Игорь Дмитриев: раздрай в оппозиции помог Кремлю избежать серьезных протестов против пенсионной реформы

Слухи об отставке премьера Медведева, возможную кандидатуру “преемника”,  предстоящие выборы в регионах, акции протеста против повышения пенсионного возраста,  состояние дел в российской оппозиции: эти и другие вопросы корреспондент русского монитора обсудил с политологом Игорем Дмитриевым.


Главной темой прошедшей недели можно назвать слухи о скорой отставке Дмитрия Медведева, подогретые новостью об уходе бессменного пресс-секретаря Натальи Тимаковой. Некоторые эксперты даже называют имя возможного преемника — это якобы тульский губернатор Алексей Дюмин. Как Вы относитесь к подобным слухам?

Я – не сторонник этой версии. Начнём с того, что уход Тимаковой стал громом с ясного неба только для людей, не следящих за канвой событий. Информация о скорой отставке пресс-секретаря Медведева появилась ещё несколько месяцев назад. Так что это было вполне ожидаемо.

И второе. Все гипотезы относительно скорого ухода Медведева так или иначе связаны с тем предположением, что таким образом Владимир Путин хочет «перевести стрелки» за проблемы в стране на Медведева, в очередной раз выбрав его своеобразным громоотводом. Я придерживаюсь диаметрально противоположного мнения на этот счёт. На мой взгляд, Путин сегодня, пожалуй, впервые за почти 20 лет пребывания у власти однозначно взял на себя ответственность за явно непопулярную реформу. За последние два десятилетия единственное, что можно сопоставить по непопулярности с повышением пенсионного возраста — это лишь пресловутая “монетизация льгот”, которая была в уже далёком 2004 году. Тогда Путин, разумеется, ответственность на себя брать не стал, ни с какими заявлениями к народу не обращался, и это, с политической точки зрения, было вполне рационально. Ответственность за “монетизацию” возложили на депутатов и правительство. Аналогичным образом Путин поступал и все последующие годы.

Президент мог бы и сейчас спокойно переложить всю ответственность на Думу, “Единую Россию” и правительство – традиционные громоотводы, но почему-то этого не сделал, а, наоборот, принял основной удар народного гнева на себя. Я, честно говоря, ожидал совсем другого перед распиаренным обращением Путина к народу. Думал, что президент появится перед телекамерами и скажет, как бы обращаясь к правительству и депутатам: мол, я долго молчал, ожидал, что вы тут сами разберётесь, но вы наломали дров, я этого не допущу, не дам наших пенсионеров в обиду. Но вместо этого Путин неожиданно поддержал повышение пенсионного возраста. Зачем он это сделал?

Вы считаете, что это может отрицательно сказаться на его рейтинге?

Я уже не один год «мониторю» крупнейшие паблики в Facebook c такими говорящими сами за себя названиями, как «Великая Россия», «Патриоты России» и т.п., в которых состоят десятки тысяч человек. Нужно же хотя бы косвенно понимать, какие настроения царят в «ядерном» путинском электорате. До выступления Путина по пенсионной теме эти настроения можно было характеризовать по всем известной формуле – «царь хороший, бояре плохие» – люди ругали депутатов, премьера, членов правительства, кого угодно, но только не Путина. Теперь же там царит полная растерянность в стиле «мы вам так верили все 18 лет, товарищ Путин, а вы…».

Судя по тому, что приносят нам данные социологических опросов, аналогичные чувства разделяют миллионы человек по всей стране. Причём, что важно, на теме повышения пенсионного возраста абсолютно все вляпались, что называется, «по уши в дерьмо» – и “Единая Россия”, и Госдума, и правительство – все, кроме Медведева, который в тот самый момент, когда бушевали страсти, просто взял и исчез с радаров. Напомним, что раньше всегда именно Медведев послушно выполнял роль мальчика для битья. Однако в этот раз вместо него на этом месте неожиданно оказался сам Путин.

У меня есть предположение, что таким образом исподволь готовится очередная «рокировка», очередной процесс передачи власти от Путина к Медведеву. Если учесть все весьма непростые для Кремля обстоятельства, то такая «рокировочка» может иметь место не в 2024 году, по истечении путинского президентского срока, а раньше,  в 20-21 годах.

А что Вы скажете в таком случае относительно слухов, связанных с возможным созданием по китайскому образцу “Госсовета”, в который якобы планируют «пересадить» Путина, предварительно переписав Конституцию РФ – эта версия совместима с Вашей?

Да, вполне. Более того, вариант, при котором Путин уходит на политическую пенсию “сажать капусту”, смешно рассматривать в принципе. Нынешний глава государства прекрасно понимает, что отпускать рычаги власти было бы для него слишком рискованно. В ситуации глобального, системного, экономического кризиса у его потенциального преемника будет слишком сильным искушением свалить всю вину за социальные беды на предшественника.

