Редакция «Русского Монитора» получила письмо от жены жителя Воронежа Григория Северина. Еще в феврале против него возбудил уголовное дело Следственный отдел УФСБ России по Воронежской области. В поле зрения «правоохранителей» Григорий попал после того, как 29 декабря прошлого года оставил негативный, но не выходящий за рамки корректности, отзыв о деятельности местного ФСБ на сервисе Яндекс карты.

Отзыв Григория Северина на сервисе Яндекс Карты

Этого было достаточно, чтобы утром 25 февраля 2021 года сотрудники ФСБ вломились к Северину с обыском, перевернули дом в верх дном и избили. От силовиков Северин узнал, что обвиняется в призывах к экстремистской деятельности (ст. 280 ч.2 УК). Оказывается, что кто-то от его имени в социальной сети «Вконтакте» написал «Режь Гебню» (сам Григорий категорически отрицает свою причастность. -Ред.). Вероятнее всего – «экстремистский призыв» написали сами ФСБшники, которые, как известно, имеют полный доступ к аккаунтам этой социальной сети (еще один довод для того, чтобы покинуть «Вконтактик» навсегда. – Ред.) просто для того, чтобы наказать Северина за отзыв, с которым, к слову, до сих пор можно ознакомиться на сайте Яндекс карт. А на днях произошло то, что фактически поставило семью на грань физического выживания: 19 марта Григория вызвали в местную прокуратуру и сообщили, что как «экстремист» он внесен в список Росфинмониторинга, у него заблокировали счета и карты. Также  ему запретили пользоваться интернетом и мессенджерами. Для Северина, который работает удаленно репетитором – это означает, что его и семью лишают средств к существованию.

Татьяна Северина, супруга Григория, в своем письме пишет:

25 февраля 2021 у нас в квартире был обыск, вошли 5 сотрудников ФСБ и двое понятых. При обыске к Григорию несколько раз применяли болевые приёмы, это видела я и наша 7 летняя дочь. Мы не подходили к двери с 6–00 (когда начали стучаться к нам) до 9–30  (когда начали ломать дверь и угрожать «применить спецсредства»). Вероятно, это и озлобило участников задержания и обыска. Каких-либо угроз и сопротивления Григорий не предпринимал. На него сразу одели наручники. У нас в тот день изъяли все телефоны и компьютер. 26 февраля суд избрал мужу меру пресечения в виде запрета определённых действий: до 19 апреля он не может пользоваться телефоном, интернетом, почтой, а также ходить на митинги, шествия и пикеты.

4 марта следствие предъявило Григорию обвинение по ч.2 280 УК. Вину и даже свою причастность он не признал. Дело ведёт следователь СО УФСБ по Воронежской области лейтенант юстиции Проскуряков Максим Алексеевич.

По факту превышения должностных полномочий сотрудниками ФСБ Григорий обратился 2 марта в Военный Следственный отдел СКР по Воронежской области, доследственной проверкой по этому эпизоду занимается следователь ВСО СКР по Воронежской области майор Рыжов. У Рыжова есть заключение СМЭ о телесных повреждениях, полученных Григорием при обыске. Почему-то нам кажется, что этот эпизод спустят на тормозах, хотя есть состав преступления по ч.3 286 УК.

19 марта Григория вызвали в областную прокуратуру. Его внесли в список Росфинмониторинга, как экстремиста, заблокировали счета и карты. Вручили документы:

  1. Административное исковое заявление (для последующей блокировки)
  2. Акт осмотра сети “Интернет”
  3. Акт экспертного исследования (психолого-лингвистического)

 Запрет об ограничении определённых действий фактически решил нашу семью доходов. Григорий – репетитор.

Скайпом ему пользоваться нельзя, говорить по телефону – тоже.

Интервью с Григорием Севериным: