Что нужно знать про лесные пожары в Красноярском крае

1. Июль Красноярский край живет в условиях, приближенных к ядерной зиме – в воздухе взвесь от лесных пожаров. Смог от дошел до Европейской части России.

2. Окружение лесного министра Димы Маслодудова тиражирует информацию “все не так уж и плохо”. Говорят, получены “данные”, хе-хе, о снижении числа пожаров в 2019 году (минус ~ 17%), проходимости пожаров.

3. Информированные источники в службах ЧС, авиалесоохране ситуацию с лесными пожарами считают в крае чрезвычайной. “В Эвенкии и Богучанах она с 10 июля чрезвычайная”.

4. Пожары на площади от 800 тысяч гектар и выше длятся ~10 дней. В прошлые периоды край не знал такой интесивности пожаров.

5. По федеральными нормами пожары не тушатся ~на 90% горящих территорий.

6. В пожароопасный сезон-2019 на противодействие пожарам краевой государственный Лесопожарный центр спустил ~ больше половины ярда. (авиапатрулирование лесов, тушение с воздуха, использование наземной техники без учёта затрат на ГСМ, парашютные тренировки, затраты на обеспечивающие функции).

7. До 70% средств на авиапатрулирование и авиатушение в 2019 году отошло “АэроГео”. Монополизация сферы – главное следствие “дела председателя счётной палаты Давыденко” и отстранения аффилянтов Давыденко от тушения. Мамаев из “АэроГео” банкует, хе-хе.

8.Официальная позиция краевого МинЛесХоза и местных администраторов для внутреннего потребления: “Причины пожаров – климат, погода, роза ветров и т. п.” Неофициально признается несовершенство федеральной нормативной базы и нехватка средств. Т. е. будут просить денег. Для распределения по нечужим подрядчикам.

9. Есть мнение, что высокая горимость лесов – следствие ряда управленческих решений на региогональном уровне

– большой пласт контрактов был заключен с подрядчиками позднее, чем в прошлые периоды.

– утверждают, экстренные меры по ликвидации пожаров в Богучанском, Эвенкийском, Северо-Енисейском районах активизировали только ~20 июля.

– серьезные вопросы вызывают услуги мониторинга и раннего обнаружения пожаров, оказываемые Красноярскому краю “Псковской” конторкой.

– парк вертолетиков и одномоторных самолётиков “АэроГео” не в полной мере соответствует работе по предотвращению пожаров в лесах.

– невысокий контроль со стороны МинЛесХоза над работой лесничеств и подрядных организаций Лесопожарного центра за работой предотвращению пожаров. Как говорят злые языки, смог – хороший шанс сослаться “на плохую видимость” с фактическим сокращением работ.

10. Территории, где полыхает, не меняются годами. Туннуссо-чунское, Невтонское, Гремучинское лесничества. Т.е. Эвенкия и Богучанский куст. Можно, конечно, говорить про “климат”, “грозы”, “природу” . А можно поставить вопрос о контроле за леспользователями. От “Краслесинвеста” до структур, срощенных с депутатским корпусом.

11. Ключевой вопрос, который сейчас задают многие стервятники – какой объем будет признан “лесопатологией” и отдан под “санитарную вырубку” после ТАКИХ пожаров.

12. Лесной комплекс Красноярского края – был и остаётся на положении бедного родственника. В результате планируемых краевым правительством мероприятий к 2025 году налоговые поступления от лесного комплекса составят ~3 миллиарда. 2% от налоговых и неналоговых доходов бюджета края.

Проклятое дело – сибирский лес, хе-хе. Тушить – не очень выгодно, инвестировать – не очень выгодно, хе-хе.

Источник: https://t.me/gate24rus/2405