Авраам Шмулевич: Путин в Сирии – верх непрофессионализма

В воскресенье Турция объявила о начале военного наступления на силы сирийского диктатора Башара Асада в провинции Идлиб на северо-западе Сирии. Это произошло после того, как в феврале сирийская армия, стремясь захватить ключевые автомагистрали на севере страны, усилила натиск на поддерживаемых Турцией исламских повстанцев, вернув контроль над значительной части территории Идлиба – последнего оплота исламистской оппозиции на севере страны.  Тяжелые бои в Идлибе в последние дни привели к чрезвычайной напряженности между Москвой и Анкарой, которая послала на помощь сирийским повстанцам тысячи солдат и десятки единиц тяжелой военной техники. В результате 27 февраля турецкие вооруженные силы объявили о начале операции «Весенний щит», в ходе которой дружественным Турции исламистам при активной поддержке турецкой артиллерии и беспилотников удалось отвоевать у сил режима Асада целый ряд ранее захваченных населенных пунктов. Турецкая сторона  сообщает о том, что в ходе операции  «Весенний щит» были уничтожены десятки единиц боевой техники и более 2000 солдат режима Асада. Характерно, что несмотря на похолодание в отношениях между Анкарой и Западом , руководители США и НАТО однозначно поддержали Турцию. Стало известно о том, что в регион направляется ударная авианосная группа во главе с авианосцем Дуайт Эйзенхауэр. На этом тревожном фоне не может не волновать вопрос о том, к чему может привести дальнейшее присутствие российских войск в данном регионе. С этого вопроса мы и начали нашу беседу с известным израильским экспертом Авраамом Шмулевичем.


– Является ли преувеличением утверждение о том, что мы стоим на пороге русско-турецкой войны.

– Практически русско-турецкая война уже идет довольно давно, причем идет она не только на территории Сирии. Я напомню, что за последнее время в Ливии было убито как минимум в двух известных инцидентах 35 + 19 человек бойцов частной военной компании «Вагнер». Причем надо понимать, что в России нет частных военных компаний, а есть спецназ «ГРУ», который изображает из себя ЧВК, для того, чтобы потери можно было списать без политических последствий. В Сирии тоже гибнут граждане России, воюющие на стороне Асада. Гибнут также и турецкие солдаты. Так что это война, пусть и необъявленная идет уже не первый месяц. В Сирии полномасштабная война идет между режимом Асада и повстанцами, которых открыто поддерживает Турция и буквально вчера ночью под раздачу, а точнее под российский (скорее всего) авиаудар попали несколько десятков турецких солдат. Я процитирую слова министра обороны Турции, которые передали СМИ: «нападение на турецких военных произошло несмотря на то, что расположение турецких войск было согласовано с властями России и после первой атаки было сделано еще одно предупреждение, однако бомбардировки продолжались».

-Это были российские самолеты?

Не ясно. С одной стороны, турецкие СМИ пишут о том, что это был налёт сирийской авиации, с другой, на сайте New York Times появилось сообщение о том, что удар нанёс российский бомбардировщик. Правда потом появилось опровержение. Но тем не менее, понятно, что хоть формально удары могли наноситься и сирийскими ВВС, но координируют и наводят на цели российские военные. Поэтому эта ситуация дает возможность Эрдогану с одной стороны заявить о том, что виновата Сирия и спустить дело в отношении и России на тормозах, с другой,  турецкий лидер может (и имеет на это полное основание) заявить, что в гибели турецких солдат виновата непосредственно Россия. Как он поступит, пока не очень понятно.

Турецкий военный конвой на севере сирийской провинции Идлиб. Фото: AP

– Может ли Путин попытаться использовать теоретически возможную войну с Турцией, как средство для укрепления личной власти, закручивания гаек и решения прочих внутриполитических проблем?

