Одним броском костей…

Вот небольшая зарисовка весны 2014 года (путинская крымская речь, пик имперской эйфории):

Казалось, что как 2 августа 1914 года вся страна с флагами, знаменами, иконами, портретами царя, георгиевскими ленточками встала на колени перед резиденцией в Ново-Огарево. Суровые пролетарские вожди Левого Фронта, осужденные за организацию бунта в день инаугурации государя-императора, верноподданнически взывали из своих пыточных застенков «Да здравствует Владимир Владимирович Путин, собиратель земель русских!» Буржуазные оппозиционные хакадамочки кокетливо бросали к ногам брутального Победителя букеты изысканных комплиментов. Не хватало только классических слов «истинный ариец, беспощадный к врагам Русского Мира». Их произнес через несколько дней замечательный русский патриот, достойный внук Молотовa-Риббентропа, объявив Путина, себя и нас всех вместе с ними потомками арийского племени с дополнительной хромосомой, спустившегося с Карпатских гор и мирно заполнившего все евразийское пространство вплоть до Форта Росс на Тихом Океане».

Прошло почти 8 лет. Как и в прошлом столетии, атмосфера изменилась разительно. Эйфория Крымнаш выветрилась. Мифологемы «Новороссии» и «Русского мира» воспринимаются глубинным народом с таким же энтузиазмом, как Дарданеллы и Крест над Святой Софией в 1917-м.

Конфронтация с Украиной зависла в том неустойчивом равновесии, когда малейшее «отступление» (даже аннексия одного лишь ОРДЛО) будет рассматриваться безумцами в бункере как личное поражение Путина, а дальнейшая эскалация — это уже масштабное военное вторжение в Украину.

А такой шаг будет встречен яростным военным сопротивлением украинской армии и впервые по-настоящему болезненными санкциями Запада

Общество категорически не готово к полномасштабной войне. Об этом уже около месяца в почтительнейших и осторожных выражениях дают понять власти ее системные «эренбурги». В 1953 году на смену И. Эренбургу быстро пришли совсем другие люди под знаменем Чейна-Стокса. В 2022 году черным лебедем прилетело на сайт популярного политического ресурса и за пару суток собрало более миллиона просмотров и прочтений «Обращение Общероссийского офицерского собрания к президенту и гражданам Российской Федерации».

Вы его все читали. Это своего рода политический Чейн-Стокс: От президента РФ мы, офицеры России, требуем отказаться от преступной политики провоцирования войны и уйти в отставку.

Можно было бы отмахнуться от Леонида Ивашева с компанией как от безответственных маргиналов с миллионной аудиторией. Но одновременно с «Обращением…» в солидном профессиональном издании НВО появилась статья генштабиста в отставке, постоянного участника внешнеполитических ток-шоу Михаила Ходаренка, с характерным заголовком «Прогнозы кровожадных политологов». Основной вывод статьи — «Вооруженный конфликт с Украиной в настоящее время в корне не отвечает национальным интересам России»

Складывается впечатление, что эта по-военному четкая формулировка — консолидированная позиция всего российского военно-аналитического сообщества, включая действующих офицеров. А генералу и полковнику в отставке выпала миссия ее публично озвучить и донести до сведения как верховного главнокомандующего, так и российского общества.

Совместная пресс-конференция с Макроном 7 февраля стала для Путина первым публичным выступлением после демарша военных. Самым «ярким» эпизодом его перформанса стала похабная заготовочка в адрес украинского государства и его президента. Ну что ж, клокочущая ненависть лидера «Русского мира» к «братскому народу» не потускнела за 8 лет злоупотребления ею.

Гораздо более информативным был другой фрагмент потока его геополитического сознания. Впервые он лично озвучил центральную идею «Доктрины Патрушева». Стратегию победы в 4-й мировой войне (исторического реванша за поражение СССР в 3-й), которую они с Патрушевым полтора десятилетия вынашивали и лелеяли в своих бункерах.

Напомню вопрос, который я поставил 8 лет назад сразу же после крымской (судетской) речи Путина, в которой впервые ясно прозвучали его геополитические замыслы.

Итак, какие же инструменты, кроме своей знаменитой «духовности», могло бы задействовать для успешной конфронтации с блоком НАТО и аннексии входящих в него стран государство, в разы уступающее НАТО по экономическому развитию, научно-технологическому уровню, потенциалу конвенциональных вооруженных сил?

И вот через 8 лет Владимир Владимирович лично отвечает буквально на мой вопрос:

Конечно, потенциалы объединённой организации НАТО и России не сопоставимы. Мы понимаем, но мы также и понимаем, что Россия — одна из ведущих ядерных держав, а по некоторым компонентам по современности даже многих опережает.

Не правда ли, эти две склеенные реплики звучат как беседа коллег на кофе-брейке академического семинара в каком-нибудь think tank.

