Невзлин о Марлене Хуциеве: «Он стал не просто «шестидесятником», а тем, кто создавал шестидесятников»

Ему было 93 года, родился он в 1925 году, и был абсолютным представителем своего поколения: имя – сокращение от фамилий Маркс и Ленин, отца-большевика расстреляли в 1937-м, «сын врага народа» мыкался между Москвой и родным Тбилиси – все приметы времени налицо, эпоха создавала его судьбу. Но потом все перевернулось, и он стал одним из тех людей, которые меняют облик эпохи.

Он стал не просто «шестидесятником», а тем, кто создавал шестидесятников, вместе с Окуджавой, Шпаликовым, Элемом Климовым, Вознесенским, Рождественским и другими. Он, кстати, бы одним из 25 человек, которые решились подписать письмо Брежневу против реабилитации Сталина в 1966-м, и я считаю это отдельной заслугой Марлена Хуциева перед обществом.

Его дебютный фильм – «Весна на Заречной улице» — любимое кино наших родителей, песни из него я помню с детства. Вообще, три фильма Хуциева – «Весна на Заречной улице», «Застава Ильича» и «Июльский дождь» — чуть ли не главные фильмы для шестидесятых и шестидесятников, в них был воздух того времени, его портрет.

Все его фильмы, включая документальные – о том, что стоит над любой идеологией, над партийным, над политическим: любовь, дружба, верность, способность понять и принять другого, связь поколений, человеческие взаимоотношения – все то, что было задвинуто на дальний план советской идеологией, было выдвинуто Хуциевым на первый план и в центр кадра. Его кино – часть нового культурного кода, который сложился после ХХ съезда, после разоблачения культа личности, культурный код самого свободного поколения советских (и российских) людей – поколения оттепели. Такой свободы и такой смелости, как у тех, кто пережил войну и террор, непафосной и непоказной смелости и свободы, больше не было в нашей истории. Ну, может быть, тень ее мелькнула где-то между 1991 и 1993 годами. И то, что делал Марлен Хуциев, было зеркалом этой свободы.

Читайте также:  Продление антироссийских санкций отнесено к числу незначительных технических вопросов

В юности он хотел быть художником, не поступил в Академию художеств, но все же стал именно художником. Много чего успел сделать и попробовать: писал сценарии, снимал художественное и документальное кино, сам снимался в фильмах, пробовал себя в театре, публиковался в журналах, получил немало наград и премий, хотя достоин был и большего. В 1997 году ему вручили приз города Санкт-Петербурга в номинации «Живая легенда отечественного кино». И он еще долго оставался живой легендой и продолжал работать. Очень хочется увидеть его последний фильм «Невечерняя», который должен выйти в этом году. Говорят, что он о диалоге поколений на рубеже веков – XIX и XX-го. Особенно интересно узнать, как он видел этот диалог, перешагнув за рубеж века ХХI-го.

Легенды прошлых лет и прошлого века сегодня уходят одна за другой. Может быть, это означает, что наше время неизбежно становится легендарным. Хотелось бы в это верить. И быть не хуже.

Оригинал: телеграм-канал Невзлин

https://t.me/nevzlin/241

Комментарии

Комментарии