Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов вручает премию корреспонденту Алексею Нарышкину за отличную работу в Хабаровске, фото Эхо Москвы

Попытка оправдания пыток для некоторых категорий заключенных, которую совершил в эфире “Эха Москвы” одиозный сотрудник Алексей Нарышкин, вызвала большой резонанс и возмущение в соцсетях

6 октября во время интервью с журналистом Михаилом Фишманом, Нарышкин неожиданно начал выяснять заслуживают ли жалости те, кто подвергались пыткам в Иркутске и Саратове:

А. Нарышкин― Вам, Михаил, жалко этих людей, которые этим пыткам подвергаются и на этих кадрах представлены. Просто я не видел никакой информации о том, по каким статьям они сидят…

М. Фишман― Я тоже.

А. Нарышкин― …И что заставило вот этих вот силовиков таким образом обращаться к ним. Слушайте, согласитесь, это разные истории. Если человек загремел по какой-нибудь статье 228 наркотической – это одна история, потому что статья так работает криво, любой может попасться здесь. Если человек, например, какой-то вор-рецидивист и грабитель…

М. Фишман― То можно насиловать его шваброй в анальный проход?

А. Нарышкин― Нет, это я вас спрашиваю, жалко ли вам этих людей?

М. Фишман― Мне – очень. А вам – нет?

А. Нарышкин― Опять же мы не знаем, за что к ним применяются эти пытки.

М. Фишман― У меня даже в голове, честно говоря, не возникает такой вопрос: а давайте разберемся, кто за что сидит; может, кого и по делу. (с)

Пользователи соцсетей возмущены: