RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: Найдена переписка между Лениным и немцами

Из имеющейся в распоряжении судебных властей переписки, изъятой при обыске в особняке Кшесинской, видно, что между Лениным и его соратниками с одной стороны и немецкими агентами Ганецким и Парвусом существовала постоянная и обширная переписка, – пишут “Русские ведомости” (№166 от 22 июля (4 августа) 1917 года):

Без руля

Министерский кризис не только не разрешился, но принимает все более затяжную форму и осложняется разными привходящими элементами. Два дня тому назад казалось, что главным препятствием к соглашению между кадетами и социалистами является нахождение в составе правительства В.М.Чернова. Потом кадеты пошли на уступки в этом вопросе, но соглашение все-таки не состоялось. И вот уже после того, как переговоры с кадетами были прерваны, мы вдруг узнаем, что временное правительство согласилось отказаться от В.М.Чернова и приняло его отставку. Одновременно мы узнаем и то, что были моменты, когда временное правительство, чуя неудачу своих попыток наладить совместную работу, готово было чуть не в полном составе сложить свои полномочия и отказаться от власти. Очевидно, что и в самом правительстве имеются известные колебания, что внутри него тоже происходят трения…

Кадеты настаивали на необходимости выработки новой программы для коалиционного правительства, министерство предпочитало оставаться на почве прежних своих деклараций. Но эти декларации, помимо всего прочего, не дают ясного ответа на многие вопросы, выдвинутые сейчас жизнью, и уже по одному этому их заведомо недостаточно для коалиционного правительства.

В сущности говоря, временное правительство не имело до сих пор определенной программы. Та программа, которая была возвещена в декларации 2 марта, была выполнена очень быстро, и, затем, оставаясь строго на почве этой программы, нам нужно бы было ждать Учредительного Собрания и готовиться к нему. Но ждать мы не стали, перешагнули через выполненную программу, и пошли дальше уже без выработанной программы.

Одни вопросы ставились за другими на очередь и разрешались в зависимости от давления, оказываемого на временное правительство советами рабочих депутатов и им подобными организациями. Временное правительство не руководилось определенным курсом, а плыло по течению, и разве мало мы знаем примеров того, как течение заносило нас все дальше и дальше. Из временного правительства выходили то те, то другие его члены. Теперь вопрос поставлен о том, чтобы не плыть просто по течению, которое может нанести Россию на мели и подводные скалы, а направить государственный корабль по определенному курсу…

Мы уже знаем, что не одни кадеты, а все военное начальство требует от временного правительства твердой политики по отношению к армии, и этой же твердости требует сама жизнь. Большевистские тенденции в русской демократии еще не умерли и еще не побеждены. Некоторое время, ближайшие дни после петроградского мятежа и разгрома на фронте, большевики чувствовали себя смущенными, но они уже оправились и перешли от обороны вновь к наступлению…

Последние события на фронте создали такое положение, когда приходится либо решительно принимать и поддерживать меры, проводимые генералом Корниловым, либо столь же решительно эти меры отвергать, но во всяком случае нельзя тут искать какого-либо уклончивого, промежуточного пути. И то же самое и в других областях жизни. Московские «Известия Совета Рабочих Депутатов» вновь поднимают вопрос о «выяснении отношений с союзниками для освобождения России от обязательств, нести которые она не может», и, конечно, это — вопрос, который не допускает какого-либо уклончивого решения. Да, наконец, и вся совокупность вопросов нашей внутренней жизни. Оправившиеся большевики уже призывают в «Социал-Демократе» идти «смело на бой последний и решительный», и хочет или не хочет временное правительство, а оно вынуждено будет дать определенный ответ и в эту сторону.

Таким образом, со всех сторон предъявляются требования на определенный правительственный курс. Конечно, еще можно продолжать в течение некоторого времени прежнее плавание по течению, но, несомненно, что, плывя без руля, корабль русской государственности неизбежно наткнется на скалы, о которые и разобьется. Нельзя судорожно хвататься по временам за руль, чтобы отвратить корабль от какого-нибудь отдельного особенно выдвинувшегося острого утеса, а нужен определенный курс, способный вывести на чистую воду, где нет ни подводных скал, ни мелей. И нужно взять этот курс теперь же, иначе корабль зайдет в такие теснины, откуда его не выведет самый опытный лоцман.

Последние сенсационные известия об отставке А.Ф.Керенского, бывшего не только формальным главой временного правительства, но и его живым объединяющим центром, еще рельефнее подчеркивают глубину переживания нами кризиса и невозможность решить его путем каких-либо личных перемен. Нужно программное решение вопроса.

 

 

Приказ ген. Корнилова

Получив донесение командующего 11-й армии о том, что солдаты вверенной ему армии позволяли себе при оставлении нами Тернополя грабить имущество, насиловать женщин и детей, убивать мирных жителей, отдаю приказ расстреливать подобных негодяев без суда. Во исполнение этого моего приказа особо назначенным для того приказываю расстрелять всех подлецов на месте совершения ими преступления. Объявляю об этом вверенной мне армии и объявляю, что отдан приказ расстреливать без суда всех тех, которые будут грабить, насиловать и избивать как мирных жителей, так и своих боевых соратников и всех, кто посмеет не исполнять моего приказа, когда решается вопрос существования отечества, свободы и революции.

Я не остановлюсь ни перед чем во имя спасения родины от гибели, причиной которой является пребывание в армии предателей, изменников и трусов. Настоящий приказ прочесть во всех ротах и проч.

Генерал Корнилов

 

Дело Ленина и других

Прокурор петроградской судебной палаты ознакомил представителей печати с данными, послужившими основанием для привлечения к судебному следствию Ленина и других.

Согласно этим данным, руководителем восстания 3-го июля и его инициатором явился прапорщик Семашко. Под руководством Семашко 1-й пулеметный полк в 6 часов вечера 3-го июля выступил из казарм и направился к Таврическому дворцу, где к нему обратились с речами Зиновьев и Троцкий. На другой день, 4-го июля, в полк явился прапорщик Семашко с матросами и рабочими и стал побуждать отправиться с оружием и пулеметами требовать свержения правительства. 3-го июля прибыл из Петрограда в Кронштадт мичман Ильин, именующий себя Раскольниковым, с несколькими делегатами от пулеметного полка и выступил на митинге на Якорной площади, призывая к вооруженному выступлению в Петрограде для низвержения временного правительства и передачи всей власти совету рабочих и солдатских депутатов. Раскольников заявил, что большая часть петроградского гарнизона выступит вооруженной с теми же требованиями.

В тот же день исполнительный комитет совета рабочих и солдатских депутатов города Кронштадта под председательством Раскольникова вынес резолюцию собраться в 6 часов утра на Якорной площади, а затем отправиться в Петроград…

Высадившись около 11 часов утра у Николаевского вокзала, они выстроились в колонну и под руководством тех же лиц двинулись к дому Кшесинской. К кронштадцам вышли на балкон сначала Луначарский, а потом Ленин, который, приветствуя их как красу и гордость революции, призывал отправиться к Таврическому дворцу и требовать свержения министров — не социалистов и передачи всей власти совету рабочих и солдатских депутатов. Причем Ленин указывал, что в случае отказа совета от этого надлежит ждать распоряжения от центрального комитета. После этого было отдано приказание идти к Таврическому дворцу по маршруту, указанному Раскольниковым и Рошелем…

Следствием выяснено, что вооруженному восстанию предшествовали систематические митинги в войсковых частях, на которых произносили речи, призывавшие войска к восстанию. В течение апреля, мая и июня 1-й пулеметный полк посещали и выступали в качестве ораторов Коллонтай и прапорщик Семашко.

Расследование самого факта вооруженного восстания показало, что оно возникло и протекало по указанию центрального комитета большевиков. Все руководящие указания исходили из дома Кшесинской, называемого свидетелями штабом Ленина, где помещался центральный комитет. В доме Кшесинской были обнаружены бланки военной организации при центральном комитете большевиков. На таких же бланках отдавались войсковым частям письменные распоряжения о вооруженных выступлениях. В ночь с 4 на 5 июля в военную петроградскую автомобильную мастерскую на таком бланке было послано предложение привести в боевую готовность броневые машины с пулеметами, шоферами и опытными пулеметчиками и предоставить их в распоряжение военной организации. Кроме того, при обыске в помещении центрального комитета большевиков были найдены…

3) Телеграмма из Стокгольма от 20 апреля на имя Ульянова (Ленина) за подписью Ганецкого (Фюртенберга): «Штейнберг будет хлопотать субсидию для нашего общества. Обязательно прошу контролировать его деятельность, ибо совершенно отсутствует общественный такт».

4) Литература союза русского народа и большое количество открытых писем издания журнала «Паук» с изображением ритуального убийства в Венгрии в 1882 году.

Усиленная пропаганда мятежа, которая велась среди войск и населения в течение нескольких месяцев и повлекла за собой 3-е, 5-е июля, как установлено следствием, была произведена с целью благоприятствовать Германии в ее враждебных против России действиях. По этому поводу следствием добыты данные, указывающие, что в России имеется большая организация шпионажа в пользу Германии, и что некоторые лица, имеющие связь с большевистской организацией, сносились с германским штабом. Так, установлено, что Ганецкий-Фюртенберг, проживая во время войны в Копенгагене, был очень близок и связан денежными делами с Парвусом — агентом германского правительства. Затем установлено, что большевик Козловский жил в Копенгагене, где называл себя юрисконсультом крупного капиталиста Гельфанта (т.е.Парвуса).

Из имеющихся в распоряжении судебных властей многочисленных телеграфных корреспонденций усматривается, что между проживающими в Петрограде Суменсон, Ульяновым (Лениным), Коллонтай и Козловским с одной стороны и Фюртенбергом-Ганецким и Гельфант-Парвусом с другой существовала постоянная и обширная переписка…

Означенные преступные деяния предусматриваются статьями 51, 100-й и первой частью 108 ст. Уголовного Уложения.

Комментарии

Комментарии