Иллюстративное фото. Узники концлагеря "Пермь-36". Фото: DW.COM

Появление первой партии из 600 заключенных ожидается на БАМе уже в июне: подрядчики ОАО РЖД намерены их использовать на не требующих высокой квалификации работах. Пилотный проект осуществляется в рамках инициативы ФСИН при поддержке властей с целью увеличения числа заключенных на крупных стройках вместо мигрантов, сообщает Коммерсант.

Подрядчики монополии начинают трудоустройство первых заключенных, намереваясь использовать их строительстве объекта «Восточный полигон». По данным издания в партии будет задействовано около 600 заключенных. В частности, один из таких подрядчиков – ООО “Промстрой” намерен привлечь 100 человек. ООО «ТС Строй» с 15 июня планирует задействовать 430 зеков. Осужденные в основном будут работать разнорабочими, бетонщиками и арматурщиками.

Разговоры о привлечении осужденных на работы на Восточном полигоне, где существует серьезная нехватка рабочей силы начались еще в апреле. Как позже выяснилось, инициатива затрагивает не только восточную свалку, но и железные дороги в целом: директор ФСИН Александр Калашников предложил активнее заменять трудовых мигрантов заключенными, отметив, что 188 тысяч человек из 483 000 человек, отбывающих наказание в 2021 году имеют право на замену лишения свободы на принудительные работы. «Это не будет ГУЛАГ», – заверил начальник, пообещавший «абсолютно новые, достойные условия» для заключенных.

В качестве возможных мест применения заключенных он назвал НАО, Таймыр, Магадан, БАМ и др. В поддержку инициативе ФСИН высказались многие ведомства, в частности глава Минюста Константин Чуйченко, глава путинского СПЧ Валерий Фадеев, «омбудсмен» Татьяна Москалькова.

Заключенные не будут единственным источником рабочей силы на Восточном полигоне. По данным ОАО «РЖД», в июне ожидается привлечение 9 000 человек из необходимых 15 000, сейчас там работает 7300 человек.

В законодательстве РФ действительно присутствует возможность заменить наказание, связанное с лишением свободы исправительными работами в специальных центре. Однако учитывая специфику работы российской правоохранительной и судебной систем, почти не выносящей оправдательных приговоров и отправляющих за решетку людей даже за незначительные проступки, такие как, хранение небольших доз наркотиков для личного употребления без цели сбыта, сложно сомневаться в том, что конвейер по штамповке приговоров ускорится в разы при наличии экономического спроса на дешевую рабсилу.