Китайский опыт, позволяющий держать огромную страну в подцензурном состоянии, весьма привлекателен для российских правителей. Так вот там Дэн Сяопин, напомню, ушёл с поста главы государства лишь формально. Перейдя на другую, вроде бы номинальную, должность, он всё равно остался фактическим лидером. Почему бы не повторить этот путь в России?

В воскресенье, 9 сентября, то есть уже завтра, в 22 регионах должны пройти региональные выборы. Как на этих выборах представлена оппозиция, и представлена ли она вообще?

Начну с того, что голосование будет многосоставным — в одних субъектах РФ будут выбираться главы регионов, в ряде других проходят выборы в законодательные собрания. Это, как мы понимаем, два разных типа выборов. Поэтому, отвечая на ваш вопрос я их немного разделю. Выборы глав регионов везде станут фактически безальтернативными, то есть в полном смысле этого слова «выборами» в кавычках. Ни в одном из субъектов РФ, увы, нет реальной конкурентной борьбы.

Пресловутый «муниципальный фильтр», без прохождения которого невозможна регистрация кандидатов на губернаторских выборах, стал эффективным средством отсечения не просто неугодных власти кандидатов, но и даже тех, кто могли бы мало-мальски «потревожить» высокий рейтинг «главного кандидата». Обратная сторона такой политики — это то, что у власти теперь возникла непростая проблема: каким образом затащить людей на избирательные участки? Не видя никаких альтернатив на этих кастрированных выборах, избиратели предпочитают провести свои выходные с большей пользой, нежели с бюллетенями в руках. Особенно ярко это наблюдается в Москве. Сейчас даже явка в 30% рассматривается как манна небесная, которую надо всеми силами, в том числе путём прямых подтасовок и манипуляций, достичь. Реальная же явка, полагаю, будет не больше 15-20%. Впервые мэр Москвы, зазывая людей придти и проголосовать, говорит им, что если они не хотят за него голосовать, то пусть хотя бы испортят бюллетень. Такого не было никогда.

Аналогичная ситуация складывается во всех других регионах, где проходят губернаторские выборы. Единственным регионом, где мы могли бы увидеть реальную борьбу кандидатов, должна была стать Новосибирская область. Однако на мэра областного центра Анатолия Локтя, который имел реальные шансы на то, чтобы потягаться в качестве кандидата от оппозиции с действующим губернатором Андреем Травниковым, всеми силами давили и, в конце концов, добились своего. Локоть заявил, что останется мэром и не пойдёт на губернаторские выборы.

А что насчёт выборов в Законодательные собрания – там та же ситуация?

К сожалению, лишь немногим лучше. В тех регионах, где оппозиция могла бы чего-то достичь, власть сделала всё, чтобы этого не произошло. Прежде всего я имею в виду Ярославскую и Псковскую области. Так, последняя – единственная в стране, где “Яблоко” в 2018 году выиграло выборы глав двух районов, где работает Лев Шлоссберг, очень сильный глава местного отделения. И именно в Псковской области “яблочников” снимают с дистанции.

Власти Ярославской области действуют ещё более нагло. Этот регион в принципе считается довольно демократическим по настроениям жителей. Там был избран в облдуму Борис Немцов, а выборы мэра Ярославля выиграл оппозиционер Евгений Урлашов, боровшийся с «Единой Россией», за что потом, был разумеется, упрятан властями за решётку. Поэтому в Ярославской области, где сейчас на выборах в облдуму выдвинули свои партийные списки и «ПАРНАС», и «Яблоко», ожидалась упорная борьба между ними. Этакие демократические “праймериз” – чтобы понять, кто из двух этих партий более демократическому избирателю ценен. Однако в итоге “пришёл лесник и выгнал всех из леса”. Местный избирком с помощью местного суда снял оба списка с выборов – и ПАРНАС, и “Яблоко”. Теперь там баллотируются только представители «Единой России» и прочих «системных» партий вроде КПРФ и ЛДПР.

Таким образом, в двух наиболее демократически настроенных регионах европейской части страны выборы в Заксобрания сознательно кастрированы властями – точно так же, как и выборы глав регионов. В других регионах мы имеем аналогичную картину полностью выжженного политического поля. Кое-где, в том числе и в Подмосковье, на самом низовом, районном уровне участвуют независимые и оппозиционные кандидаты, их, в частности, кое-где пытается провести “Открытая Россия”, но они почти незаметны на общем фоне.

Можно ли говорить о том, что у российской оппозиции есть какой-то консолидированный подход к складывающейся ситуации?

