Новость о том, что “родившийся в Москве чеченец” убил и отрезал голову преподавателю во Франции можно смело публиковать в рубрике “Их нравы”. Столкнулись два несовместимых явления. Одно – так и не вписавшееся и не ассимилировавшееся в чужую культуру дикое дитя, полагающее, что убийство – вполне приемлемый метод убеждения. И второе – другое крайнее проявление, когда носитель идей безграничной толерантности считает себя вправе подтираться чужими символами. В общем, убийства никто не хотел, оно было неизбежным.
Правда, во всех сообщениях упорно идет рефрен “родившийся в Москве чеченец”. Хотя по сути, в Москве он только родился, а эмигрировали его родители из страны достаточно давно, чтобы Москву убийца мог помнить только по записи в паспорте.
Человек не выбирает место рождения. Как и родителей, пол, цвет глаз. Человека делает человеком все остальное – в первую очередь воспитание и его собственный выбор.
Место рождения к таковым не относится вообще. У нас училась однокурсница, которая родилась в Алжире. Родители там работали, вот она там и родилась. Будет ли место ее рождения чем-то ценным с точки зрения объяснения любых ее поступков? Я, кстати, родился неподалеку от Киева в месте, в котором не был больше никогда в жизни. Родители учились в киевском политехе и уехали на ноябрьские праздники к родственникам. И на обратном пути мне приспичило. Не довезли, поэтому каждый раз я должен, указывая место рождения, писать долгий и сложный адрес “село, район, адрес” – как записано в паспорте. А мог бы просто и коротко – Киев. И опять же – как место рождения повлияло на мою дальнейшую судьбу? Маму выписали – и мы поехали туда, куда я не доехал несколько дней назад.
При чем тут место рождения убийцы французского преподавателя – вот решительно непонятно.