Гражданин Беларуси Сергей Савельев, благодаря которому были опубликованы протоколы пыток в российских тюрьмах, прокомментировал свой розыск в Российской Федерации, о котором стало известно накануне.

Видео интервью опубликовано на YouTube-канале российского проекта против пыток и коррупции Гулагу. нет.

Савельев сказал, что уголовная статья, по которой он разыскивается, не называется, но считает, что дело касается разглашения государственной тайны.

«Российские власти пошли единственно привычным, единственно правильным, с их точки зрения, путем. На путь силы, на путь запугивания и снова пытаясь заткнуть рот», – говорит Сергей Савельев.

Он выразил сожаление, что вместо того, чтобы работать над реформой пенитенциарной системы, расследовать и наказать тех, кто участвует в конвейерах пыток, изучать доказательства, российские власти пытаются скрыть правду и «замять» дело.

Сергей считает, что это сделать не удастся, и говорит, что новость о розыске не стала для него неожиданностью.

«Мы готовились к этому сценарию, и это до сих пор очень печально», – сказал он.

Сергей выразил радость по поводу того, что сейчас находится во Франции, и поблагодарил за возможность остаться в этой стране.

«И я уверен, что у меня все будет хорошо. Что я могу не сказать о пенитенциарной системе, обо всех этих оборотнях, о спецслужбах, которые пытаются скрыть, замаскировать, запутать и перевернуть правду с ног на голову», – говорит он.

«Мой арест или ликвидация больше не будут иметь катастрофических последствий для этого расследования», – сказал он.

Проект по правам человека Гулагу. 4 октября net сообщил, что получил 40 гигабайт видеозаписей пыток и изнасилований заключенных в российских тюрьмах. Архив был получен благодаря бывшему заключенному Саратовской колонии Сергею Савельеву, который также подвергался жестокому обращению. Его заставили сотрудничать с тюремной службой, в течение этого времени он управлял компьютерной сетью тюрьмы и предоставлял доступ к видеофайлам со всей пенитенциарной системы России. Когда его выпустили, он смог достать флешку с записями пыток. Сейчас он во Франции, где встречается с журналистами, работает с юристом и отправляет обращения в европейские правоохранительные органы.