В том, что Россия использует войну в качестве инструмента для отвлечения населения о своих внутренних проблем – ничего нового нет. Этим занималось еще царское правительство, на чем, собственно? оно и погорело. И советское этим занималось и тоже погорело. Теперь российское идет по тому же пути. Это все понятно. И разговоры о том, что Россия вот-вот начнет какую то войну, ведутся очень давно. Практически с момента прихода Путина к власти. Собственно несколько таких войн уже было – как внутренних, так и внешних. Вполне может быть и следующая война

-Очень к месту и ко времени приходятся недавние прогнозы Валерия Соловья, который заявлял, что Кремль готовится к чему-то очень серьезному…

Да, но, с другой стороны, мы не можем знать, основаны ли эти заявления Соловья на инсайде, или он удачно эксплуатирует свои имидж человека, который делает разные пугающие прогнозы. Хотя, в данном, случае, война с Турцией действительно вполне возможна, что укладывается в схему, которую озвучивает Соловей.

Россия сознательно устраивает провокацию, которую Эрдогану, действительно, очень сложно будет игнорировать, хотя он и совершенно не заинтересован в развитии событий по такому сценарию.

– На какой стороне лежит ответственность за обострение?

Вина за обострение полностью лежит на России. Ведь еще недавно у Путина и Эрдогана всё было хорошо. Когда силы Асада перешли в наступление, Турция и РФ вели переговоры по Идлибу. Причем прямо в тот же день, когда погибли турецкие солдаты, российская делегация общалась с турецкой. В этот же самый день российские и турецкие военные провели очередное совместное патрулирование. И буквально за несколько часов до гибели турецких военнослужащих Эрдоган положительно высказывался о перспективах достижения договоренностей, он заявил о том, что 5 марта состоится совместная встреча с Путиным, на которой возможно даже будут присутствовать Меркель и Макрон. И говорил об этой встрече, как о чем-то уже совершенно решенном.

То есть, как говориться, ничто не предвещало беды. Поэтому сказать о том, что Путин и его приспешники возьмут курс на эскалацию или нет — сложно. Хотя пока, как мне представляется – этого не видно. Если еще в четверг были заявления нескольких российских парламентариев о том, что, мол, сейчас мы этим туркам вломим, чему российские пропагандистские каналы очень радовались, то уже в пятницу Клинцевич уже заявил, что Эрдоган — это великий лидер нации, и мы с ним спокойно поговорим и все противоречия снимем. То есть не видно, что Россия в реальности заинтересована в войне. Тем более что, Россия в этой ситуации очень уязвима: Турция может, в полном соответствии с международным законодательством, перекрыть черноморские проливы.

– А Турция заинтересована?

Что касается Эрдогана, то ему война тоже совершенно не нужна. Единственный, кто заинтересован — это Асад. Бои в провинции Идлиб идут за то, кто её будет контролировать: турецкие части, или сирийская армия. Турки уже заняли часть сирийской территории. И если между Россией и Турцией будет достигнуто соглашение, то ещё какая то часть территории Сирии будет передана под контроль Турции, что Асаду, совершенно не по душе. Ему как раз выгодно втягивание России и Турции в прямую конфронтацию. При этом очевидно, что ни Турции, ни России прямая война не выгодна.

То есть видно, что ни одна из сторон не заинтересована в войне. С другой стороны, если мы рассмотрим почти любую войну постфактум, то мы увидим, что в ней никто, на самом деле,  заинтересован не был, ущерб получился больше предполагаемой выгоды, однако войны происходят постоянно.

Кроме того, надо понимать, что рецепт «маленькой победоносной войны» актуален не только для Путина, но и для Эрдогана, который внутри страны находится в непростом положении. Тут надо также учесть, что отличие в политическом положении Путина и Эрдогана очень большие. Мы, конечно, называем Эрдогана диктатором, но по сравнению с путинской Россией, режим Эрдогана — это образец демократии. Несмотря на то, что в Турции также преследуют оппозицию и журналистов — там, тем не менее есть настоящая свободная пресса, честные и конкурентные выборы, настоящая парламентская и непарламентская оппозиция, как умеренная, так и достаточно радикальная. Так что Эрдоган должен заботиться о том, чтобы его сторонники были им довольны. Кроме того, армия в Турции и армия в России — это совершенно разные вещи. В Турции — это действительно независимый институт. И даже несмотря на то, что теперешнее руководство армии лояльно Эрдогану, они лояльны ему именно как руководители независимого, мощного и уважаемого института, который, в каком-то смысле, даже более важен, чем правительство. И все эти факторы несомненно влияют на принятие конечного решения. И пока мы видим, что несмотря на воинственную риторику и угрозы в адрес Дамаска, Эрдоган, скорее стремится избежать войны, чем подтолкнуть её приближение. Тем более, что он в отличие от России уже получил от этого конфликта немало выгод. Прежде всего это заключается в том, что его мягко говоря прохладные отношения с США и НАТО, очень потеплели. И Вашингтон и Брюссель всячески подчеркивают свое расположение к Турции. Второе — это то, что он имеет возможность укрепить своё положение внутри страны, показывая себя решительным и уверенным в себя главнокомандующим. Так местные СМИ сообщают о том, что в Сирии было уничтожено около 2000 сирийских военных и десятки единиц бронетехники. По турецкому телевидению показывают кадры ударов турецкой авиации по правительственным силам Асада. Это также положительно воспринимается в обществе. И понятно, что всю эту историю Эрдоган обернет к своей выгоде. Впрочем — еще ничего не решено. И могут быть самые различные варианты развития событий. Возможно, например, что общественное мнение Турции потребует и действий непосредственно против России, видя именно в российских военных виновников гибели «наших парней» и тогда Эрдоган, чтобы остаться в образе «решительного лидера», вынужден будет предпринять действия против российских сил.

– Какую позицию займет Америка если, все-таки, прямой конфликт между Турцией и Россией все-таки состоится?

Руководство НАТО высказываются в поддержку Турции. Высокопоставленный сенатор от Республиканской партии Линдси Грэм высказался в том, духе, что Америка уже должна вмешаться на стороне Эрдогана и установить бесполётную зону над Идлибом. Поэтому в случае прямого военного столкновения России и Турции в Сирии последствия могут быть самыми непредсказуемыми, и уж точно они не будут хорошими для России.

И мне очень сложно представить то, чтобы НАТО полностью осталось бы в стороне в случае военного конфликта Турции и России.

– Сегодня мне попадалось мнение о том, что в этих условиях Кремль готов будет применить тактическое ядерное оружие против турецких войск. Как вы считаете — это возможно?

Это какой-то идиот пишет. Применение какой-то из сторон ядерного оружия в Сирии — это начало мировой войны. С таким же успехом, можно предположить, что Путин начнет бомбить Стамбул. Это полнейшая ерунда.

Но с другой стороны –  эскалация ситуации в Сирии — это совершенно непредсказуемый сценарий, который России совершенно невыгоден. Более того — для Путина был крайне выгоден союз с Турцией. И, в общем и целом, до недавнего времени казалось, что России удалось перетянуть на свою сторону крупнейшую армию НАТО, внести раскол в НАТО. Да и режимы во многом схожие. То есть со всех точек зрения: с военной, политической, экономической — России нужны хорошие отношения с Турцией. И этот союз также нужен был Турции, как с экономической точки зрения, так и как средство противовеса, которое можно использовать против Америки и ЕС.

И вдруг начинается эта идлибская авантюра, которая все это пускает под откос.  Что Россия потеряла в провинции Идлиб? Какая разница, кто контролирует какой-то никому не известный городок Сахариб и пару таких же населённых пунктов, совершенно непонятно. Ставить под угрозу срыва такую блестящую дипломатическую операцию, такую как союз с Турцией — это верх глупости. Тем не менее — Россия это сделала. Это еще раз подтверждает то, что у российского руководства нет стратегических целей, они вообще мало понимают что они делают в Сирии и зачем. Поэтому, увы, ожидать от них сегодня можно чего угодно — как от обезьяны с гранатой.

Беседовал Федор Клименко

Комментарии

Комментарии