Дмитрий Гудков: в понедельник мы должны сделать так, чтобы нас услышал судья Беляков. Для этого нас должно быть много

Знакомьтесь. Это Гоша, Влад и Катя. Гоша – темненький, ему 9 лет. Владу, справа, 10. Кате три месяца назад исполнилось 16. Все они – дети Эдуарда Малышевского, еще одного заключенного по московскому делу, приговор которому готовят на этот понедельник.

Обо всех них он заботился до ареста: и о двух приемных мальчиках, и о родной дочери. Для них он поехал в Подмосковье на заработки. Смог устроиться строителем, несмотря на два бывших в его жизни срока. Его обманывали, потому что с такой историей легально работать было невозможно, но он все равно высылал детям те деньги, что удавалось заработать. Он обещал, что защитит, поможет…

А оказалось, что помощь нужна ему самому.

Почему я с такой настойчивостью пишу именно об Эдуарде, ведь в московском деле много людей с куда более простой биографией? – Вот ровно поэтому. Человек смог не сломаться после двух уголовных сроков. Не опустился, не сдался, завел семью. Вопреки тюрьме сохранил в себе лучшие душевные качества. Третий срок – за якобы упавшее на шлем «космонавта» стекло (хотя бы царапину так и не смогли найти) – станет для Эдуарда последним. Он вряд ли переживет его, потому что раньше перенес туберкулез.

Владимиру Емельянову, еще одному фигуранту московского дела, дали условный срок, объяснив такой «гуманизм» тем, что он болен астмой, а на иждивении у него бабушка и прабабушка. В этот понедельник мы можем напомнить судье Белякову о том, что совсем не обязательно быть людоедом. Но для того, чтобы он услышал это, нас должно быть много. Очень много.

Поэтому – создал мероприятие: https://www.facebook.com/events/435396130738095/

На предстоящем суде мы можем помочь не только Эдуарду: мы можем спасти сразу нескольких человек. Постараемся не упустить эту возможность.