фото DW

Оказалось, что решение внести движение за права избирателей “Голос” принято из-за перевода около 200 рублей от гражданки Армении, которой вообще могло и не быть в реальности

Об этом сообщает на своей странице в Facebook сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц:

“Наконец состоялся суд первой инстанции по иску «Голоса» к Минюсту по оспариванию включения в список «иноагентов», где мы надеялись выяснить, что же скрывается за фразой из реестра о получении иностранного финансирования от «гражданки Республики Армения». Хотелось понять и масштаб «финансирования».
В суде нас обескуражило доказательство, которое представил Минюст — всего одно предложение в изготовленной Минюстом справке для суда, без каких-либо подтверждающих документов:
«В Минюст России 24.06.2021 из Федеральной службы по финансовому мониторингу поступила информация о том, что в адрес Фонда содействия правового просвещения населения «Лига избирателей» (ИНН 7706470890) в апреле 2021 г. были переведены денежные средства 2 операциями в размере около 200 руб. от движения в защиту прав избирателей «Голос», которое, в свою очередь, в этот же период получило денежные средства от Манукян Норайр Львовны – гражданки Республики Армении».
И это всё.
— На наши уточняющие вопросы и попытки понять логику написанного в справке — ничего вразумительного не последовало. Нет ни конкретных дат, ни конкретной суммы. Только «апрель» и «около 200 руб.»
— Каким образом движение «Голос», не имея банковского счета, сначала якобы получило от г-ки Манукян, а потом перевело в фонд «Лига избирателей» 200 руб.? Чем это подтверждается?
— Личность Манукян Норайр Львовны тоже вызвала вопросы. Есть ли у нее гражданство Армении, есть ли гражданство России? Почему Минюст считает ее женщиной, хотя Норайр — это исключительно мужское имя (в переводе с армянского «новый мужчина»)? Мы ходатайствовали о привлечении г-ки Манукян в качестве свидетеля, чтобы можно было установить, что это реальный человек и прояснить все возникшие вопросы, но суд посчитал это ненужным для рассмотрения дела.
— Пытались мы ознакомиться и с информацией из Росфинмониторинга, на которую ссылается Минюст. Но Минюст заявил, что письмо из Росфинмониторинга только для служебного пользования (ДСП), и поэтому его могут показать только судье. Нам его не показали, несмотря на возражения, что это письмо затрагивает наши права — на его основании принято оспариваемое решение Минюста, поэтому для защиты мы должны быть с ним ознакомлены. В итоге письмо показали только судье, а в дело подшили справку самого же Минюста, которая по утверждению судьи соответствует содержимому письма. Причина того, что письмо не показывают истцам и не приобщают к материалам дела, может быть в том, что на его основе нельзя делать никаких выводов. В одном из процессов по другой НКО, оглашая содержание письма Росфинмониторинга, суд первой инстанции прочел следующее: «Обращаем ваше внимание, что данные сведения носят разведывательный характер, и для использования в суде необходимо получить подтверждение их достоверности в кредитной организации». Естественно, и в нашем процессе никаких подтверждений достоверности невнятных «разведывательных сведений» представлено не было.
Несмотря на отсутствие доказательств, суд отказал в удовлетворении нашего иска. Будем подавать апелляцию. Где наша не пропадала!”