RSS

Евгений Ихлов: Алексеевич пришлось высказать глубоко нелиберальную мысль

Тяжелая тема

Светлана Алексеевич – носитель национальной ментальности европейского славянского народа. Поэтому для носителей имперской (обще-русско-цивилизационной) ментальности – Сергея Гуркина и Олега Кашина она – разрушительница их главного сокровища – “Русского мира”, деконструктор очередной за 140 лет мутации панславизма.

Два её высказывания вызвали наиболее злобные вопли и проклятия – об убийстве Бузины и о временном ограничении употребления русского языка в Украине на период консолидации нации.

Но прежде скажу, что при интервью (а не просто при ответе на несколько вопросов) обычно потом пересылают текст на окончательное согласование и коррекцию. Если уже со мною проявляют такую деликатность, то по отношению к Нобелевскому лауреату – такая процедура обязательна.

И ещё скажу очень важную вещь: для носителей панцивилизационной (в данном случае “великорусской”) идеи позиция поборников национальной самостоятельности выглядит “нацизмом”, поскольку разрушает общую культурно-политическую оболочку. Хотя строго говоря, нацизм не был германской немецкой национальной идеей – он был доктриной противостояния идеям и ценностям гуманизма и просвещения XVIII века, что самим Гитлером очень чётко артикулировалось, т.е. цивилизационной, ретро-романтической, а не этнонациональной идеей, своеобразынм контрбольшевизмом.

Теперь к самому тяжёлому. Светлана Александровна недвусмысленно дала понять, что Олег Бузина пал жертвой раздуваемой им пропаганды ненависти, как солдат идеологической армии врагов Украины. Его убийство – недопустимое преступление, но он делал всё для поражения Украины в противостоянии агрессии Москвы и лишения её национальной самостоятельности. Если бы Гуркин был добросовестным журналистом, то он не радовался бы “жареной фразе”, вырванной из контекста, но предложил бы писательнице более развёрнуто прокомментировать её тезис.

Ещё добавлю, что ни одного из однозначно убитых деятелей и журналистов в России – Немцова, Политковскую, Юшенкова, Старовойтову, Эстемирову, Маркелова, Бабурову, Домникова, Попкова, также Щекочихина, на отравление которого указывают обстоятельства смерти, нельзя упрекнуть в пропаганде ненависти или в призывах к ликвидации России как государства.

Теперь о языке. Если мы исходим из того, что сохранение и восстановление уже полурастворённой национальной культуры – благо, а не “диверсия” против имперской консолидации, то бывают периоды, когда государство насаждает языковую и культурную стандартизацию и унификацию, в т.ч. соблюдая строгое одноязычие.

Почти все пламенные российские поборники украинского двуязычия аккуратно выносят за скобки российское одноязычие, более того, обязательность даже для локальных языков меньшинств (в их собственных “республиках”!) кириллической письменности.
Я всегда начинаю с примера палестинского ишува (самоуправляющейся еврейской общины при турецких и британских властях). Половина – выходцы из Германии и Австрии, половина – из Российской империи и Румынии, т.е. идиш-говорящие и одновременно и русско- украино- польско-и румыно(молдаво)язычные. Самым простым было бы ввести официальным немецкий язык, дополнительно латинизировав идиш. Всем было бы очень удобно. И вхождение в мир богатейшей культурной и научной традиции, и сохранение связей с идиш-язычными еврейскими общинами за океаном.

Вместо этого “оголтелые сионисты” навязывают сами себе восстановленный древнееврейский, да ещё с восточным произношением, очень непохожим на ашкеназское, но более близкое с древним диалектам. Потому что задача была из “полунемцев” сделать израильтян.

В новорождённой Чехословакии германоязычных – немцев, евреев и венгров бывшей Двуединой монархии – столько же сколько чехов. Но никакого двуязычия – только чешский.
Два века назад во Франции чуть больше трети населения говорит по французски (остальное – итальянский и немецкий языки, бретонские, нормандские и лангедокские диалекты). Железной рукой насаждается лингвистическая унификация. В современной Франции идея второго – арабского – языка не предлагается никем.
В новорождённых Соединённых Штатах вторым языком голландский и немецкий – также не предлагаются.

Украинская культура не просто самобытна, она цивилизационно отличается от русской. Хотя украинская и русская (и белорусская) традиция несколько веков развивались как общая “северовизантийская” субцивилизация, разделение в XIV веке на Западную и Восточную Русь вернуло Украину в поле европейской цивилизации. Разумеется, к концу XX века Украина уже была культурно полупереварена Россией, а в восточных и южных областях происходило (как и в Балтии) прямое этнодемографическое замещение – на место жертв Голодомора и депортаций организованно переселялись выходцы из России. То же самое происходило и на украиноязычной Кубани, куда Екатериной II были депортированы запорожцы.

Но человек – слаб, поэтому введение формального двуязычия во вновь ставшей независимой в декабре 1991 года Украине означало бы превращение украинского языка в западноукраинский региональный диалект. Одновременно это означало бы утрату связи с европейской цивилизационной традицией и вхождение в культуру, где украинец изображался либо комично, либо глубоко провинциально (представьте себе аналогичный по последствиям отказ ашкеназов от своей традиции и языка в пользу немецкого).
Именно поэтому Алексеевич и пришлось высказать глубоко нелиберальную мысль о необходимости принудительного сокращения сферы применения русского языка до завершения национальной консолидации украинцев.

При этом я лично являюсь сугубым сторонником установления в Украине испанской модели национально-культурной автономии ряда провинций.
Но русский язык должен быть вторым региональным, а не вторым государственным, чтобы каждый понимал – ключ к карьере – хорошее владение украинским.
Как понимает житель Бретони или Галисии – на родном диалекте далеко не уедешь. Как в США – учишь английский – все дороги открыты, нет – твой удел – Брайтон-Бич.

И не надо попрекать Украину “приращениями” – если из Франции вырезать немецкие Эльзас и Франш-Контэ, итальянские Савойю и Ниццу, с боями взятые Прованс, Нормандию, Аквитанию, Бургундию… – тоже не слишком много останется.

оригинал – https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1747051055310045

автор – Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии