Никита Исаев: Акции 3 февраля это реальный способ повлиять на ситуацию с экологическими проблемами

Интервью Новости

Мы уже писали о том, что 3 февраля в почти 30 регионах России состоится Всероссийский день экологического протеста. В каждом из регионов организаторами выступают местные общественные организации, активисты, просто неравнодушные люди, которые устали от мусорного коллапса, от вони, от выбросов в воздух и воду. Никита Исаев, лидер общественной организации «Новая Россия», говорит, что он и его сторонники поддержали протест прежде всего на федеральном уровне. Политик поделился своими мыслями о том, зачем нужны такие протесты, не раскачивают ли они лодку в стране и почему это акция организованная народом, а не политиками.


В чем смысл акции 3 февраля? Большинство митингов вынесены из центра города, лозунги прекрасные, но как они могут заставить власти в регионах изменить ситуацию? Что реально требуют люди? Ведь мусор все равно нужно куда-то девать, за это должен кто-то платить, и работать себе в убыток региональные операторы не будут.

3 февраля – Всероссийский день экологического протеста. Прежде всего, важно понимать, что это акция, которую организовали не политики. Просто, чаша людского терпения переполнилась.  Народное негодование вызвали проблемы, с которыми мы столкнулись в повседневности. Оперативного решения власти по ним не предложили.

Регионы оказались не готовы к «мусорной» реформе. Согласно новому закону, выбрали единых операторов по работе с отходами. Тарифы согласовали через пень-колоду и то не везде. Людям не объяснили процесс ценообразования и факторы, на него влияющие – ту же логистику. Система вывоза, сортировки, переработки абсолютно не налажена. Власти огласили – завтра мы переходим на новую систему. Граждане спустились во двор и увидели там кучи помоев. Какую может вызвать реакцию подобная «реформа»?!

И мусорный кризис – еще относительно свежая проблема. Промышленные загрязнения! Уже не первый год в тех же Челябинске и Красноярске люди пытаются добиться снижения выбросов в атмосферу местными предприятиями, чтобы можно было хоть как-то дышать. В Находке люди бьются против угольной пыли. В прошлом году в регионах (Архангельская, Московская, Тамбовская, Ярославская, Тверская, Владимирская области, республика Коми) поднялась волна разрозненных протестов против появления новых и расширения старых мусорных полигонов для приёма мусора из Москвы. Экологических проблем много, и они разные. Но решение их всех одинаково тормозится. Поэтому и выходим на митинги, пикеты, народные сходы — используем любую возможность, чтобы повлиять на текущую ситуацию.

Читайте также:  Сергей Гуляев. Дальнобойщики поехали прорываться поближе к Кремлю

Что касается удаленности мест проведения митингов, то это не новость. Пока я не видел ни один митинг с актуальной повесткой в центре города. Если кому и дают выступать в центре, так это Единой России. Так что, если вас отправили в «Тьмутаракань», значит вы действительно делаете что-то важное.

Кто выступает координатором акции по всем регионам? Не очень верится, что в трех десятках регионов люди начали готовить такие массовые выступления, не общаясь между собой.

Митинги, пикеты, народные сходы, которые пройдут 3 февраля, организованы по инициативе региональных общественников и активистов, просто неравнодушных граждан. Каждый из них долгое время противостоял экологическим угрозам в своем регионе. Это самый масштабный в новейшей истории государства общефедеральный митинг.

Идею провести всероссийскую акцию экологического протеста выразили активисты Архангельска, я сразу же их поддержал.

Народный протест не может быть закован в организационные рамки или в рамки устава какой-нибудь политической партии. Он максимально свободен и разнообразен по формату, есть только общая дата и общее направление для всех участников.

Самый провокационный вопрос — какое вы имеете отношение к организаторам этих акций? Какую помощь вы оказываете протестующим? Как общаетесь с активистами в регионах?

Я и общественная организация «Новая Россия», лидером которой являюсь, поддерживаем организаторов в самого начала, еще с декабрьских протестов в Архангельске и других северных регионах. Мы с ними на связи. Я озвучиваю проблемы через свои медиа-ресурсы, поднимаю их (в том числе через СМИ) на федеральный уровень, говорю о них почти во всех передачах, новостях, рассказываю об акции и зову туда людей. С активистами чаще всего общаюсь через сторонников, они присылают мне видео экологических катастроф. Мы, при необходимости, консультируем организаторов по юридическим вопросам, техническому проведению митингов. Помогаем подготовить агитационные материалы.

Читайте также:  Песков заявил о возможности зеркального ответа на санкции против главы Чечни

  Планируете ли сами принять участие в акции? В каком регионе? Какой результат ожидаете?

Да, обязательно. Я принял решение не на самом крупном митинге присутствовать – к нему и так достаточно внимания будет привлечено. Я хочу действовать иначе.

Первые «мусорные» протесты вспыхнули из-за ввоза в регионы московских отходов. Теперь и сама столица выходит на улицу. Жителей не устраивает, то, что помоями из федерального центра заваливают другие области. В этом люди солидарны. Плюс и в самой Москве строятся кластеры, где будут накапливаться твердые коммунальные отходы, для дальнейшей отправки их в тот же Архангельск. То есть, к решению проблемы наши власти подошли столь «удивительным» образом, что ситуация обострена везде.

Для меня, в этой истории, все регионы приоритетны. Так что на этот редкий раз я посещу митинги в столице. Зато, сразу несколько. И буду весь день на связи со сторонниками по всей стране.

Организаторов подобных акций часто обвиняют, что они раскачивают ситуацию в стране, что это может привести к повторению ситуации (вставьте в вопрос слово «как», чтобы звучало «как на Украине») на Украине, и прочее. Что скажете? Раскачиваете?

Я не лодку качаю. В лодке мы все вместе с народом, и вместе с вами, сидим. Я качаю того «Колосса» (в виде декоративной ГосДумы, неэффективного правительства, зажравшихся царьков на местах), который у нас на «корме» стоит и тянет ко дну. Мы плыть должны, а с этим «соляным столбом» на борту — можем только следить, чтоб ватерлиния держалась в более-менее рабочих показателях.

Комментарии

Комментарии