Facebook рассказал, как соцсети угрожают демократии и что с этим делать

В блоге компании Facebook 22 января задались вопросом, как соцсети влияют на демократию.

Пока опубликованы мнения руководителя глобальной политики Facebook в связях с правительством Кэти Хербет , менеджера продуктов Facebook Самида Чакрабарти и профессора юридического факультета Гарвардского университета Касса Санстэйна , также ожидается публикация статей данным ученых Сиднейского университета Адриадны Вромэн и экс-президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса .

Как пишет Кэти Хэрбет, ранее вопрос о влиянии соцсетей на политику и демократию казался очень простым.

«От арабской весны до устойчивых выборов по всему миру, социальные медиа казались положительным явлением, – вспоминает она. – Последняя президентская кампания в США изменила это благодаря иностранному вмешательству, на которое Facebook должен был бы реагировать быстрее, для того, чтобы распознать рост “фейковых новостей” и “эхо-камер” [закрытых сообществ, в которых циркулируют определенные идеи, что подкрепляются постоянным повторением членами сообщества.  Сейчас мы как никогда полны решимости бороться с негативными влияниями и гарантировать, что наша платформа без сомнений будет источником демократического добра».

Пять угроз соцсетей демократии

Самид Чакрабарти называет главные проблемы соцсетей в отношении демократии и нынешние пути решения. Он отмечает, что соцсети работают в политике «усилителями» человеческих намерений – хороших или плохих.

Первая из проблем – уже упомянутые иностранное вмешательство в политику государства и использование соцсетей как информационного оружия. Вскоре Facebook планирует требовать от страниц, дающих связанную с политическими выборами рекламу, подтверждать и показывать, кто оплачивает ее. Сейчас уже можно посмотреть, какую рекламу дает страница, а вскоре «электоральную» рекламу будут архивировать, чтобы ее можно было оценить уже после компании.

С проблемой фальшивых новостей на Facebook решили бороться не самостоятельно (чтобы не брать на себя роль «арбитров правды»), а с помощью жалоб пользователей и внешних компаний по проверке информации (для новостей, которые они признают похожими на фейки, охват аудитории снизят на 80 %).

 «Эхо-камеры» некогда создали сами соцсети – алгоритмы нацеливали на то, чтобы пользователе показывались интересные ему записи (людям показывались только посты с мыслями, с которыми они согласны). Но 44% американцев, которые пользуются соцсетями, сейчас все же видят мнения, отличающиеся от их. Да и здесь естьпроблема: когда человек видит опровержение его точки зрения, то может «зарыться» еще глубже в свои взгляды. Поэтому Facebook собирается показывать в «релевантных статьях» самые разные (не только два полярных) точки зрения на проблему. Подробнее о поляризацию мнений и «эхо-камеры» в отдельной статье рассказывает Касс Санстэйн .

Также Facebook собирается бороться с оскорбления и преследованиями на политической почве, хотя в политической травле иногда участвуют даже правительства государств. Все больше стран, ограничивающих свободу слова в интернете, криминализуют дискуссии там. А члены правительств разных стран пишут «посты ненависти» к политическим оппонентам. Это остается проблемой, так как роботы еще не могут распознать «политический харасмент», поэтому Facebook сейчас нанимает более 10 тысяч людей в отдел виртуальной «безопасности и охраны».

Также в соцсетях существует проблема неравенства репрезентации: например, женщин больше среди избирателей, но они менее представлены в политическом диалоге на Facebook. Соцсети приходится исследовать то, почему, например, женщины менее активны чем мужчины в политических дискуссиях. Ведь если политики будут путать мнению активного меньшинства с мнением большинства, то могут принимать неправильные решения.

Наконец, Facebook хочет дать голос тем, кого людям было бы полезно слышать. Так, в 2016 году соцсеть предоставила американцам возможность одним кликом подписаться на депутатов своего штата в Палате представителей США, затем предложили подобные функции в Германии и Японии.

***

Чего в посте Чакрабарти и других постах серии не говорится, то того, каких языков касаются «политические усилия» Facebook (и других соцсетей): непонятно, сколько сил бросается на борьбу с фейками или «политическим харасментом» в русскоязычном окружении и есть ли хотя бы один человек, ответственный за политику на русскоязычным «Фейсбуке».

Иллюстративноя изображение: взломанный хакерами твиттер могилевской милиции «объявил в розыск» Владимира Путина и Сергея Лаврова.

Радио Свобода

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики