой заговорщиков, проламывающейся к своей цели любыми путями в один заход, либо разбит на много стадий, реализация каждой из которых будет происходить по итогам, достигнутым на предыдущей. Цель у любого элитного переворота при этом всегда одна: отсечь от власти (а в российских условиях — и от собственности) часть элиты. Отправить ее в небытие.

Примитивно эту цель можно объяснить всем известным примером про сократившийся пирог, который невозможно делить на всех имеющихся едоков. Любое более сложное объяснение всё равно придет к этому же выводу.

Никакой крепкой спаянной группой за Путиным не ощущается. Даже его личная команда (т.н. «кооператив Озеро») выглядит крайне разнородным конгломератом, который не прочь выяснить отношения внутри себя. А потому переворот всё более очевидно сворачивает во второй сценарий — медленное и мучительное прохождение всего квеста по контрольным точкам. Самый идиотский и ресурсозатратный вариант. Но, по всей видимости, других нет, да и с исполнительским мастерством у путчистов всё крайне плохо. Даже откровенные лизоблюды со вздохом признают, что если тактик из Путина гениальный, то стратег — никакой. Есть, конечно, сомнения и в тактической гениальности, но для прохождения всего маршрута требуется в первую очередь стратегия. Если ее нет — никакие суперспособности в тактике не помогут.

Суммируя, можно с изрядной долей уверенности предположить, что поправки в конституцию — это лишь первый этап. За которым последуют и другие. Когда — вопрос любопытный. А уж как они будут выглядеть — то этого точно не может сказать никто. Все будет зависеть от результатов первого этапа, от тех поправок (в том числе и процедуры их внесения), которые удастся закрепить в конституции.

Задача первого этапа вполне понятна — ввести в конституцию Госсовет. А полномочия Госсовета и принцип его формирования — это уже потом, через более простой механизм федеральных законов. Только тогда станет понятен баланс полномочий и функционал этого органа управления. Логика подсказывает, что если Путин намерен переместиться туда, то главные функции Госсовета будут лежать не в области управления, а в области контроля. Только так Путин сможет обеспечить свое положение после того, как уйдет с президентского места. Контроль — он вне системы. Над ней или «сбоку», но вне. Что и создает исключительность поста Главного контролера.

При этом пока не отсекаются и другие сценарии, если в этом что-то пойдет не так: есть еще Совет безопасности (он-то в конституции упомянут), и вариант Союзного государства — в конце концов, если Лукашенко будет артачиться и дальше, то всегда остается военное решение, благо терять уже просто нечего.

Но всё это — потом. После поправок. И пока приходится мучительно решать задачи первого этапа. Нужно врать всем и по любому поводу, запутывать и напускать туман. В общем — проявлять весь набор качеств, которых у президента в избытке. А там — как кривая вывезет.