К сожалению, по отношению к предстоящим выборам российская оппозиция в очередной раз соответствует тому, что про неё говорят – мол, если есть два российских несистемных лидера, то там существуют три диаметрально противоположных мнения.

Например, Алексей Навальный предложил бойкотировать выборы мэра Москвы, а другой демократический лидер Дмитрий Гудков предложил на эти выборы идти и там портить бюллетени. Что к этому тут еще можно добавить? То есть мы имеем везде максимальный раздрай, к большому удовольствию власти.

 

“Благодаря намеренному расколу очень выигрышная для оппозиции тема повышения пенсионного возраста, которая могла бы вывести на площадь сотни тысяч человек, была замылена к большому удовольствию Кремля”

 

По поводу отношения к повышению пенсионного возраста ситуация в оппозиции аналогична?

На риторический вопрос хочется ответить риторическим ответом. Да и вообще о чём говорить, если даже в одной отдельно взятой “Партии перемен” её лидеры не могут договориться между собой! Ксения Собчак и Дмитрий Некрасов фактически поддерживают власть в этом вопросе, а Гудков призывает яростно выступать против. О какой консолидации с лидерами прочих оппозиционных движений может идти речь, если даже руководство одной партии не в состоянии выработать единую точку зрения? Как говорится, кто в лес, а кто по дрова.

То же самое касается и совместных действий на различных оппозиционных мероприятиях – они до смешного позорны. Так, например, я имел возможность непосредственно наблюдать за процессом организации акции протеста на 2 сентября. После достаточно успешных июньских митингов был создан объединённый штаб кампании «Народ против» на базе альтернативного профобъединения “Конфедерация труда России”. В штабе участвовали представители различных несистемных организаций. Шли вроде бы успешные переговоры и с Алексеем Навальным, и с активистами КПРФ, и со “Справедливой Россией”. Надеялись, что, несмотря на огромные противоречия, всё же удастся по такой важной и общей теме договориться и провести совместную акцию – хоть отдалённо похожую на то, что было в 2012 году на Болотной площади. Была подана заявка, определена дата – 2 сентября.

И вдруг на самом финише КПРФ, видимо, получает нужные указания от своих кураторов в АП и виляет хвостом, что было, увы, в принципе ожидаемо. КПРФ вместе со своим сателлитами типа Левого Фронта подали заявку на тот же день и час и по той же теме, но в другом месте. Чистой воды сознательный раскол. Естественно, мэрии только это и нужно, она удовлетворяет обе заявки.

А Навальный?

На финишной прямой Навальный, представители которого, как я уже говорил, участвовали в переговорах и не исключали своего участия в объединённой акции, заявляет о том, что она ему не интересна. Навальный вместо этого собирается провести свою акцию 9 сентября. И это несмотря на то, что он должен прекрасно понимать: в день выборов не позволят провести никакого митинга, потому что любая политическая агитация запрещена. Соответственно, все, кто выйдут на несанкционированное мероприятие, должны осознавать большую вероятность того, что окажутся в автозаках.

Впрочем, на это, видимо, и расчёт. Позиция ФБК вполне объяснима: митинг против повышения пенсионного возраста – это сугубо левая тема, да и рассчитанная на куда более возрастную аудиторию. То есть заведомо не тема аудитории Навального. В условиях нормального санкционированного митинга ему трудно будет привлечь своих сторонников по подобной повестке — выйдут несколько тысяч человек, которые просто потеряются среди знамён других организаций. Такой провал непременно будут смаковать так «любящие» Навального кремлёвские СМИ. В то время как несанкционированная акция, сопровождающаяся задержаниями активистов, позволит занять важное место в информационной картинке дня.

Как видите, могу еще раз только констатировать тот факт, что все лидеры без исключения преследуют лишь свои интересы. На митинге КПРФ 02.09. пиарили своего кандидата в мэры Москвы, а на площади Суворова, где в то же самое время проходил альтернативный митинг профсоюзов и левых организаций, рекламировали кандидата в мэры от “справороссов” Свиридова. В итоге благодаря подобному расколу среди больших и малых партийных лидеров очень выигрышная для оппозиции тема, которая при надлежащем подходе могла бы вывести на площадь десятки и даже сотни тысяч человек,  была «замылена» к большому удовольствию Кремля.

А структуры Михаила Ходорковского?

“Открытая Россия”, как это не странно также почти никак не использовала тему повышения пенсионного возраста. Активисты “Открытки” в основном заняты тем, что пытаются провести своих кандидатов на местных выборах. В первую очередь в подмосковной Щербинке и Новой Москве, где у них есть шансы на несколько муниципальных мандатов. Судя по всему, это – потолок движения Ходорковского на данном историческом этапе

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики