Иллюстративное фото: шпиль "Лахта-центра", штаб-квартиры "Газпрома" в Санкт-Петербурге
Ввод в строй сербского участка “Турецкого потока” могут отложить до весны 2021 г. По первоначальному графику, газ по участку намеревались подать в конце 2020 г., сообщает агентство S&P Global Platts.
Строительство сербской ветки намеревались завершить к концу года, но источники утверждают, что “работы идут не по графику”. Глава Сербской газовой ассоциации Вожислав Вулетич заявил ранее, что строительство компрессорной станции, соединяющей сербский и болгарский участки, завершат к 1 мая 2021 г.
На северном маршруте также все без изменений. “Академик Черский” так и не приступил к работам по укладке трубы “Северного потока-2” и, скорее всего, в этом году и начале следующего года тоже не приступит – неблагоприятные сезонные условия (штормы и волнения на море) делают работу по укладке избыточно рискованной.
В декабре Газпрому предстоит решать вопрос о закупке мощностей транзита через Украину. В 21 году контрактный объем составляет 40 млрд кубометров, все, что выше, будет оплачиваться по более высокому тарифу. Впрочем, пока совершенно неясно, какие именно объемы вообще будут востребованы в Европе – второй год подряд подземные хранилища заполнены буквально под горлышко, продолжающиеся карантинные мероприятия также не способствуют повышению спроса на газ, а давление третьих поставщиков только нарастает.
Уже понятно, что в 20 году Газпром на европейском направлении покажет крайне слабые данные. У других поставщиков ситуация не сильно лучше, но у них меньше падение. Падение Газпрома на рынке буквально катастрофическое. Это объясняется как откровенными просчетами газпромовского руководства, так и объективными показателями – в кризис хуже всего дела идут как раз у самых крупных поставщиков. Большой шкаф…
Переформатирование европейского газового рынка в самом разгаре. В него вмешиваются как поставщики сырья, так и логистика. Резко возросшая политическая и военная активность Турции – как раз пример попытки Эрдогана войти в число тех, кто будет делить европейский газовый рынок, оттесняя от него конкурентов-неудачников. И в этом смысле война Турции с Россией, которая уже идет на трех локальных театрах боевых действий, и которая может в любой момент дополниться новыми локальными участками, это война в первую очередь за европейский рынок. Не беда, что у Турции нет газа, за то у нее есть выгодное географическое положение. А вот у России с положением дела обстоят отвратительно: Украина – враждебное государство, Белоруссия вот-вот станет им, а обходные маршруты по морю на севере и юге находятся под тяжелым прессом угроз и помех.
Если же учесть буквально катастрофическое внутреннее положение России, которая уже не справляется с проводимой Кремлем политикой геноцида страны и народа, то слабость России нарастает. Что дает неплохой шанс “оттереть” ее от европейского рынка. Не всю и не целиком, но откусить увесистый кусок российской доли этого рынка – очень даже возможно.