«Иван Голунов много крови попил у жуликов»: что говорят о схваченном полицаями журналисте Медузы

Дело Голуново станет «черной меткой», а возможно и «черным лебедем» для властей России

Путинские полицаи схватили одного из ведущих отечественных журналистов расследователей – корреспондента «Медузы» Ивана Голунова: формальной причиной для ареста стали очевидно подброшенные пакеты с наркотиками. Но нет никаких сомнений, что поводом для его задержания стала его журналистская деятельность Известно, что «правохоронители», которые задержали Голунова и доставили в УВД по Западному округу Москвы 6 июня, ворвались в его квартиру без понятых и хозяйничали там около часа. Поэтому нет ничего удивительного в том, что они «обнаружили» там весы и пакет с наркотическим веществом «Мефедрон». Как сообщает «Медуза» Ивана избивают в полиции.

Общественность, которая возмущена происходящим видит в этой истории месть собянинской мэрии за дотошные журналистские расследования Голунова, которые так раздражали коррупционеров.

Создатели Медузы Галина Тимченко и Иван Колпакоов выступили с заявлением по поводу ареста Голунова, а редакция издания опубликовала подборку последних расследований журналиста, ознакомившись с которыми нетрудно догадаться о том, где принималось решение о расправе с журналистом.

 Алексей Навальный у себя в Твиттере резко осудил нападение на Голунова и выразил уверенность в том, что это провокация властей:

Журналист Павел Пряников призвал к солидарности журналистов

Про шитое белыми нитками дело Ивана Голунова добавлю вот ещё что. Если бы у оперов было чёткое убеждение в его виновности, то показательно безукоризненно провели бы необходимые процессуальные действия. Понимали ведь, что берут одного из ведущих журналистов-расследователей.
А так – адвокату звонить не давали, избивали, намеренно затянули оповещение близких, обыск на квартире наверняка проводили с игрушечными понятыми, слили фейк в медиа спецслужб (Базу).
Всё указывает на то, что нарочитая топорность действий призвана не изобличить «наркобарона», а до предела напугать самого Голунова, «Медузу», да и вообще всех коллег-журналистов. «С каждым из вас так может быть», — вот главный посыл этого дела.

Как тут помочь Ивану? Кроме журналистской солидарности, которая уже есть сполна, нужны заявления и политиков. Того же комитета Госдумы по СМИ во главе с Левиным и других депутатов (особенно пришедших в ГД из медиа), крупных медиа-чиновников из госСМИ (в первую очередь ТВ). Потому что, «когда брали журналистов и коммунистов, я молчал…» (и далее по цепочке).

https://www.facebook.com/ppryanikov/posts/2465264690185242

Арестовав Голунова, власти подняли нешуточную бурю, которая может стать еще одной «черной меткой», а то и «черным лебедем» для режима. Уже очевидно что история спровоцирует международную кампанию за освобождение журналиста.

 

Еще подробности истории:

Стоит также подчеркнуть, что тот факт, что дело Голунова шито белыми нитками сразу бросается в глаза. Так работающий на московских силовиков, Телеграм канал База публикует серию фотографий якобы из квартиры Ивана Голунова. Эти же фотографии потом показываются по телевидению, как доказательство того, что дома у Голунова была целая нарколаборатория . Почти сразу выясняется, что фото сделаны за сутки до ареста Голунова в Одинцово в ходе полицейского рейда на межрегиональную нарколабораторию.

В то время как МВД продолжает нагло врать о том, что  «Фотографии, размещенные на официальном сайте, сделаны при обследовании жилища подозреваемого, в арендуемой квартире на Вешняковской улице Москвы и при его личном досмотре, проведенном в присутствии понятых».

Позднее База публикует и заявление Голунова, явно полученное полицейских, в котором он рассказывает об обстоятельствах происшедшего с ним.

Читайте также:  «Он не президент, он предатель народа!». Что россияне на улицах говорят о Путине

По существу уголовного дела могу пояснить следующее: 06.06.2019, около 14 часов 30 минут, я шёл в проезде между 3-м Колбовским пер. и Цветным бульваром. Пройдя здание ветеринарной клиники «Центр», сзади ко мне подбежали двое молодых людей, одетых в гражданскую форму одежды. Они подошли ко мне сзади, один из них схватил меня за руку, сказал: «Ты задержан». Я спросил: «Вы кто?». Мне ответили: «А ты не догадываешься? Уголовный розыск».

Мужчин, которые меня задержали, звали Роман Филимонов и Дмитрий Кожанов. После этого мне заломали руки за спину, подъехал автомобиль, за рулём которого находился Акбар. Была заминка, на меня надели наручники Дмитрий и Роман. Была заминка, в какую дверь меня посадить. Я сказал, что мне нужен адвокат, так как я не понимаю, что происходит. После этого Акбар показал мне своё удостоверение. Акбар спросил у коллег, показывали ли они мне свои удостоверения. Дмитрий показал мне своё удостоверение. Показывал ли Роман мне своё удостоверение, я не помню. Так как они были сзади и сбоку меня, кто-то держал меня за рюкзак. Второй страховал за руку. При этом руки у меня были в наручниках за спиной. Также в момент задержания, когда на меня надели наручники, один из сотрудников полиции достал из правого кармана джинсов мой мобильный телефон, включил экран, увидел блокировку и несколько раз потребовал меня разблокировать телефон. Я отказался разблокировать, после чего они сказали, что выключили телефон. Далее мне засунули телефон уже в автомобиле в этот же карман, где он лежал до этого. Меня посадили в автомобиль на заднее сиденье, руки у меня были за спиной. Мы проехали 20 метров и остановились.

