Анатолий Несмиян. Фото из открытых источников

 “Чемоданы” приказано забыть, теперь накапливаются обвинения в адрес пилотов.
Вне зависимости от реального положения дел, у следствия очевидно есть ряд чисто политических ограничений, в рамках которых ему будет крайне сложно устанавливать истину и быть свободным в своих выводах. Чем-то это напоминает теракт в Магнитогорске, который уже забыт и прочно завис в положении “бытовой взрыв газа”. Так же, кстати, как и теракт с синайским самолетом “Когалымавиа”, где назвать настоящего заказчика теракта невозможно опять-таки по политическим причинам. Здесь ситуация равнозначная.

Нельзя трогать минимум два объекта: сам самолет и действия служб аэропорта. Неважно, хорош ли самолет или не очень, есть ли к нему вопросы или нет. “Сухой Суперджет” – это не самолет. Это фантомная боль умирающей бывшей технологической сверхдержавы. Технологический уровень современной страны определяется способностью её обладать полноценным производственным комплексом в трех отраслях: ракетостроение, авиастроении и ядерной энергетике. Не просто предприятиями по сборке, а именно всем комплексом производства – от сырья до готового продукта. Это не исключает международной кооперации, но страна является высокотехнологической, если способна развернуть полностью всё производство на своей территории и производить весь спектр необходимых компонентов.

Воры, захватившие власть в стране, убили ее. У нас нет ни одной неразграбленной до основания отрасли. Высокотехнологичные пошли под нож первыми, что вполне логично и объяснимо. Но впавший в клиический маразм диктатор нуждается в демонстрации могущества, а потому проект Сухой Суперджет – это не самолет, это именно демонстрация. СССР производил весь спектр гражданских самолетов, которые, конечно, можно обсуждать в плане их надежности и сопоставимости характеристик с иностранными. Но обсуждать и сравнивать можно лишь то, что имеешь. Сегодня мы не производим гражданские самолеты, способные удовлетворить реальные потребности самой протяженной в мире страны. Поэтому нужен хотя бы один.

Вся проблема такой “точечной” сборки в том, что технологическая база высокотехнологичных отраслей чудовищно дорога. И производить всего лишь один тип продукции абсолютно нерентабельно. Поэтому Суперджет в принципе не может быть отечественным самолетом. И не является им. Поэтому он – просто демонстрация способности собирать конструктор, но не показатель технологической мощи страны. Впрочем, чтобы эти вопросы не возникали, есть пропаганда, телевизор, эксперты и сайт “Сделаноунас”.

Понятно, что следствие в случае возникновения вопросов к конструктивным особенностям Суперджета будет эти вопросы морозить и закрывать. Даже если они имеют критическое значение для выяснения причин катастрофы. 41 погибший и одна из любимых игрушек диктатора – несопоставимые по важности величины. Поэтому игрушка вне подозрений, как жена Цезаря.

Те же ограничения для следствия и в вопросе адекватной реакции наземных служб аэропорта. Владельцы аэропорта – друзья детства президента. Уже поэтому никаких вопросов к организации системы спасения аэропорта не будет даже теоретически. Максимум – к действиям конкретных должностных лиц, но с обязателным условием сугубой персонификации этих действий. Сам аэропорт будет выведен за скобки при любом варианте.

Оригинал: https://t.me/nesmijan/1800