Ответ «коллеги» мне был понятен еще 8 лет назад. Путин и Патрушев уже тогда пришли к выводу, что даже более слабая на конвенциональном уровне сторона, ориентированная на изменение сложившегося статус-кво, обладающая превосходящей политической волей к такому изменению, абсолютным равнодушием к ценности человеческих жизней (своих и чужих граждан) и значительной долей уголовного авантюризма, способна добиться кардинальных внешнеполитических результатов всего лишь убедительной угрозой применения или, если понадобится, демонстративным ограниченным (одна-две боеголовки) применением ядерного оружия.

Это их судьбоносное новое знание в сфере ядерной стратегии незримо присутствовало в каждом их шаге во внешней политике с 2014 года, вдохновляло их и вселяло в них уверенность. Начиная с аннексии Крыма, когда «ядерные силы были приведены в боевую готовность на случай военного противостояния со стороны западных стран». Включая недавний «ультиматум», который воспринимается как безумный фарс в рамках традиционной дипломатии, но в контексте доктрины Патрушева становится как бы генеральной репетицией Главного Ультиматума, после которого Запад должен капитулировать и отступить из сферы доминирования победоносного улуса Джучи как минимум до линии Батыя-Сталина.

Элитные кремлевские пропагандисты, работающие на западную экспертную аудиторию (Тренин, Симис, Роджанский), давно тактично внушают ей мысль о том, что в случае военной конфронтации эти непредсказуемые Russians легко могут перейти к De-escalation through nuclear escalation. Поэтому лучше с ними не связываться. Могут и бритвой по глазам. Так Тренин еще в 2014 году чуть ли не со слезами на глазах умолял американцев не продавать Украине Javelins, иначе эти ужасные Russians применят тактическое ядерное оружие. Доктрина Патрушева-Путина эффективно работала все эти годы без единого ракетного запуска. По замыслу ее идеологов каждое новое отступление Запада приближало его психологически к Главной капитуляции.

7 февраля Путин впервые лично озвучил ДПП как для зарубежной, так и для российской аудитории. Короткими емкими штрихами обозначил предусмотренную ДПП последовательность действий:

  1. Понимаем, что мы слабее блока НАТО на конвенциональном уровне.
  2. Тем не менее, инициативно ввязываемся в военное столкновение с ним.
  3. Сказывается превосходство НАТО. Резко повышаем ставки. Предлагаем противнику капитулировать. В противном случае угрожаем ядерным ударом.
  4. Наносим ограниченный ядерный удар (одна боеголовка по расположению американских войск, одна по европейскому городу).
  5. Запад капитулирует и уходит из мировой истории.

Для них это шанс переиграть историю одним броском костей. Дерзкий замысел. У него только один недостаток: ответ США на п. 4 будет иным. Об этом подробно говорится в моей предыдущей статье «Апокалипсис завтра». Но Путин ее еще не читал.

* * *

А теперь попробуем вычленить из нарастающего хаоса событий какие-то инвариантные смыслы и займемся самым неблагодарным: попытаемся представить себе ход событий в ближайшие дни и недели.

Несомненно, что значительная часть российских гражданских и армейских «элит» считает масштабное вторжение в Украину катастрофическим сценарием для государства РФ и активно пытается убедить в этом Путина и его ближайшее чекистское окружение. Мне кажется, что им это удастся. Действительно, отдать приказ о вторжении означает растворить армию и страну в огромном украинском «Афганистане», обладающем поддержкой и симпатией всего мира. Никакой генерал Громов их оттуда уже никогда не выведет. Может быть, вернется обратно один русский, как один англичанин из Афганистана в 1841 году.

Но если я что-то понимаю в персонаже, которым я занимаюсь почти четверть века, он до последнего своего вздоха во власти не откажется от двух центральных идеологем своего сумеречного политического сознания: уничтожение искусственного недогосударства, созданного австро-венгерским генштабом и большевиками, и убедительный реванш над Западом за поражение СССР в 3-й мировой войне.

Его не устроит альтернатива, которую будет ему предлагать большинство «элиты».

— Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогой Вы наш собиратель земель русских! Давайте зафиксируем геополитическую прибыль: признаем в родную гавань ОРДЛО и, чтобы два раза не вставать, сделаем Лукашенко минским генерал-губернатором и понесём Вас на руках к коронованию на вечное царствие в 2024 году. Запад облегченно вздохнет, поворчит и ограничится полуадскими санкциями.

— А как же тогда с моей сакральной формулой «Я подкрался и ***». Нет, мы не можем отказываться от фундаментальных основ нашей уникальной духовности.

Нет, он не променяет свое имперское первородство на чечевичную похлебку ОРДЛО. Он учтет замечания генштабистов и в ближайшее время продемонстрирует городу и миру иные, нежели масштабное вторжение вглубь украинской территории, военно-технические инструменты. Тем более что его начальник Генштаба — крупнейший мировой теоретик гибридной войны. При этом он не будет уклоняться от повышения ставок в конфликте с Западом. Напротив, он будет искать его, уверенный, что железной рукой ведет страну к Лестнице Победы 1) — 5). Ну, на худой конец в рай.

Андрей Пионтковский

Kasparov.ru

Андрей Пионтковский