После этого Дмитрий, сидевший на переднем сиденье, подошёл к соседней машине, после чего пропал из моего поля зрения, вернулся с чьим-то паспортом, сказал Акбару: «Вот паспорт понятого». Прошло минут семь, после чего Дмитрий не вернулся в автомобиль, а привёл в автомобиль молодого человека, которого назвал понятым. После этого мы поехали.

Роман сказал, что включает мобильный телефон и будет вести видеосъёмку. На заднем сиденье мне было неудобно, я спрашивал, можно ли мне повернуться, чтобы сидеть удобнее. У нас было прерывание видеофиксации в тот момент, когда мы проезжали мимо гостиницы «Украина». Затем Акбар спросил Романа: «Ты видишь его руки?» — после чего я сел набок, спиной к Роману.

Мы приехали в УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве, после чего проследовали в комнату 125. В данной комнате мне предложили сесть и подождать, однако я отказался. В этой же комнате напротив меня находился привезённый со мной понятой, который был в марлевой маске. Далее в эту комнату стали заходить сотрудники. Часть сотрудников, в том числе оперуполномоченный Максим, который здоровался за руку с другими сотрудниками и понятым. Также один из зашедших сотрудников сказал понятому: «Привет, Сергей, ты что, болеешь, что ли?» Появился второй понятой.

Я постоянно говорил всем зашедшим, что мне нужно известить родственников и близких, просил связаться с адвокатом, но мне сказали, что в тех мероприятиях, в которых я участвую, адвокат не требуется и что мне понадобится адвокат у следователя, и ещё не время звонить, они позвонят позже. После этого зашёл Денис, который сказал, что сейчас будет досмотр. Я сказал, что буду участвовать в досмотре только в присутствии своего адвоката, на что мне ответили, что на этой стадии адвокат не требуется, на что я попросил известить кого-нибудь, на что мне ответили отказом. Мне сказали, что бывает принудительный досмотр. После чего Денис пошёл на меня, а я попятился в угол, Денис начал снимать с меня куртку. Также с меня сняли наручники во время снятия куртки. Это фиксировалось на видео, я сказал ещё раз, что мне нужен адвокат.

После этого сотрудники сняли сумку и положили её на стул рядом со столом. Кто-то из сотрудников осмотрел мои карманы, вытащили вещи из моего кармана, в том числе телефон. Спросил, есть ли второй телефон, на что я сказал, что нет. Далее меня попросили раздеться — снять майку, джинсы, ботинки. В ботинках сказали убрать стельки, но я не убрал. Так как они не убираются. Далее я снял носки и трусы до колена. После этого мне сказали одеться, я оделся. Когда я оделся, я оказался около стульев с сумками. Кто-то из сотрудников сказал, что провели досмотр, сейчас будет досмотр сумки. Хочу пояснить, что сумка всё это время была на стуле, я старался смотреть за ней, однако я мог упустить какой-то момент. После этого сотрудник полиции открыл большое отделение сумки, где лежало много вещей, а именно: книжка в мягкой обложке, ежедневник в кожаной обложке. Когда сотрудник открыл данное отделение, там, наверху, зацепившись за блокнот, находился свёрток с чем-то разноцветным внутри. Далее данный сверток достали из сумки, оказалось, что это прямоугольный пакет размером примерно с паспорт. Я сказал, что там лежит какой-то непонятный свёрток. Внутри находились маленькие круглые шарики зелёно-коричневого цвета. Данный пакет доставал Акбар. Он его предъявил окружающим, после чего начал рассказывать, что там могут быть магниты, после чего взял степлер, приложил к пакету и сказал, что магнитов нет.

После этого был осмотрен малый карман, оттуда были вытащены вещи и засунуты обратно. Хочу отметить, после обнаружения первого пакета сотрудники полиции другие отделения осматривали менее внимательно. Спустя 10 минут после досмотра на рюкзаке был обнаружен ещё один карман, где также ничего не нашли.

После этого обнаруженный пакет был упакован в конверт, который был опечатан, мне предложили подписать его, однако я отказался, так как не участвовал мой адвокат.

Хочу пояснить, что данный пакет мне не принадлежит, я его увидел в первый раз. В момент задержания за моей спиной находились сотрудники полиции, которые могли положить его. Вместе с тем я не могу утверждать это точно. Также в момент производства личного досмотра в кабинете находился на стуле около стола и вокруг него постоянно находились сотрудники полиции. Также я не уверен, что у меня был плотно застёгнут рюкзак.

Также на меня оказывали психологическое давление, обзывали меня гомиком. Когда я отказался подписывать протокол, мне не дали позвонить адвокату, после этого СП меня ударил.

Хочу дополнить, что на протяжении всего времени с момента моего задержания я постоянно просил вызвать адвоката и уведомить моих знакомых о задержании. Также хочу пояснить, что меня в момент освидетельствования, когда я в очередной раз просил вызвать адвоката, я схватился за стул и стал за него держаться, а меня стали тянуть за руки, после чего мы упали, я ударился левой частью головы о ступеньку. Я оцарапал правую кисть правой руки, когда меня тащили. Внизу лестницы я лежал на земле, меня волокли, и Максим надавил мне ногой на грудь. Другой сотрудник по имени Максим ударил меня кулаком в щёку.

Вину в совершении преступления не признаю, данное наркотическое средство принадлежит не мне. Также хочу дополнить, что с момента моего фактического задержания с 14 часов 30 минут 06.06.2019 до 08 часов 25 минут у меня не были отобраны смывы рук и срезы ногтевых пластин, так как я никогда ранее не употреблял наркотики и не держал их в руках, отсутствие следов наркотических средств на моих руках могло бы доказать мою невиновность. В связи с этим прошу изъять у меня смывы рук и срезы ногтевых пластин.

 

Читайте также:  Представитель России в ООН бежал с заседания Совбеза

Комментарии

Комментарии